Почему финансы — это так сложно

в 9:08, , рубрики: Блог компании ITinvest, как всё устроено, финансы, Финансы в IT-индустрии

Примечание переводчика: В наших блога на Хабре, Гиктаймс и Мегамозге мы объясняем, как устроен мир финансов с разных точек зрения, этой же цели служат наши образовательные программы. Сегодня мы представляем вашему вниманию интересный материал, объясняющий, почему финансы кажутся большинству людей очень сложной темой.

Почему финансы — это так сложно - 1

Лиза Поллак из FT Alphaville пытается ответить на такой вопрос: «Почему нам так легко удается усложнять сферу финансов?» По ее мнению, ответом может служить «эффект Флинна», который заключается в постепенном повышении уровня человеческого интеллекта. Область финансов, таким образом, усложняется с течением времени из-за того, что финансисты становятся достаточно умными, чтобы ее усложнить.

Довольно интересная гипотеза. Но не думаю, что она верна.

Сфера финансов никогда не была простой. Если быть более точным, она всегда была непрозрачной, а ее сложность служила лишь оправданием в обществе, претендующем на звание открытого. Непрозрачность просто необходима в современном мире финансов. Она является скорее его характерной особенностью, нежели недостатком. Уменьшить сложность и повысить прозрачность этой сферы можно, лишь кардинально изменив подход к принятию экономических рисков. Главная цель современной финансовой системы – убедить граждан в том, что они должны взять на себя риски, которые они бы ни за что не согласились принять, будучи полностью информированными.

Финансовые системы помогают нам в решении проблем коллективных действий. Если бы риски и стоимость инвестиционных проектов были общедоступной информацией, большинство из нас были бы напуганы открывшимися подробностями. Предпринимательство – дело довольно рискованное. Более того, вероятность успеха того или иного проекта зависит от направления развития других проектов. Если приверженец индустриального развития, живущий в аграрном обществе, пытается построить автомобильный завод, он вряд ли добьется успеха. Поставщики просто не смогут предоставить ресурсы, необходимые для достижения поставленных целей. Даже если по счастливой случайности ему удастся запустить производство, товар некому будет покупать: у фермеров с низкой производительностью труда просто не будет денег на автомобиль. По-настоящему успешные вложения делаются не в отдельно взятые проекты, а в поток предприятий, организуемых группами энтузиастов, большинство из которых терпит полный провал и лишь некоторые делают что-то полезное и увеличивают состояние своих инвесторов. Кроме того, без проигравших нет и победителей: в мире, где Qwest не перепроизводила бы оптоволокно, не появился бы и Amazon, который теряет по несколько центов на каждом заказе, но компенсирует свои расходы за счет большого объема продаж. Даже учитывая невероятный технологический бум, в 1997 году вложение в Amazon считалось далеко не самым надежным. Было бы глупо вкладывать эту в компанию, если бы не существовали рост и динамика, достигавшиеся за счет тысяч компаний-партнеров, лишь часть из которых впоследствии преуспела в бизнесе.

Одной из задач финансовых систем является обеспечение динамики с высоким уровнем инвестиционной активности, в отличие от статического состояния с низким уровнем инвестиционной активности. В ситуации резкого роста капиталовложений людей можно убедить в принятии непосредственного участия в явно рискованном проекте. Однако при отсутствии такого роста осторожный человек, наверняка, от этого откажется.

Каждый проект по отдельности будет считаться рискованным и имеющим мало шансов на успех. Бережливые люди предпочтут участие в проектах с меньшим уровнем риска и небольшим, но гарантированным возвратом средств, как, например, в случае с хранением товаров. Даже диверсификация рисков за счет участия в разноплановых предприятиях будет малопривлекательной, если только инвестор не посчитает, что в проекте примет участие множество других инвесторов.

Такую ситуацию можно описать в виде игры с двумя равновесиями Нэша (здесь «ROW» означает «все остальные» [англ. rest of the world]):

Почему финансы — это так сложно - 2

В случае, когда все остальные инвестируют, велика вероятность, что нам тоже лучше сделать вложение, так как, скорее всего, наши инвестиции окажутся успешными. Однако если инвестируем только мы, в то время как все остальные предпочитают воздержаться, вероятнее всего, нас ожидает проигрыш. (Выделенные значения с чертой являются стохастическими с соответствующими величинами ожидаемых исходов). Мы видим два случая равновесия: в благоприятной ситуации (левый верхний угол платежной матрицы) все инвестируют и, как правило, выигрывают, а в неблагоприятной (правый нижний угол) все осторожничают, и в итоге не выигрывает никто. Когда каждый настроен пессимистично, все могут оказаться в неблагоприятной ситуации. Изучением стадных инстинктов как раз и занимается теория игр.

Это и есть главная проблема, которую вся финансовая сфера в целом и банки в частности пытались разрешить. Любая банковская система – это комбинация мошенничества и хитрости, и она вторгается в отношения между инвесторами и предпринимателями. Она предлагает альтернативу рискованным прямым инвестициям и малоприбыльному накоплению денежных средств. Банки гарантируют всем своим вкладчикам возврат средств на более выгодных условиях по сравнению с обычным накоплением и предлагают безусловный возврат этих средств с достаточной степенью определенности, вне зависимости от того, принимают ли участие в сделке другие инвесторы. Платежная матрица в этом случае имеет следующий вид:

Почему финансы — это так сложно - 3

В этой матрице есть лишь одно благоприятное для всех равновесие, которое находится в левом верхнем углу. По сути, банки гарантируют каждому возврат средств, равный 2 единицам, в случае вложения. Именно поэтому все вкладывают свои деньги в банк. После того, как каждый вложил определенную сумму денег, банки могут вкладывать крупные суммы в существующие проекты, для того чтобы получить хороший ожидаемый выигрыш в 3 единицы. Банки оставляют себе 1 единицу, платят 2 единицы своим вкладчикам, и таким образом каждый выигрывает больше, чем в случае с «менее благоприятным» равновесием. Банки позволяют всему миру развиваться, давая обещания, которые они могут и не сдержать. (Они не смогут выполнить свои обещания, если им не удастся получить достаточно инвестиций или же если в случае получения необходимых инвестиций проекты покажут худший результат по сравнению с ожидаемым).

Предположим, что мы находимся в ситуации «неблагоприятного» равновесия. Наобещать больше легко, сложнее эти обещания сдержать. Инвесторы понимают, что у банков нет волшебной машины для увеличения их инвестиций и что, в конечном счете, средства вкладываются в один из проектов, в которые никто бы не стал инвестировать самостоятельно. Такой гарантированный возврат средств на самом деле оказывается не таким уж гарантированным, и это не секрет. Так почему же такой мелкий обман время от времени оказывается эффективным? Почему инвесторы верят пустым обещаниям и вкладывают деньги в банки, без которых они могли бы обойтись, сохранив свои денежные средства?

Как и многие другие мошенники, банкиры убеждают каждого инвестора в том, что, хотя в случае неудачи кто-то может потерять свои средства, этим кем-то будет другой. И тут вы попадаете в их сети. Каждый инвестор убежден, что при неблагоприятном раскладе проиграет какой-нибудь держатель пакета акций, падающих в цене, но никак не он сам. Банкиры убеждают нас в этом самыми разными способами. В первую очередь они предлагают стопроцентную гарантию возврата средств. Вы можете забрать свои сбережения в любой момент по вашему требованию. При первом же признаке надвигающихся проблем вы можете забрать свои деньги. Они говорят так каждому без какого-либо стеснения. Кроме того, они указывают на других людей, стоящих рядом с вами и готовых решить любые ваши проблемы. Ими могут быть акционеры банка, правительство, держатели облигаций, «банковская холдинговая компания» или «стабилизационный фонд», да кто угодно. Наш банк гарантирует, что вы станете миллионером! Кто-нибудь другой все равно окажется у разбитого корыта. Мы не знаем, кто это будет, но точно не вы! И они говорят так всем, даже не краснея.

Если бы все были об этом осведомлены и было ясно, кто терпит какие убытки, банковские системы просто-напросто не справились бы со своей ключевой задачей – привлечением инвестиций с низким уровнем риска, чтобы потом принимать участие в рискованных проектах. Практически каждый, кто вкладывает свои средства в крупный банк, считает, что его деньги хранятся в надежном месте. Даже акционеры – первые в очереди из тех, кто может потерять свои сбережения – считают, что их денежные средства находятся в безопасности. Ведь правительство этого не допустит, не так ли? Банки развиваются и взаимодействуют друг с другом, обмениваются валютой и перестраховываются, гарантируют выдачу денежных средств и устраняют риски. И делают они это таким образом, что непонятно, кто окажется в проигрыше. Так что каждый акционер той или иной компании представляет себе некоего поручителя, компаньона или неудачника, который понесет убытки вместо него.

Непрозрачность и взаимосвязь крупных банков не нова. Банки и государственные учреждения всегда взаимодействовали между собой. Если банковские вклады не могли быть застрахованы государством, появлялись частные страховые компании, которые были не менее надежными, чем сегодняшние узкоспециализированные страховые фирмы («монолайнеры»). Теневые банковские системы также не являются чем-то совершенно новым: это лишь новый способ реорганизации активов и обязательств таким образом, чтобы практически никто не понес за это ответственности.

Так устроены банковские системы. Непрозрачность не является чем-то, что можно устранить, так как она присуща экономической деятельности банков, направленной на снижение порога принятия риска теми, кто при других обстоятельствах (будучи информированным в полной мере) никогда бы не пошел на это. В обществе, свободном от туманности и обмана, финансовые системы не могут процветать и развиваться. Принятие необоснованных экономических рисков способствует поддержанию роста и развития общества. Мы можем жить либо в обществе с непонятными экономическими явлениями и экономикой индустриального типа, либо в открытом обществе с пастухами и стадами овец.

К несчастью, одним из побочных эффектов наличия непрозрачной экономической активности является тот очевидный факт, что у определенной группы людей появляется отличная возможность для обмана обычных граждан. Но, если честно, это не такая уж и высокая цена, которую мы платим за цивилизованность, разве нет?

Ник Роу, как известно, считал, что финансы сродни магии. Я бы сказал, что финансы больше похожи на плацебо. Финансовые системы – это искусственное лекарство, которое мы все одобряем, чтобы получить возможность брать на себя экономические риски. Как в случае с любым действенным плацебо, мы никогда не поймем, что на самом деле это – самый обычный кусочек сахара. Нам нужно поверить в сказку, которая написана блестящими исследователями, и секрет которой мы никогда не узнаем. Так решили торговцы этими финансовыми «лекарствами».

Замечания: Я считаю, что имеются альтернативы стадному поведению и клептократически непрозрачным, полумошенническим банковским системам. Однако их внедрение потребовало бы не просто реформ, а полного переосмысления современного состояния финансовых систем.
Государственную финансовую систему следует рассматривать как одну из форм банковской системы. Главы государств запрашивают финансовые средства для неопределенных целей и обещают стопроцентный возврат этих средств, которые на самом деле они могут и не вернуть. Когда что-то идет не так, держатели облигаций считают, что плату следует взимать с налогоплательщиков, а те, в свою очередь, считают наоборот. Как всегда, каждый ищет козла отпущения и полагает, что заплатить обязан кто-то другой. Каждый думает, что ему нечего бояться.

Состояние вещей, изложенное в этой статье, несколько приукрашено. (Настоящие!) преимущества продемонстрированной непрозрачности необходимо сравнивать со сложными и даже трагическими социальными последствиями, которые могут возникнуть в случае неудачного действия плацебо; особенно если учесть вероятность, с которой торговцы этим плацебо продолжат свою мошенническую деятельность после того, как исчезнут хорошие возможности для привлечения крупных инвестиций. Скрывая реальные экономические риски от тех, кто их берет на себя, современные финансовые системы препятствуют стремлению к справедливому распределению капитала. У нас его достаточно, вот только его распределение производится ненадлежащим образом.

Автор: IT_invest

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля