Отношение с IT. Часть 23. Нам нужно поговорить

в 7:51, , рубрики: манипулирование людьми, манипуляция, права, права человека, уволить, увольнение, увольнение сотрудников, управление персоналом

Все персонажи и события вымышлены. Любое совпадение с реально живущими или когда-либо жившими людьми случайны.

- Сашуля, мне нужно с тобой поговорить. 

В царственную переговорку заглянул директор по людям. Усевшись напротив, он спросил:

- Ты догадываешься о чем будет наш разговор?

- Нет. 

Длинная, немного театральная пауза с громким печальным дыханием. 

- Мы всем топ-менеджментом со вчерашнего вечера обсуждаем статью, что ты опубликовала …

Директор по людям выжидательно посмотрел, пытаясь угадать реакцию. 

- Скажи, пожалуйста, зачем ты ее опубликовала?

 

Думаю, все истории допросов с плохими парнями начинались также. В любой непонятной ситуации отвечай вопросом на вопрос!

- Что ты имеешь в виду?

Директор по людям снова громко вздохнул, оглянулся по сторонам и тихо сообщил:

- Понимаешь, СЕО и замсео очень обиделись на твою статью. Правильнее сказать - они в ярости, потому что им кажется, что теперь все узнают про писюн проблемы сюзерена и то, как происходит управление компанией. Час назад замсео так на меня орал, что левое ухо до сих пор слышит на четвертинку. 

Казалось, директору по людям был неприятен разговор, и он старался говорить бодрее:

- В общем, скажи, пожалуйста, может быть, ты таким образом намекнула, что хочешь уйти из компании?

Я вопросительно на него посмотрела. Очень неочевидная причинно-следственная связь.

- Нет-нет, мы не планируем тебя увольнять! Ни в коем случае. Ты же просто написала художественную … статью, историю. Мы все просто хотим понять, чего хочешь ты.

- Я не планировала увольняться. Я хочу изменений, роста компании, чтобы проекты и идеи не тонули в пассивности и многочасовых совещаниях. И … я хочу написать книгу о своем опыте работы в it. Возможно, она будет полезна и нужна другим людям.

И снова длинная пауза. 

- Скажи, пожалуйста, - обратилась я к директору по людям - почему ты задаешь мне эти вопросы, а не сюзерен тет-а-тет, если у него есть что спросить у меня?

- Меня тоже интересует этот вопрос… Так, ладно. Я к тебе еще вернусь.

Меньше, чем через час меня официально пригласили к директору по людям. В кабинете было очень тихо и как-то особенно трудно дышать. Думаю также трудно дышится рыбам, выловленным и брошенным на дно лодки. 

- Сашуля, мы хотим с тобой попрощаться. В смысле расстаться… Я имею в виду, что мы хотим, чтобы ты уволилась. 

Пауза.

- Совсем. Сюзерен, то есть команда в лице всего топ-менеджмента после написанной статьи не хочет с тобой больше работать. Поэтому ты можешь написать заявление по собственному желанию прямо сейчас.

Здравствуйте!

- У меня нет такого желания. 

- Кхм. Ты, наверное, не понимаешь. СЕО очень-очень обиделся! А еще о твоей статье узнали акционеры, важные люди с денюжками, которым все эти годы сюзерен обещает золотые горы за то, что они с ним слились и поглотились те купили акции его компании. И они - эти важные люди забеспокоились, а не пи***ит ли часом сюзерен и не происходит ли в нашей перспективной компании бардак. Конечно, СЕО их убедил, что все спокойно. 

- И?

- Нам посоветовали подать на тебя в суд за нанесение вреда репутации нашей it-компании, но мы не хотим тебе вредить, сюзерен наш такой лапуся, хотим расстаться по-хорошему. Например, ты можешь уйти сама через 2 недели. Классно же?

- Я не могу уйти через 2 недели. Мне нужно время на поиск новой работы. У меня ипотека и ребенок, которого я воспитываю одна. Это, не беря в расчет, что происходящее сейчас в этом кабинете - незаконно.

- Сашуля, я – то знаю-понимаю-скорблю, - тихо говорит директор по людям, и продолжает - но, к сожалению, не могу никак помочь тебе. Сама-сама! Я ведь кто? Просто сотрудник, который делает свою работу. Мне СЕО сказал уволить тебя – вот я и прошу тебя написать заявление по собственному… Ты пойми! Мне то лично твоя статья понравилась, огонь-пожар! Но сюзерен сказал, чтобы духу твоего тут не было. Очень обиделся. Очень. Говорит, не хочу больше с  этой сукой с Сашулей работать.

- Понятно. Хорошо, я буду искать работу и как только у меня будет оффер, напишу заявление по собственному желанию. 

- Супер!

- Не знаю сколько на это потребуется времени. Может быть 3 месяца, может быть 6 или 9. На рынке труда сейчас сложное время и многие сокращают наем.

- Да не вопрос, мы все понимаем! Пойду подготовлю допсоглашение о твоем переводе на удаленку. Ты можешь прямо сейчас уехать. Все твои проекты мы забираем. Сиди дома спокойно, ничего не делай, только ищи работу. 

- Договорились. 

Я шла домой по холодным улицам и думала, что, наверное, много лет назад люди точно также оправдывались за свои поступки, говоря, что они всего лишь выполняли свою работу. И какой с них спрос, если приказы отдавал злобный и усатый Адольф Валентинович Г.

И если честно и прямо (как если бы мы сидели на кухне вечером в тесном круг), то никакой не президент, депутаты, царь и не злые бояре делают режим тоталитарным. Тоталитарным, несвободным и ограниченным его делают сами люди. Это происходит не вдруг не сразу, но каждый наш не шаг, каждое «Да ну, мне больше всех надо, что ли?», «Мне сказали – я сделал» запускают что-то очень неприглядное в каждом из нас. 

Мне казалось невозможным, абсурдным, что открытая частная и прогрессивная it-компания захлебнулась в негодовании и возмущении, услышав неудобное мнение одного человека. Женщины. Человека, который кругом не прав, ничего не понимает в it, не видел кода в глаза, все идеализирует и своим творчеством отчего-то ставит под угрозу существование целой it-компании и господство самого сюзерена. 

Как дети закрывают в страхе глаза и прячутся под одеяло, так и меня в несколько часов без объяснения причин убрали из офиса, удалили из чатиков и коллективно, почти профессионально сделали вид, что меня никогда и не было. Это забавно, потому что правду нельзя прятать всегда. Обязательно найдутся те, кто, входя в темную комнату будет включать свет, после чего станет очевидно, что черное – это черное, вода – мокрая, а дерьмо в вазе – это дерьмо в вазе.

Прочитав первую главу моей будущей книги мне говорили:

- Сюзерен такое никогда не простит. 

- Сашуля, ты не предусмотрела!

- Статья пушка, но ты, наверное, ее на эмоциях написала.

- В том-то и дело, тебя убирают, потому что все написанное - правда. 

- У него настолько маленький, что он тебя увольняет за статью?

- Все понятно, но зачем так открыто и резко?

- Сашуля, зачем ты это сделала? У тебя ж с сюзереном все было нормик, зарплата капала. Зачем?

 

Как много лет назад Сашу Пушкина сослали в село, отлучив от двора, так и меня дефакто выслали из it в надежде, что я одумаюсь, перестану и с горя помру, кусая в ужасе локти. 

Примерно месяц потребовался, чтобы сюзерен понял, что, отправив меня на удаленку, забрав всю работу и проекты, фактически получалось, что он прилежно оплачивал исключительно мое творчество. Очень великодушно с его стороны. Все-таки, ничто человеческое ему не чуждо. 

Устав ждать мольбы о прощении вместе с заявлением об уходе и негодуя на регулярно публикуемый контент, СЕО решил сломить сопротивление и развернуть масштабные военные действия, чужими руками, разумеется. Тактика директора по людям «Я-то за тебя, это сео п*****ас» сменилась на грозные угрозы. Просто шах и мат!

- Сашуля, ты должна написать заявление об уходе. Сегодня же!

- Ты же понимаешь, что не работаешь, сидишь дома и просто получаешь зарплату? У тебя совесть есть?

- Мы отобрали у тебя всю работу и выслали на удаленку, потому что не доверяем тебе. Сама виновата! И вообще, вдруг ты и про меня напишешь?

- В смысле ты не нашла работу за месяц? А что ты все это время делала? Книжку писала?

- Тогда мы уволим тебя по статье и подадим в суд за репутационный ущерб. 

- Увольняйся по-хорошему! Мы дадим тебе компенсацию в 1,5 оклада. Это очень щедрое предложение. Я бы на твоем месте не раскидывалась!

 

Поняв, что переписка в телеграме не очень продуктивна и пугает не настолько, чтобы были совершенны желаемые действия, меня вызвали в офис. Встреча проходила по всем правилам шпионских фильмов из 90-х. Место встречи - очень темный и неприветливый кабинет, расположенный между туалетами. Все происходило в условиях строжайшей секретности. Допрос Встречу вел плохой и хороший полицейские: директор по людям и руководитель по документикам.

Будто выждав у двери положенные жанру 5,5 минут, оба вошли внутрь с каменными лицами и стали воспроизводить заранее заготовленную речь:

- Мы пригласили тебя, чтобы озвучить наше предложение.

- Вы не против, если я включу аудиозапись?

Они были не против. 

- Сашуля, нам очень неприятна вся эта ситуация. 

- Но ты продолжаешь публиковать статьи, которые бесят сюзерена и топ-менеджмента. Ладно бы ты сидела молча и искала работу. Но ты сука пишешь и публикуешь! Пишешь и публикуешь!

- Сашуля, пойми, так не может продолжаться! СЕО больше не может так жить!

- Мы решили положить этому конец! Поэтому мы предлагаем тебе 3 варианта: 

Первый: Увольнение по собственному желанию через 2 недели. 

Второй: Увольнение с компенсацией в 1,5 зарплаты.

(Словно дежавю!)

- Если ты не соглашаешься на 1 и 2 вариант, мы увольняем тебя по статье за ... раскрытие конфиденциальной информации!

 

В этот драматический момент небеса должны были разверзнуться и кто-то (судя по сценарию это должна была быть я) обязательно должен свалиться в адовое пекло. 

- Что ты думаешь по этому поводу? Мы хотим решить вопрос конструктивно и прямо сейчас!

 

В психологии есть техника. Когда цель вашего оппонента любыми способами (в том числе через абьюз, манипуляции, давление, софистику и пр.) заставить вас совершить желаемое, не нужно тратить время и силы на то, чтобы вести диалог конструктивно. Просто повторяйте одну и ту же мысль, оформленную в очень простую фразу.

- Как я и говорила, я ищу работу. Как только у меня будет оффер - я напишу заявление. Пока у меня нет оффера - я не планирую писать заявление об уходе по собственному желанию. Компенсация в 1,5 оклада мне не подходит.

- Ну нет. Мы так не играем. Это какая-то неконтролируемая история. Одно дело, когда статья была одна, но ты продолжаешь писать. Нам нужна конкретика и точная дата твоего ухода. Какой вариант из предложенных ты выбираешь?

- Даем тебе время до пятницы подумать. И в понедельник или подписываем соглашение о расторжении на наших условиях или увольняем тебя по статье. Это последнее наше слово! Так и знай!

 

Консультации у хороших юристов очень полезны. Они помогают (если вдруг вы начнете сомневаться и поддаваться на манипуляции) сориентироваться с тем, какие конкретно права и обязанности есть лично у вас и вашего работодателя. Что вы можете делать и чего не можете, что правомерно, а что нет.

Задетые чьи-то чувства, даже если это чувства самого сюзерена - не являются законным поводом к увольнению, как и нежелание коллег «дружить» с вами и работать. 

Вас не могут уволить если кто-то решил задним числом, что ваше творчество – это конфиденциальная супер-секретная информация.

Вас не могут принуждать к увольнению в случае, если вашему сюзерену не нравится, что вы ищете работу больше, чем 4 недели.

Вас также не могут уволить, если кто-то решил, что он стал прототипом в вашей книге, хотя вы в каждой главе пишите, что все события и персонажи вымышлены, а любое сходство - случайность.

И вас не могут принуждать к увольнению, если вы не хотите увольняться.

И никакие лжедоводы не должны сбивать вас с толку, заставляя поверить, что вам требуется официальное разрешение СЕО на то, чтобы открыть рот, произнести вслух свое мнение или изложить свои мысли. Благодетель наш, император-батюшка Александр 2 отменил рабство еще в 19 веке.

 

Апеллируя статьями из трудового кодекса и прочими страшными словами типа: постановлениями пленума верховного суда рф., прокуратура, административная ответственность и пр., вопрос о незамедлительном увольнении удалось как-то сразу снять. И последнее слово стало не последним, как и понедельник, в который нужно было принять самое окончательное решение.

Поняв, что для одинокой женщины есть вещи поважнее, чем недовольство СЕО и решив, что компенсацию как при сокращении платить жалко, было принято решение о моем воскрешении из рабочего пепла и официальном начале войны спецоперации.

 - Сашуля, в понедельник мы ждем тебя в офисе. Возвращайся, кисуля, мы еще не все тебе про себя рассказали.

 

Накидав немножко страшилок о том, как меня все не любят и не хотят видеть в офисах, директор по людям напомнил о том, что очень рекомендует придерживаться графика работы и соблюдать условия трудового договора: обедики по расписанию, никаких опозданий, удаленки… мы следим за тобой и вот это вот все.

Хорошо хоть не стали пугать, что будут считать сколько раз я буду ходить писать и мыть руки в течение дня и не ввели ограничения на посещение дамской комнаты. Все-таки сразу видно, что я работаю не в каком-то совке, а в дружелюбной, перспективной и очень современной it-компании. 

 

ПС Обложка - кадр из фильма "Крестный отец", реж. Ф. Форд Коппола, 1972 г.

 

Автор:
sasha_firsova

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js