Из чего состоит знание иностранного языка

в 17:52, , рубрики: английский, английский язык, изучение языков, иностранный язык, лингвистика, образование, русский язык

Недавно заметил у изучающих английский язык ещё одну тенденцию. Часто люди, отчаявшись добиться желаемого прогресса после многих лет нерационального изучения языка, приходят к выводу: «Ну что, ничего не получается… Моя ситуация уникальна. Видимо, сделать качественный рывок мне поможет только погружение в языковую среду».

Покупают 2—4-недельный курс в Лондоне. И, естественно (в который раз!), разочаровываются, убив почти впустую месяц своего времени и финансовые сбережения. Возвращаются с ещё более глубокой убеждённостью, что «мой случай уникален, со мной что-то не так, нужен какой-то особый подход».

Ни черта уникального на самом деле нет, ситуация вполне типичная.
Всё это — от тотального повсеместного непонимания, из чего, собственно, состоит знание иностранного языка. Да и разобраться непросто — весь эфир забит рекламной демагогией. 9 из 10 жалуются: я плохо воспринимаю речь на слух… что делать… У рекламщиков ответ уже готов: «Улучшить восприятие на слух? – Не проблема! Приходите! Поможем!»
Ну приходят. Заканчивается всё очередным разочарованием и ещё более глубокой убеждённостью в своей безнадёжности и «уникальности» своего случая. В общем, кому интересно, давайте попробуем разобраться, из чего состоит знание иностранного языка.

Во-первых, не верьте знакомым, которые говорят, что хорошо воспринимают речь носителей на слух. Врут они всё. Даже носители друг друга часто переспрашивают, даже понимая контекст разговора. Если ты не носитель языка, выросший в Англии, у тебя ВСЕГДА будут проблемы
с восприятием речи британца. Сейчас объясню почему.

Вспомните ситуации, когда вы хорошо понимали речь носителя языка, пока он говорит с вами, но совершенно переставали его понимать, когда он начинал говорить с другим носителем. Почему так?

Реальные живые носители используют не совсем те слова, которые мы ожидаем услышать. Cлово forya (ударение на первый слог) вы не найдёте ни в одном словаре, а оно, между тем, распространённое, означает for you. Мало кто из преподавателей рискнёт вводить слово whaddaya (= what do you), а оно не менее распространённое, чем forya. То же самое происходит в скоростной русской речи: вместо «зачем тебе?» в реальной жизни мы часто говорим слово «зчемте?», и его нет ни в одном словаре. Однажды при мне темнокожий парень объяснял темнокожей девушке: «…and instead of “shto” they say “chyo” (вместо «што» они говорят «чё»). Слово «чё» даже не похоже на «что».

У любого языка есть 2 варианта. Один – тот, которому учат иностранцев и на котором носители обычно разговаривают с вами, если понимают, что вы не носитель. Второй – тот, на котором говорят носители друг с другом. В нём используются похожие слова, но из них выброшена часть гласных звуков, отдельные слоги, или даже одни слова заменены на другие, как в русском «што» заменяют словом «чё». Но учить всё равно придётся сначала первый.

А теперь давайте представим, что вы идеально разбираете английскую речь на слух. В ближайшие годы этого точно не произойдёт, но просто допустим на минуточку, что вы различаете английские звуки прямо вот на уровне носителя! Ок, теперь перед нами другая проблема. Большинство изучающих английский язык, к сожалению, не представляют, с каким объёмом информации имеют дело.

Английский язык лидирует в мире по количеству слов и выражений. Почему – отдельная долгая история, не будем сейчас туда углубляться. Итак, помимо слов и их стилистической сочетаемости друг с другом, английский язык это:

— Идиомы, т.е. такие выражения, которые ты не поймёшь, даже если знаешь все слова, из которых они состоят. Например, «у него конь не валялся». Значение этого выражения ты либо знаешь, либо нет – угадать обычно не получается. На любом радио- или телеканале в рутинном порядке используется несколько тысяч идиом и устойчивых выражений. В бытовой речи – меньше, но ненамного. Если считать такие, которые носитель знает, но почти или вовсе не использует, их количество точно уйдёт за 5000. И да, они довольно разные в Англии и США. И по регионам.

— Cлэнг. Он ОЧЕНЬ разный в Англии и США, Австралии и Канаде. Различается по регионам этих стран.

— Огромный корпус аббревиатур, которые носители лаконичного английского языка очень любят использовать даже в разговорной речи. Например, аббревиатуры DHSS или GP очень широко используются в разговорном языке Великобритании, но будут непонятны американцу. Знание таких аббревиатур необходимо только в том случае, если ты там живёшь.

Ах, да. Имейте в виду, что всё вышеперечисленное постоянно в каком-то объёме устаревает. Это к вопросу о пользе чтения классики в оригинале.

— Фразовые глаголы – особый кошмар английского языка, а их только самых употребительных – хорошо за тысячу! Отдельные словари есть по фразовым глаголам!

— Юридические и экономические термины, которые довольно часто встречаются в разговорной речи и обычных публицистических статьях для массового читателя. Это если мы не берём разговоры по работе – тут уж в речи любого носителя можно услышать кучу узкоспециальных терминов (их счёт идёт на сотни тысяч – они есть в каждой профессиональной области).

Особую сложность представляют термины, связанные с разницей работы политических, правовых, финансовых институтов – чтобы эти термины понимать, порой нужно хотя бы приблизительно разобраться, как эти институты работают. Сиди и разбирайся вот, кто твой знакомый адвокат — attorney, barrister или solicitor.

Неплохо бы владеть узкоспециальной терминологией хотя бы в объёме средней школы. Скажем, термин «наименьший общий знаменатель» широко используется в англоязычной публицистике (правда, уже не в математическом смысле) и на телевидении. Вспомните, какой большой багаж терминов мы вынесли из средней школы и используем в повседневной речи. У них всё так же.

В бытовую лексику Англии и США в огромном количестве проникли термины из таких видов спорта, которых у нас просто не существует. Таким образом, чтобы хорошо понимать речь носителей, надо хотя бы приблизительно знать правила игры в гольф, крикет, американский футбол. Например, термин second base в разговорном языке ещё означает «женская грудь», а почему – надо сначала разобраться в правилах бейсбола.

А теперь самое интересное! Любому языку сопутствует огромный пласт поп-культуры.

Американский сериал «Клан Сопрано». В интимном контексте главный герой говорит своей гёл-френд: «And her name is G…». И всё – больше никакого контекста! Я не понимаю, о чём он. Звоню по скайпу знакомой американке, описываю ситуацию. Она: «Как гёл-френд зовут?». Я: «Глория». Она: «Так всё понятно! Есть известная песня с припевом «And her name is G, L, O, R, I, A». Для неё всё очевидно, для меня – бессмысленная фраза, хотя песню, как выяснилось, тоже слышал. Просто для американца старше 40 эта песня – общеизвестная часть поп-культуры, а у меня болтается где-то на задворках сознания. Речь живого носителя перегружена такими ссылками на песни, известные фразы из фильмов, общественно-политические события. В том же сериале «Клан Сопрано» главному герою бросают фразу: The lone gunman theory. Фраза представляет из себя упрёк, но понять, что это именно упрёк можно только в том случае, если ты хотя бы в общих чертах представляешь хорошо известные взрослым американцам обстоятельства, сопутствующие убийству Джона Кеннеди.

Особый кошмар – телевидение. Все современные носители английского языка на нём выросли, поэтому в своей речи они постоянно прямо или косвенно ссылаются на сотни телепрограмм или их ведущих. Фамилии ведущих начинают вызывать ассоциативный ряд. Если русский бросает что-нибудь вроде «напиши Малышевой», собеседник мгновенно настраивается на ассоциативный ряд «здоровье/медицина». Фраза This must be how Carl Sagan felt, walking through the halls of PBS для русского – бессмысленная тарабарщина, для представителя англоязычной культуры всё просто и понятно.

А теперь внимание! Вся эта культурная информация устаревает с ОГРОМНОЙ скоростью. На эту тему есть анекдот. Диалог покупателя с продавцом:

— Бутылку пива дайте.
— Паспорт есть?
— Нет.
— Тополиный пух?
— Жара, июль.
— 60 рублей.

Покупателя протестировали на возраст. И я уже не удивлюсь, если совсем молодые люди этого анекдота не поняли. Буквально 10-15 лет – и эта культурная информация устаревает, а она ведь ещё сильно разная в Англии и США. Американцы легко могут не понять речи британца, если он ссылается на феномены, относящиеся к британской культуре.

В бытовой русской речи для достижения комического эффекта мы порой цитируем Библию или какие-то древнерусские обороты: «аль не люб тебе, красна девица», «иже еси», «аз езмь» и т.д. Так же часто, если даже не чаще, в английской речи цитируют Библию, Шекспира или другие известные тексты – всё это на староанглийском.

Ещё чаще, также для достижения комического эффекта, мы пародируем украинскую речь: «Ти побач яка гарна дiвчина». У англичан и американцев, поверьте, тоже есть кого пародировать, и комический эффект этих моментов часто проходит мимо людей, даже неплохо знающих английский язык – им кажется, что просто использовано сравнительно редкое слово.

В российских школах и вузах обычно учат английский, в Англии и США это, как правило, французский, поэтому очень часто в разговорной речи можно услышать французские слова и фразы – они являются такими же общеизвестными, как у нас «бой-френд» или «ай лав ю». Попробуйте почитать обзоры критиков о лондонских ресторанах или показах мод – мало вам не покажется.

Иностранный язык – это автоматически другая культура с другими географическими названиями, названиями магазинов, локальными и национальными брендами производителей, поставщиков разнообразных услуг, от автосервисов и клиник до спортзалов и языковых курсов. Если в России сказать «она ходила в ИНВИТРО», этого уже достаточно, чтобы задать понятный всем контекст разговора. Всем, кроме иностранца. А ещё все эти названия в живой речи постоянно сокращаются. Как у нас библиотеку им. Ленина называют Ленинкой. «Собираюсь в Ленинку» мгновенно означает «читать/готовиться к экзамену», и что дело это не на 15 минут. Для иностранца, даже хорошо знающего русский, это пустой звук.

К чему мы приходим в итоге? Сам по себе английский язык – это уже гигантский объём информации. А сопутствующая языку культурная информация, без которой нельзя полноценно понимать речь носителя – это ещё один, такой же по объёму, массив данных.

Так вот, дамы и господа. Речь живого носителя – это гремучая смесь из вот этого вот всего. Рекламщики языковых школ пытаются вас успокаивать:
«В повседневной жизни носители языка используют 2000-3000 слов, всё легко и просто, бла-бла.». Не легко и не просто. 3000 – это только корней слов. Сильно помогает знание корней в работе с фразовыми глаголами? Эти корни образуют технические термины, идиомы, слэнг. Если бы всё так просто, не было бы постоянно повторяющейся ситуации «знаю все слова, не понимаю о чём фраза».

Смешно, ей-богу, наблюдать начинающих, которые ещё не научились понимать простые фразы на иностранном языке даже в НАПИСАННОМ виде, а уже рвутся общаться с носителями или пытаются смотреть обычные фильмы, снятые для носителей языка. Если брать английский, то до уровня Intermediate на такие фильмы даже замахиваться не стоит.

Если цель просмотра – изучение языка, фильмы нужны именно учебные.
И не надо смотреть на учебные фильмы свысока – в них играют нормальные носители с нормальной дикцией, но! Они не прожёвывают звуки, а произносят именно те слова, которым вас учили, никаких forya или whaddaya. В учебных фильмах звучат только актуальные на сегодняшний день, самые используемые слова и разговорные выражения. Из них исключены ненужные аббревиатуры – оставлены только те, которые действительно необходимо знать. Слэнг – только самый употребительный, и то в ограниченном количестве. Исключены узкоспециальные термины, которыми изобилуют обычные художественные фильмы. Никаких ссылок на поп-культуру. Эти фильмы сняты специально для того, чтобы обучать иностранцев современному английскому разговорному языку. Учебные фильмы хорошие, смотрите учебные фильмы.

По поводу грамматики. Учить её самостоятельно – тяжело, а преподавать – настоящее искусство. В любом городе по пальцам можно пересчитать специалистов, способных качественно преподавать грамматику (говорю как руководитель школы, постоянно находящейся в активном поиске хороших преподавателей). Даже у обладателей сертификата Upper-Intermediate в голове, как правило, какой-то очень кривой вариант грамматики, позволяющий им, в лучшем случае, правильно строить фразу. Без понимания, ПОЧЕМУ так, они всю жизнь будут путаться элементарно вот даже во временах.

По поводу произношения. Однажды в Лондоне я наблюдал просто феерического русского мужика. Английским он владел виртуозно, дай бог каждому англичанину так. В моём опыте это был единственный русский человек, который хорошо владел английским, но при этом не делал ни малейшей попытки изобразить какой-то британский или американский акцент. Он подчёркнуто использовал рязанский и говорил абсолютно русскими звуками. Произношение – такая штука… На любителя. Хотите – пытайтесь ставить. Не хотите – по контексту вас и так поймут.

Теперь давайте посмотрим правде в глаза. У большинства читающих эту статью НЕТ ВОЗМОЖНОСТИ изучать язык по всем перечисленным направлениям – это многие годы усилий при условии, что вы больше ничем не занимаетесь и не работаете.

Фактически на наших глазах разворачивается трагедия: сотни тысяч людей постоянно и честно прикладывают усилия, пытаясь выучить иностранный язык, но из-за огромного количества мифов, насаждаемых языковыми школами, усилия эти уходят впустую.

Что мы видим на практике? Люди даже не определились, чего именно хотят добиться, изучая язык, и пытаются хватать несистематизированные куски информации отовсюду.

Способность забывать – самый прокачанный человеческий скилл. Пока учат одно, забывают другое. Вот он прочитал статью на английском, не поленился залезть в словарь, усвоил несколько оборотов и терминов. Через полгода забыл их все так же надёжно, как если бы никогда не читал статью. Посмотрел фильм, подхватил несколько слов и фраз, через полгода уже совсем их не помнит. Годами всё идёт по кругу — учат одно, забывают другое. А пазл всё не складывается.

Чтобы получить быстрый ощутимый прогресс в условиях нехватки времени, ни в коем случае нельзя распыляться на множество разнообразных источников информации. Источников должно быть ограниченное количество, но возвращаться к ним нужно снова и снова. И источники эти нужно очень тщательно отобрать. Я бы рекомендовал качественные тексты по той профессии, в которой собираетесь развиваться – термины и обороты, которые вы там встретите, будут актуальны для вас всегда. И учебные фильмы, чтобы усвоить разговорные выражения. Тут, конечно, нужно решить – британский или американский вариант вам ближе.

Все слышали о том, что второй, третий иностранный язык учить значительно легче, чем первый. Почему это так? Если человек ГЛУБОКО изучил один иностранный язык, он уже не совершит многочисленных ошибок, которые делают ВСЕ начинающие – его уже не запутать рекламной демагогией, рвущейся из каждого утюга. Он понимает, с каким объёмом информации имеет дело, что в этой информации первично, на чём нужно сконцентрироваться, а что вторично, чем можно не захламлять свою память без ущерба для фундаментального понимания языка.

Другими словами, во всей этой махине информации есть иерархия, какие-то слова, выражения, грамматические тонкости являются более важными, какие-то – менее важными. И теоретически, грамотный языковой курс должен быть построен на основе этого критерия – от более важного к менее важному. На практике в большинстве случаев на людей сваливают почти бессистемный набор фактов. Т.е. формально их учат языку, да. Но как-то за деревьями леса не видно.

В любой области знания человек переходит на качественно новый уровень только тогда, когда предыдущий уровень – более простая, БАЗОВАЯ, но вместе с тем более важная информация о предмете кристаллизовалась из единиц информации в ПОНЯТИЯ. Когда ресурсы мозга уже не расходуются на то, чтобы вспоминать, сколько будет 6×7 и начинаешь видеть более широкую и сложную картину.

Автор: Леонид Фирстов

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js