Stand alone. Sometimes

в 5:50, , рубрики: Карьера в IT-индустрии, управление персоналом, управление проектами, управление разработкой, черт знает что, Читальный зал

Есть на свете странные люди. Программисты, за которыми не надо проверять ни работоспособность решения, ни качество кода. Руководители проектов, которых не надо контролировать. Тимлиды, которые никогда не говорят «ну, не шмогла я…».

У них тоже случаются провалы, но рука не поднимается, голос не повышается их критиковать или песочить. Ты как будто понимаешь – этот человек точно сделал всё, что было в его силах.

Они редко просят помощи. Бывает, что ресурсы запрашивают, необходимые для выполнения работы. Но отказ в помощи их не расстраивает, а, кажется, наоборот – радует и бодрит. Как вызов – решить задачу в ограниченных ресурсах.

Вы таких людей наверняка видели. Возможно, в зеркале. Я долго думал, в чём причина подобного поведения. Особенно смущает тот факт, что они не всегда были такими – что-то, когда-то, с ними произошло, превратив их из «сделаю, если смогу» в «сделаю всё, что смогу».

Прошерстив всех знакомых за 15 лет, которые подходят под приведенное описание, в т.ч. самого себя, я пришел к выводу: причина в том, что эти люди когда-то оставались в одиночестве. Только его формы были разными.

Явное одиночество

Встречается, в основном, у программистов – тех, кто делает дело прям своими руками. Раньше такое встречалось сплошь и рядом, причём – в любых технологиях, языках программирования и бизнесах.

Были чуваки, которые внедряли, пилили и поддерживали 1С. До них сидели люди, которые писали ERP-системы на FoxPro, MS Access, Delphi, Builder, Adabas и чёрт знает на чём еще. Полно ребят, которые если не создавали, то поддерживали и развивали сайты компаний, разработанные первыми «студиями» (студенты вместо диплома создавали CMS, ушлый препод продавал разработку сайтов на ней).

Все эти программисты полностью отвечали за все аспекты работы системы, включая дизайн, производительность, точность расчетов, удобство использования, масштабируемость, целостность и т.д. Потому что больше никого не было. Или ты сделаешь, или никто.

Ключевой их целью было, конечно, «чтобы работало». Потом жизнь разделила этих stand-alone-программистов на два потока. Одни так и остались гномами в лесу – до сих пор сидят на родном заводе и генерируют дичайший по качеству, но работоспособный код. Большинство же давно работают в компаниях и командах, где качество их программирования (включая все его аспекты) давно подтянулось до уровня «за ним не надо проверять».

Неявное одиночество

Другой вид одиночества, более распространённый среди руководителей – неявное. Это когда вокруг полно народу, который, теоретически, может тебе помочь, подстраховать, но ты точно знаешь, что ни фига они делать не будут.

Еще более распространённая ситуация – когда не только не помогут, но и подставят. Или, скажем так, немножко обрадуются твоему провалу. И продадут его, как собственное достижение.

Хорошо, если такая культура – бей лежачего – явная и открытая. Но чаще она латентная, скрытая. Все такие добрые, улыбаются, слова говорят приятные и умные, но случись что – не преминут гвоздик вколотить в гроб твоей карьеры.

Человек может создавать и укреплять связи, помогать другим, выручать в сложных ситуациях, даже спасать от увольнения своих коллег. Но что будет, если он сам попадёт в беду? Глубокое синее одиночество.

В такие моменты многие делают сознательный выбор в пользу одиночества.

Сознательное одиночество

Это я прям люблю, потому что по-другому не получается достигать сколько-нибудь выдающихся результатов. Пока ты в команде, есть подстраховка. Вроде, это ж хорошо, когда кто-то может подставить плечо, подстелить соломки или предоставить жилетку для слёз.

Но эта подстраховка – палка о двух концах. И упасть не даст, и убежать не получится. Даже двигаться быстрее не сможешь, будто связан одной цепью с остальными друзьями. Как в этом случае быть?

В утопических теориях написано, что надо научить всех остальных двигаться с требуемой тебе скоростью (здесь «скорость» — термин условный, собирательный). Ну там, методику какую-нибудь внедрить, по управлению разработкой, проектами или людьми. Как это работает, и работает ли, сами наверняка представляете. По мне, так это лишь усилит связывающую цепочку – вы теперь вместе не только работаете, но и «развиваетесь». Бросить несчастных на произвол судьбы у вас уже нет даже морального права.

Лучше одиночество. Не абсолютное, разумеется – просто создавать и поддерживать не все связи подряд, а только те, которые необходимы, которые реально поддерживают и помогают, не обременяя лишними обязательствами.

В одиночестве, на любой должности, сознание и понимание своей работы как будто очищается. Ты чётко понимаешь, что должен сделать. И главное – осознаёшь, буквально чувствуешь ответственность за результат и процесс. Почему?

Потому что ответственность-то – перед самим собой. Ты ж одинок. Да, задача или цель пришла извне, вместе с ответственностью за выполнение. Но разделить бремя не с кем. Принимаешь цель, как свою, и делаешь. Сам делаешь, сам отвечаешь.

Never stand-alone

Есть люди, особенно молодые, которые никогда не работали в одиночестве – всегда была какая-то команда, поддержка, хотя бы интернет. Но никогда не было понятной, осознанной личной ответственности за результат.

Ребята отличные, только на них сложно полагаться. Совершенно типичная ситуация – даешь такому человеку задачу, он сидит, молчит, вроде делает, а когда приходит дедлайн – встаёт и говорит, что ничего не получилось. Не то что бы немного осталось, или с финишированием проблема – нет, именно прям ничего. Помощь, говорит, нужна. В такой ситуации помогать уже поздно – надо брать и делать самому.

Правда, такую ситуацию можно списать на ошибку управления – как это, молодой и неопытный сотрудник оказался без промежуточного контроля, митапа, стендапа или чего-то в этом роде. Хотя, такая ситуация случается и со вполне взрослыми сотрудниками.

Ладно, добавляем промежуточный контроль. Вовремя знаем, что человеку нужна помощь. Допустим, утром узнал, и говоришь – щас пока нет времени, совещания, то сё, помогу после обеда, а ты пока своими силами попробуй разобраться, тебе полезно будет.

Что будет после обеда, в каком состоянии будет задача? Ну ровно в том же, что и утром. А история браузера хорошо покажет, чем было занято время. Ладно, если человек еще пытался готовое решение нагуглить.

Особенно много never-stand-alone среди руководителей – тех, что вроде есть, на работу ходят, на стуле сидят, на совещаниях зевают, а ответственности – ровно ноль, как и результатов. Потому что обросли связями – пробу ставить негде, и работать, по сути, уже (или ещё) не умеют. Всегда есть люди, которые такого руководителя прикроют. Да и результатов требовать не будут.

Временный stand-alone

Понятно, что одиночество в работе всегда временное, но длина отрезка может определяться или обстоятельствами, или самим человеком, или хорошим начальником. Если отрезок определен заранее, то stand-alone превращается в увлекательный и невероятно быстро развивающий челлендж, густо наполненный адреналином.

Искусственный stand-alone от руководителя обычно выглядит примерно так: ты лично отвечаешь за выполнение задачи или проекта. Понятно, что вокруг будут люди, которые должны тебе помогать, в силу своих обязанностей или устава проекта. Но они не отвечают за результат, и их плохая работа не сгодится в качестве отмазки. Организуй, заставляй, упрашивай, напрягай всех, кого можешь, но сделай. Действует магически.

Другой вариант – когда всё то же самое предлагает не руководитель, а сам сотрудник. Что-то вроде прыгнуть в омут с головой. Приходишь к руководителю и говоришь – я могу и хочу решить такую-то проблему, с персональной ответственностью за результат. Начальство от таких предложений прям расплывается в счастливой улыбке. Правда, получив одобрение на такой stand-alone, его лучше довести до результата, иначе больше не согласятся, и придётся-таки выстраивать связи, обживаться и зевать на совещаниях.

Однако, по моему мнению, долго пребывать в состоянии stand-alone вредно для здоровья – или адреналин сожрёт изнутри, или станешь гномом в лесу – одиноким производителем скучной, никому не нужной фигни. Иногда надо отдыхать от одиночества и гиперответственности.

Отдохнуть от stand-alone

Иногда прям хочется раствориться в круговой поруке и безответственности, когда все вроде что-то делают, но невозможно разобраться, кто за что отвечает. Садишься рядом, и тоже вроде что-то делаешь.

Такую ситуацию можно и нужно использовать в личных корыстных интересах. Например, программисты в таких тёплых местах, зачастую, занимаются прокачкой требуемых навыков. Особенно, если компания оплачивает всякие курсы и саморазвитие.

Можно прокачивать связи, только цель немного другая – пользоваться ими не сейчас, а потом, когда перейдёшь в stand-alone и тебе потребуются какие-то ресурсы, в т.ч. человеческие. Что-то вроде заготовок на зиму – закатать в трёхлитровки пару-тройку хороших разрабов, замариновать путёвого тимлида и засолить перспективного менеджера.

Главное – не забывать, что это не навсегда. А то понравится и будет очередной Догвилль.

Итого

Не утверждаю, конечно, что я прав. Вполне вероятно, что приличные, ответственные, устремленные к цели сотрудники уже родились такими, и никакие внешние обстоятельства влияния на них не оказали.

Но сам периодически оказываюсь stand-alone. Раньше причина была всегда внешняя, сейчас это – личный выбор. Так интереснее и, вроде как, эффективнее. Только в stand-alone я могу испытывать любовь к тому, что делаю. Потому что оно – моё, как ребёнок. Как сказал однажды Артемий Лебедев: «Известно, что дети — как зубные щетки: свои терпишь, а чужие отвратительны».

А вы как думаете? Не про детей, а про stand-alone.

Автор: Иван Белокаменцев

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js