«Ген Химеры». Глава 8

в 12:52, , рубрики: Автор, антиутопия, Киберпанк, книга, мир будущего, научная фантастика, постапокалипсис, романтика, сказка, фантастика, Читальный зал, чтиво

Добрый день, предлагаю вам следующую главу фантастической сказки. Буду рада комментариям здесь или в моей группе Приятного чтения:)

«Ген Химеры». Глава 8 - 1

Предупреждение
Уважаемые читатели! Совсем скоро мы покинем уютный Метрополь и вместе с главными героями отправимся а)на Остров б)к черту на кулички в подполье. Поэтому в моей «сказке» добавятся такие жанры как:
1)суперспособности человека в больших количествах
2)романтика
3)боевые искусства
4)повседневность, обучение, по сути «школа»
Не обойдется без садизма и избиения малолетних. Если эти жанры вам не близки, но вы продолжили читать, помните — я вас предупреждала!:)

О чем книга?

Иной мир. Иное будущее человечества. Общество, где все люди жестко поделены на Первый и Второй социальный класс в зависимости от возраста. Двое, которые решили, что смогут быть вместе, несмотря на все законы. И жестокая расплата за их амбиции:)

Глава под катом

— Сати, мы закончим снижение через пять минут, — заглянув в каюту, бегло сказал президент Грейси. Его лицо выражало высшую степень сосредоточенности.
— Угу, — рассеянно кивнула девушка, успевшая снова задремать в кровати-яйце.
— Тебя проводит и введет в курс дела Эвридика, моя помощница, а мне как можно скорее надо попасть на совещание.
— Угу, — повторила Сати, решив, что интересоваться правительственными делами — не ее забота.

Сати отключила интерьер, как это делал Роланд, и каюта мигом погрузилась в темноту. Глайдер снижался среди густой серой массы, напоминающей плотные облака. Подойдя вплотную к прозрачному корпусу, Сати положила руку на стекло. Странно, но за все время полета она не чувствовала перегрузок; лишь равномерный низкий гул давал понять, что судно преодолевает тысячи километров воздушного пространства.

Неожиданно все закончилось. Гул затих, а вместо прозрачного корпуса вновь сложилась мозаика с изображением обшитых деревом стен и потолка.

Сати направилась было к выходу, но ее остановила красная бегущая строка, зависшая в воздухе прямо перед лицом: «Ваш полет окончен, оставайтесь на местах».
Входная дверь была заблокирована.
От досады Сати вновь забралась на кровать и свернулась калачиком.

Но спустя пару минут в дверном проеме показалась чья-то голова, а затем в каюту протиснулся и ее обладатель — незнакомый молодой человек. В первые мгновения Сати показалось, что это был Ойтуш: те же взъерошенные темные волосы, широкие брови и карие глаза в обрамлении пушистых черных ресниц. Однако гость был ниже ростом, да и лицо было детским: было похоже, что парень был ровесником Сати.

— Привет, — дружелюбно сказал он, подходя ближе.
— Привет, — немного рассеянно ответила Сати, продолжая рассматривать его во все глаза. Он был одет в свободную рубашку с воротничком-стойкой и закатанными рукавами, серые брюки и кроссовки, которые он не удосужился снять, усевшись в кресло прямо с ногами.

— Мне нравится твоя прическа, — сказал мальчик, улыбаясь.
— Спасибо, — Сати машинально пригладила волосы, точнее, то, что от них осталось. И как же она могла так ошибаться? Приглядевшись к незнакомцу повнимательнее, она заметила серьги-гвоздики в ушах, да и черты лица были скорее девчачьими.

— Как тебя зовут? — спросила она, чтобы подтвердить свою догадку.
— Эвридика, — ответило существо, на самом деле оказавшееся девочкой. В следующую секунду Эвридика схватила со стола зеленое яблоко и со всей силы запустила им прямо в голову Сати. Это было неожиданно, но рефлексы Сати сработали, и она словила его в каких-то миллиметрах от своего носа.

— Что за… — рассердилась было Сати, но Эвридика громко перебила ее.
— Да ты в отличной форме! — обрадовалась она, чуть ли не хлопая в ладоши. — Кластрум полностью вывелся из твоего организма.

«Похоже, что все-таки не полностью», — подумала Сати, решив, что собственный разум решил сыграть с ней злую шутку. Волосы Эвридики больше не казались ей лохматыми и взъерошенными, напротив, они были гладко уложены и разделены сбоку прямым пробором. Вместо бровей, напоминающих две черные щетки, были два аккуратных изгиба, превращающие лицо Эвридики из девочки-сорванца в элегантную юную леди.

Сати потрясла головой из стороны в сторону и вернула яблоко на место, не сводя глаз с Эвридики. Та заметила это, но лишь мило улыбнулась, словно все было в полном порядке.

— Президент Грейси сказал, что ты объяснишь мне все, — Сати решила нарушить молчание.
— Ах, да, — спохватилась Эвридика и соскользнула с кровати, при этом оказавшись чуть ли не на голову выше Сати.
— Почему ты меняешься? — нахмурилась Сати, почти злясь то ли на Эвридику, то ли на свое разыгравшееся воображение. — Ты была другой, когда вошла.

Вместо ответа, помощница Грейси взяла с журнального столика первую попавшуюся книгу и наугад раскрыла ее. Сати заметила родинку на ее щеке, которой — она могла поклясться — не было еще секунду назад.

Вдруг Эвридика, должно быть решившая довести Сати до инфаркта, с силой захлопнула книжку прямо перед ее носом. Сати зажмурилась от неожиданности, а когда открыла глаза, то едва не закричала от ужаса: перед ней, насмешливо улыбаясь, стояла ее собственная точная копия.

— Классно, правда? — произнесла Эвридика голосом Сати.
— Ты одаренная? — запоздало сообразила та.
— Как и ты. Иначе тебя здесь не было бы, — серые глаза собственной копии смотрели решительно и почти нагло.
— Ты гипнотизируешь меня? — Сати прикоснулась к ее лицу, чтобы проверить настоящее ли оно.
— Неа, — покачала головой Эвридика.
— Меняешь внешность, перевоплощаешься? — озвучила Сати еще одну догадку.
— Снова не угадала.

Очередная трансформация произошла так же быстро, как и все остальные. Не было ни ряби, бегущей по телу, ни пламени, ни искр, как в фантастических фильмах. Эвридика просто стала другой, быстро и не пыльно.

Теперь перед Сати стояла высокая женщина лет тридцати. Нос с горбинкой и волосы цвета воронова крыла делали ее похожей на злую колдунью из сказок. Вот только шоколадно-медовые глаза смотрели по-доброму, участливо.
— Все немного сложнее, Сати, — голос Эвридики оказался низким и бархатистым. — Я меняю мир вокруг себя. Представь, что мир состоит из бесконечного множества слоев. И в каждом слое я выгляжу иначе. Я тосую эти слои как карточные колоды, заставляя людей видеть меня по-другому. Понятно?
— Не очень, — честно ответила Сати. Но Эвридика ей определенно понравилась.
— Не страшно, — подмигнула она. — Пойдем знакомится с Островом.

***

Сати думала, что они сразу попадут на берег, но за дверью каюты был вход в длинный телескопический трап. Эвридика бодро зашагала вперед, и девушке ничего не оставалось, как поспевать за ее шагами.
В рукаве гулял прохладный ветер, а на его белых, дрожащих от сквозняков стенах то и дело встречалась цифра «9».

— Что это значит? — спросила Сати, указывая на маркировку.
— Выход номер девять, — не оборачиваясь, ответила Эвридика.
— Раньше я никогда не видела одаренных взрослых, — от переполнявших ее эмоций Сати не могла молчать.
— Нас тут много таких, — хмыкнула Эвридика. — Присматриваем за малышней, вроде тебя.
Сати совсем не обиделась.

— Президент Грейси сказал… — начала было она, но Эвридика перебила ее:
— Роланд. Зови его просто Роланд, у нас так принято, ясно? Здесь все равны.
— Хорошо, — кивнула Сати, едва успевая за ней. — Роланд сказал, что каждый месяц сюда прибывает новая группа одаренных.
— Все верно.
— Тогда сколько же людей здесь живет? — поинтересовалась Сати. — Наверное несколько миллионов.
— Никогда не думала об этом, — Эвридика не обернулась. — Гораздо меньше.

Рукав заканчивался, и Сати уловила ощутимый привкус соли в воздухе. Океан был совсем близко.

— Роланд лично привозит одаренных?
— Ну что ты, конечно нет, — Эвридика пыталась совладать с черными волосами, в которых бушевал ветер. — В этот раз он вез… нечто ценное.
— Меня?

Вместо ответа Эвридика от души рассмеялась, отчего щеки Сати вспыхнули.
— По-моему у кого-то завышено чувство собственной важности, — заметила Эвридика, закончив смеяться. — Ничего, скоро это пройдет.

Сати промолчала. В голову ей снова пришло то самое “животное”, крики которого она слышала в глайдере. Она уже собиралась спросить об этом Эвридику, но в этот момент сильный порыв ветра ударил ей в лицо.

Трап закончился на идеально гладком песчаном пляже. Ни одного следа, ни одного изъяна не было на нем. Впереди простирался океан, сине-зеленый, до самого горизонта. Ветер, дувший в лицо, был свежим и соленым, и Сати с удовольствием вдохнула его полной грудью.
Желтое солнце медленно садилось в облачной дымке, и цвет песка от этого был золотым.

— Ты сможешь гулять здесь, сколько захочешь, — сказала Эвридика, ностальгически глядя вдаль. — Теперь все это твое.
Сати подняла с песка камешек и поразилась его идеальной форме.
— Здесь все такое… — она никак не могла подобрать нужное слово. Наверное, самым подходящим было “Правильное”.

Оглянувшись, она увидела тот самый глайдер, на борту которого она была еще пять минут назад. Глайдер мягко покачивался на волнах в гавани, окруженной длинными волнорезами.

За свою жизнь Сати частенько приходилось видеть глайдеры над Метрополем: их крылья, напоминающие орлиные, сверкали в небесах, вызывая трепетное ощущение восторга и благоговения. Но то, что Сати видела сейчас, больше напоминало жирного жука, что устало сложил свои лапки. К серому корпусу глайдера было подведено несколько трапов, которые словно пиявки безжалостно впивались в тело воздушного судна.

— Эээ, — протянула Сати несколько разочарованно.
— Не совсем то, что ты себе представляла, да? — улыбнулась Эвридика. — И тем не менее, так выглядит настоящий глайдер. А те, что все время кружат над Метрополем — не более, чем для отвода глаз. Было бы слишком глупо подвергать опасности настоящее судно с одаренными.
«И странными животными», — подумала Сати.

Солнце почти село, и пляж окрасился кроваво-алым.
— Нам пора, — сказала Эвридика, глядя на часы. — Не то опоздаем к ужину.

***

Вблизи город показался Сати далеко не таким роскошным, как с высоты. Первое, что бросалось в глаза — полуразрушенные здания небоскребов, что росли вдоль длинного, уходящего вдаль каменистого пляжа. Они как маяки или обелиски тянулись чередой, и исчезали где-то далеко впереди.

Было очевидно, что в этих зданиях давно никто не живет: выбитые стекла и искореженные конструкции производили угнетающее впечатление. По одной высотке и вовсе тянулась пугающая трещина от основания до самой верхушки.

— Остров — одна большая гора. Первые поселенцы обосновались на пляже, и построили вот это, — Эвридика указала на череду зданий, что стремились ввысь, подпирая небо.

Некоторые из них были весьма причудливой формы, как например один, напоминающий стопку сложенных друг на друга плоских камней. Но и он за долгие годы одиночества зарос диким плющом. Другие небоскребы настолько близко подходили к воде, что волны разбивались о них, как о волнорезы.

— Теперь почти все они пустуют, — сказала женщина.
— Почему?
— У нас были трудные времена. Много одаренных погибло, — уклончиво ответила Эвридика.
— Что, какая-то катастрофа? Или цунами? — насторожилась Сати. Разве в аду бывают трудные времена?
— Не все способны контролировать свою одаренность, как мы с тобой, — ответила Эвридика, уводя Сати прочь от небоскребов.

Сати оглянулась напоследок. Гигантский разлом в одном из зданий заставил ее поежиться. Какая же сила должна быть у человека, чтобы он мог сотворить такое с домами из стали и камня?

— Да не волнуйся ты об этих развалюхах! — с улыбкой крикнула женщина. — Все теперь живут здесь. Догоняй!

С этими словами Эвридика побежала навстречу огромной скале, что маячила впереди. Сати не сразу заметила ее, но теперь от вида этой громады у нее буквально захватило дух.
Скала нависала над пляжем, растворяясь где-то вверху в пепельных облаках. Хорошо различимы были цветные породы, из которых она состояла: аспидно-черные, рубиновые, чернильно-синие. Местами скала была покрыта зеленью, а отвесный склон был испещрен окнами, лестницами и шахтами лифтов.

«Огромный муравейник», — подумала Сати, переключаясь на бег.
И тем не менее этот гигантский замшелый валун, изъеденный следами человеческой деятельности, словно насекомыми, был ее новым домом.

***

Центральный лифт, человек, наверное, на десять, был полностью прозрачным, как и корпус глайдера. Кто бы ни создал все это, он явно хотел произвести впечатление, пустить пыль в глаза новичкам.
Эвридика нажала на девятнадцатый этаж, и земля плавно стала уходить из под ног. Мурашки побежали по телу Сати, прямо как в тот момент, когда Роланд отключил интерьер корабля. Она не очень любила высоту, и решила, что в следующий раз пойдет пешком, сколько бы времени это не заняло.

Вид из кабины лифта действительно впечатлял. Почти севшее солнце напоследок пробилось из-за туч и осветило лица Эвридики и Сати мрачно-алым светом. Волны улеглись, и океан вдруг стал поразительно спокойным, словно стоячая вода в колодце.

Девушка взглянула на Эвридику, которая, прищурившись, смотрела вдаль. В голове вновь промелькнула мысль о сходстве с Ойтушем, и сердце Сати болезненно кольнуло.

— А штормы здесь бывают? — спросила она, чтобы отвлечься от злых игр воображения.
— Здесь все бывает. Кроме приливов и отливов.
— Как это? — недоумевала Сати. Она не была на море, но в школе им рассказывали о воздействии лунной гравитации на волны.
— Сложно сказать, — задумчиво ответила женщина. — Должно быть, связано…

— Должно быть, это еще одна загадка Острова, оставленная нам предшественниками, — прозвучал сзади мужской голос.
Двери лифта распахнулись за их спинами, и Роланд, одетый в длинный пиджак и объемный светлый шарф, шагнул им навстречу с распростертыми объятиями. Он был улыбчив, дружелюбен и все также пах свежей листвой после дождя. Чуть поодаль стояла Дана, облаченная в блестящий комбинезон. На груди ее лежал красивый кулон из лазурного камня.

— Наконец-то, Сати. Прошу, проходи, — сказал президент, жестом приглашая ее внутрь.

Это был просторный светлый холл с колоннами. На верхние этажи вела широкая винтовая лестница, на ступенях которой Сати заметила несколько подушек и кипу исписанных бумаг, будто бы еще минуту назад там кто-то сидел. По центру располагался небольшой бассейн, а вокруг него были расставлены диваны и кресла. В школе Сати был аналогичный интерьерный ансамбль, вот только вместо водоема был камин, у которого она любила греться в холодную погоду.

Сати обратила внимание, что наряду с внешним лоском и изяществом, от этого места прямо-таки разило затхлостью. Словно люди собирались здесь не чаще раза в год, чтобы отдать дань формальности, пустить пыль в глаза. Хотя, возможно, она ошибалась.

На диванах у бассейна расположилась группа людей. Они тихонько переговаривались и краем глаза наблюдали за Сати. Одна девушка сидела на самом краю искусственного водоема и небрежно плескала воду.

— Кое-кто пришел познакомиться с тобой, Сати, — негромко сказал Роланд. — Твои будущие коллеги.

Сати растерялась. Она ненавидела знакомиться с новыми людьми, а тем более в таком количестве.

— Не стесняйся, подойди к ним, — напутствовал Роланд.
Сати оглянулась на Эвридику, но та с интересом рассматривала свои длинные ногти, покрытые черным лаком.
Придав лицу максимально доброжелательный вид, Сати медленным шагом направилась к бассейну.
Когда до ближайшего кресла осталась всего пара метров, она поскользнулась на луже, которую расплескала девушка, и смачно шлепнулась на кафельный пол.
Послышался негромкий смех.

«Полный провал», — в ужасе подумала Сати, поднимая на ребят пунцовое лицо.
Два смуглых парня, невероятно похожих между собой, с любопытством рассматривали ее. Их улыбки были скорее добродушными, чем насмешливыми. Еще один подросток, сидящий отдельно, казалось, вообще ничего не замечал. Его медного цвета волосы были взъерошены, а лицо изображало смесь напряженной умственной деятельности со смертельной тоской. Девушка, что плескала воду, продолжала сидеть на бортике бассейна в позе, для которой ее короткое платье было категорически не предназначено. Повернув голову в сторону Сати, он щелкнула языком и улыбнулась, обнажив неровный ряд зубов.

— Мегани, а ну быстро за шваброй, — к ним подоспел Роланд, кустистые брови которого были недовольно сдвинуты.
— Окей, — ответила девушка, вновь щелкая языком. Взгляд ее темных глаз был странным, даже диким, а улыбка больше напоминала акулий оскал. И, тем не менее, в сочетании с миловидным лицом и роскошными, заплетенными в длинные косы волосами, Мегани не выглядела отталкивающе. Что нельзя было сказать о ее манерах.

— Ты не ушиблась? — спросил Роланд у Сати, когда Мегани ушла.
— Вот еще, — Сати гневно рассматривала мокрое пятно прямо у себя на попе.
— Тогда позволь мне представить тебе наших лучших студентов, — продолжил Роланд. — Это братья Рама и Камал…

«Я не ошиблась», — подумала Сати, повторно подмечая сходство парней. Широкие носы, темные глаза и волосы — они определенно были из южных городов; в Метрополе редко встретишь людей с такой внешностью.

-… Шин, — продолжал Роланд, кладя руки на плечи парню с волосами цвета меди. — С шельмой Мегани ты уже познакомилась… Ну и, конечно, Томас.
— Сати Лаллеман, — представилась Сати.

Что-то не складывалось. Роланд назвал пятерых, но перед ней сидело лишь четверо.

«За колонной», — мягкий голос прозвучал словно эхо.

Покрутив головой, она встретилась взглядом с высоким блондином, что стоял, прислонившись к одной из каменных колонн. От его пронзительного тяжелого взгляда Сати стало не по себе, и она поспешила отвернуться.
“Странный тип”, — подумала она.

“Не страннее, чем ты”, — сомнений не было: голос звучал в голове Сати. Мягкий и ненавязчивый, но определенной посторонний.

Девушка изумленно взглянула на Томаса, но тот лишь небрежно вскинул бровь, словно был не причем.

— Опять он за свое, — усмехнулся один из братьев.
Судя по всему, все в этой гостиной понимали, что происходит. Все, кроме Сати.

«Ты тоже считаешь, что у Роланда дурацкий шарф?» — очередная посторонняя мысль нахально вторглась в ее голову.

На лице Сати отразилась смесь удивления и негодования. А вот на лицах “коллег” появились улыбки.
Интересно, над новичками тут всегда сначала издеваются?

— Заканчивай, Томас, у девочки сейчас мозги вскипят, — подал голос медноволосый.
— Не сердись, Сати, — сказал то ли Рама, то ли Камал. — Томас может общаться непосредственно с сознанием человека.
— Что-то вроде двухсторонней телепатии, — добавил его брат.

Но Сати чувствовала себя униженной. Знакомство шло наперекосяк: сначала она грохнулась, как корова на льду, а теперь еще и этот придурок без спроса влез в ее голову. С каждой секундой обстановка на Острове нравилась ей все меньше и меньше.
Окинув компанию мрачным взглядом, Сати направилась к Роланду, который стоял поодаль и о чем-то разговаривал с Эвридикой.

— Простите, а когда я смогу поискать своего друга? — тихонько спросила она.
— Не так быстро, Сати, — Роланд одарил ее добродушным, но вместе с тем строгим взглядом. — Для начала осмотрись, войди в ритм. У тебя еще будет время.

Чего-то подобного Сати и ожидала. Хрен кому здесь было важно ее мнение. А Ойтуш между тем вероятно погибает где-нибудь в подземельях протекторианской тюрьмы.

Но возразить Сати не успела: ее запястье будто огнем обожгло. Отдернув руку, Сати заметила, что на ее коже теперь красовалась маленькая татуировка в виде лаврового венка.

Эвридика с индукционной машинкой в руках лишь пожала плечами. Дескать, извини, но так надо.

В Метрополе это был целый обряд. Когда ребенок узнавал о своей одаренности, он шел в протекторий, где его тестировали интуиты. После того, как дар подтверждался, юношу или девушку приглашали пройти процедуру нанесения штампа. Для большинства это был настоящий праздник.
Детям накалывали маленькую татуировку в виде лаврового венца — символа победителей. Каждый мог сам выбрать место для штампа, но у Сати забрали даже это право.

— Благодарю, Эвридика, ты можешь быть свободна, — спокойно распорядился Роланд. Женщина кивнула и направилась к лифту, покачивая широкими бедрами.

Слезы обиды выступили на глазах у Сати. Она с ненавистью смотрела на то на рисунок, то на лица других одаренных, что окружали ее.

— Здесь ничуть не лучше, чем в Метрополе! — в сердцах крикнула она.
— Здесь гораздо круче, вот увидишь, — попытался ободрить ее один из братьев. Кажется, Камал.
— Я хочу вернуться домой! — продолжала Сати.
— К мамочке и папочке? — насмешливо протянул Шин.
— Метрополь — это вонючий отстойник, — заметила Мегани, закончив вытирать лужу на кафельном полу. — Как можно хотеть вернуться туда?

“Ты хочешь вернуться из-за него, верно?” — голос Томаса гулко прозвучал в ее голове.
Это было уже слишком.

“С меня хватит”, — подумала Сати. — “Пошло оно все к черту”.

Первое слово-активатор уже готово было слететь с ее языка.

«Не смей», — мысленно предостерег ее Томас. Сати заметила, как он дернулся всем телом, наконец-то отлипая от своей колонны.
«Да пошел ты!» — Сати старалась думать как можно громче.
«Ты даже не представляешь, какой силой обладает Грейси. Считаешь, что он позволит тебе устроить взрыв?»

Сати заскрежетала зубами от бессильной злобы. Неожиданно перед ее внутренним взором возникло лицо Ойтуша. Здоровое, сияющее, совсем как в лучшие их времена. На мгновение Сати словно оказалась в их старом-добром химическом складе, услышала стук дождя, от которого протекала крыша, почувствовала запах булочек, которые она приносила им из школьной столовой… Эти ни с того ни с сего нагрянувшие воспоминания помогли Сати немного успокоиться и взять себя в руки. Все могло быть хуже, гораздо хуже.

Она могла быть изнасилованной Вигом Такером, могла до конца своих дней остаться сиделкой в их доме, где полуумная Лагуна издевалась бы над ней. Но она по-прежнему была жива и здорова. А это уже не мало.

Заметив, что интерес к ней несколько поубавился, Сати незаметно шмыгнула к лифту. Останавливать ее никто не стал: все равно бежать отсюда было некуда.

Девушка спустилась на пляж. Оставшись в одиночестве, она наконец-то дала волю слезам. Усевшись на плоский валун, Сати подставила лицо мокрому океанскому ветру. Волны с шумом накатывали на берег, пожирая песок, а от кровавого солнца, что совсем недавно растворилось в пучине, не осталось и следа.

Пути назад не было. По сути, его не было уже с момента ареста, но теперь татуировка, этот маленький рисунок на запястье, окончательно подвел черту под ее прошлой жизнью. Одаренные не всесильны, несмотря на свое могущество. Их место на Острове, это все знают. Сати никогда не вживят чип, а значит, она никогда не сможет устроиться на работу, пойти в магазин, проехать в метро. Завести детей.

Сканирующие дроны, коих тысячи в одном только Саото-Гане, никогда не опознают ее как элемент системы. У каждого есть свое место в этом мире, и теперь место Сати здесь.

Подул сильный ветер, и волны разыгрались не на шутку, но ей не хотелось возвращаться наверх. Замерзнув окончательно, девушка начала прогуливаться по пляжу, потирая застывшие руки. Темнее становилось с каждой секундой.

— Планируешь ночевать здесь? — окликнул Сати чей-то голос. К ней, кутаясь в плащ-дождевик, спешил Томас.
— Не знала, что ты умеешь разговаривать, — бросила она и направилась в противоположную сторону.
— Иногда приходится, — сказал он, догоняя. — Если хочешь замерзнуть, могу показать более простой способ.
Сати не ответила. Конечно, глупо было бегать по пляжу в преддверии ночи, но она все еще сердилась на парня.

— Ну хочешь, я извинюсь? — спросил Томас.
— Тебя послали вернуть меня? — спросила Сати, не оборачиваясь.
— Да нет. Всем плевать вообще-то, — сообщил Томас. — Как набегаешься и окончательно замерзнешь — сообщи мне.

Сати сообщила минуты через три.
— Здесь есть, куда еще пойти? — спросила она, позволяя накинуть на дождевик на свою промокшую насквозь футболку.
— Есть одно местечко, — после секундного раздумья сказал Томас. — Но надо будет немного прогуляться.

Продолжение на следующей неделе:)
Вернуться к предыдущей главе

Автор: Masha_Kramkova

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js