Анонимность в эпоху соцсетей: что делать, когда ваш «уровень приватности» падает ниже нуля

в 6:00, , рубрики: Блог компании Celecom, персональные данные

Анонимность в эпоху соцсетей: что делать, когда ваш «уровень приватности» падает ниже нуля

То, что мы испытываем паранойю не значит, что мы должны ее испытывать.

Вы помните никнеймы? Быть может, это был ник для электронной почты, а может быть, для чата или форума. В те ранние дни интернета нам даже в голову не приходило использовать свои реальные имена – ну, знаете, на случай если привяжется кто-то особо неприятный – и именно поэтому мы изобретали глупые псевдонимы, которыми можно было прикрыться. Но Марк Цукерберг изменил все, как известно, объявив войну анонимности, сказав, что ненастоящие имена – это «пример недостатка честности и полноты личности». У меня были друзья, которые зарегистрировались в Facebook под нелепыми никами, которые они привыкли использовать на MySpace и Friendster – и Цукерберг незамедлительно отправил их обратно, настаивая на настоящих именах и фамилиях.

Так как Facebook «выстрелил» и просочился во все уголки и трещины интернета, стало обычным комментировать и ставить «лайки» сайтам через него. Тем временем интернет становился все более коммерческим, так же как и инструменты поиска для просмотра наших историй. Потом мы стали лепить из себя-виртуальных что-то вроде бренда и формировать свои сетевые репутации. Мы начали использовать Facebook и Twitter в качестве доказательств наших потрясающих жизней и достижений. И сегодня мы часто смотрим свысока на тех, кто не высвечивается в поиске, на подсознательном уровне нам кажется, что им не вполне можно доверять.

Если вас нет онлайн, кажется, что вас не существует – и помните, псевдонимы не считаются.

В некотором смысле, война, которую Цукерберг объявил анонимности, удалась – сейчас мы ждем, что наши публичные профили будут отражать нашу частную жизнь. Наша индивидуальность превратилась в валюту, которую мы обмениваем на удобство и дополнительные привилегии. Зарегистрируйтесь где-нибудь и, скорее всего, вас как минимум попросят указать свое имя и адрес электронной почты.

Но сейчас мы наблюдаем смену парадигмы. Так как многие из нас – особенно гиперзависимые люди нового тысячелетия – устают от постоянной публичности, маятник снова качнулся в сторону анонимности.

Все началось с приложения Snapchat, которое стирает отправленные фотографии с телефона получателя через несколько секунд после прочтения. Поначалу, чтобы избежать последствий, люди отнеслись к нему настороженно, считая его сомнительным способом отправки сообщений, особенно сексуального характера.

Мало кто верил, что приложение будет иметь успех, но так и вышло. Согласно журналу Vice, в сервисе Snapchat каждый день происходит обмен более 150 000 000 «снэпов» между приблизительно 5 000 000 пользователей, среди которых большинство подростков и студентов. Фактически, стоимость этого проекта взлетела от $70 000 000 до $500 000 000 всего за шесть месяцев. Идея задела за живое: мы хотим делиться чем-нибудь и общаться друг с другом без необходимости прикреплять цифровой профиль о себе.

Владельцы приложений пошли по тем же стопам и решили ухватиться за потребность людей в сохранении личной информации. Whisper, к примеру, позволяет делиться своими самыми сокровенными секретами, сохраняя анонимность и сближаться с другими людьми на основе общих эмоциональных переживаний. Секреты бывают разные: от серьезных как «мой отец меня изнасиловал» до чудаковатых типа «когда я выезжаю из комнаты отеля, всегда складываю одеяла так, чтобы казалось что там лежит труп». Все вместе они представляют увлекательную картину всей гаммы человеческого опыта. По данным журнала Slate, Whisper набрал более трех миллиардов просмотров за месяц, будучи особенно популярным среди посетителей от 18 до 24 лет.

Проекты Snapchat и Whisper – основные примеры реализации стремления человека к анонимности, но сейчас появляется все больше подобных проектов, пусть даже и с изюминкой, но подражателей. К примеру, сервис Secret позволяет пользователям и друзьям их друзей анонимно делиться самыми сокровенными мыслями с людьми из списка контактов на телефоне. Такие сервисы как Confide и Telegram предлагают возможность отправки сообщения, которое «самоуничтожается» после прочтения. Уведомления от приложения Wut являются также анонимными.

Почему же анонимные приложения набирают такую популярность, особенно среди подростков? Если вкратце, то наши личные данные превратились в ношу и стали уязвимым местом. Помимо страха перед отслеживанием данных и нарушением конфиденциальности, мы также сталкиваемся с вездесущей потребностью «соблюсти приличия».

«Вы пытаетесь нарисовать желаемую, завидную картину вашей жизни для других людей на Facebook» считает Дункан Уоттс (Duncan Watts), ведущий исследователь компании Microsoft, как пишут в журнале DigiDay. «Но когда дело касается вещей, которыми вы не очень то гордитесь, которых вы стыдитесь или боитесь открыть, самые последние люди на Земле, которым вы хотели бы это рассказать – ваши друзья и семья». Результатом является отсутствие искренности, что душит истинное понимание друг друга и тесную связь, к которым мы так стремимся.

Уоттс впервые заметил наше стремление к «анонимному, но человеческому» общению при исследовании ответов на сервисе Yahoo Answers – портале ответов на вопросы. Анонимность позволяет людям задавать деликатные вопросы по поводу психического здоровья и половых отношений, но эти ответы могут быть найдены и при простом поиске через Google. Напротив, становится понятно, что людям важны не ответы на вопросы, а подтверждение, чувство быть услышанным и понятым.

«Вам хочется анонимности, но при этом вам хотелось бы чувствовать, что вы разговариваете с живым человеком, который понимает, откуда вы взялись» – добавляет он. И это именно то, что обещают все эти приложения – маску, за которой можно скрыться, но чувствовать свободу говорить откровенно и быть понятым.

Внезапный скачок популярности сервисов Secret и Whisper совпадает с продолжающимися переменами в отношении к анонимности: мы все больше нуждаемся в возможности сбросить свои виртуальные персоналии хотя бы на время. Согласно соцопросу, проведенному исследовательским центром Pew, 86% интернет-пользователей принимают меры, чтобы удалить или скрыть свое сетевое присутствие, и явное большинство – 59% – считает, что интернет должен использоваться анонимно.

Любопытно, что сильнейшее стремление к анонимности проявилось у самых молодых пользователей – от 18 до 29 лет – именно они, а не более старшие поколения, предпринимают попытки скрыть свои профили, – как сообщает Pew. Кажется, что бунтовать начинает именно то поколение, которое большую часть своей жизни провело под властью Facebook.

Анонимность – и все ее производные, такие как другие личины и псевдонимы – не просто прихоть поколения Миллениума, а старая культурная традиция. В Средние века писатели часто писали анонимно и не ждали славы и воздаяния, кроме как на небесах.

Даже с появлением печатного станка – и ростом публикации книг, брошюр и прочего литературного материала – авторы все еще предпочитали оставаться анонимными.

Более 80% всех романов, напечатанных в Великобритании между 1750 и 1790 годами, были опубликованы под псевдонимами», сообщает книжный историк Джеймс Рейвен (James Raven) журналисту из Los Angeles Times. В анонимности, конечно же, есть свои плюсы, по мнению Джона Муллана (John Mullan), автора книги «Анонимность: Тайная история английской литературы», анонимность играла роль плаща, который защищал сатириков, высмеивавших политический строй, таких как Александр Поуп или Джонатан Свифт, от ареста и правовых или политических последствий их едких сатир и ремарок. Молодые журналисты публикуют статьи и передовицы без указания имени автора по той же причине – это традиция, которую продолжают в таких изданиях как The Economist.

Возможность публикации без подписи помогла женщинам закрепиться в ранней истории литературы: так поступили в начале своего творчества такие писательницы, как Джейн Остин, сестры Бронте и Джордж Элиот – псевдоним Мэри Энн Эванс – все они в самом начале литературного пути публиковались анонимно. Такой щит дал им возможность говорить правду, выражать несогласие в острых политических вопросах и публиковать скандальные, но новаторские произведения без страха наказания за нарушение общественных порядков.

Свобода говорить искренне, без необходимости обозначать свою личность сохраняется и сегодня. Вот почему терапевтические группы, такие как клуб анонимных алкоголиков или наркоманов, так помогают – и вот почему многие были так возмущены, когда один из членов анонимного клуба наркоманов рассказал New York Times о личных замечаниях, которые актер Филип Сеймур Хоффман сделал перед своей смертью.

Юридически мы гарантируем анонимность информаторам, которые часто передают журналистам информацию, не подлежащую огласке. И в случае Никсона и Уотергейтского скандала, личность агента по прозвищу «Глубокая глотка» – одного из самых знаменитых и обсуждаемых случаев анонимности в политической истории США – оставалась секретом на протяжении десятилетий.

На личном и политическом уровнях анонимность часто является укрытием или убежищем, которое защищает нашу свободу говорить без страха быть наказанными. Но понятие свободы усложнилось с появлением интернета, который из всех сделал потенциальных публикаторов. Сегодня, даже случайный твит или фото могут увидеть миллионы.

Но некоторые, пользуясь всеми преимуществами анонимности, выплескивают желчность и ненависть, которую в реальной жизни сдерживают. Онлайн-тролли, к примеру, часто распространяют негатив, прикрываясь стеной из ненастоящих имен и личностей. Но даже нормальный человек пишет вульгарные, расистские, полные ненависти комментарии, когда никто не знает, что это делает именно он. По результатам исследования Университета в Хьюстоне, 53% анонимных комментариев на сайте газет содержат вульгарный, расистский или, так или иначе, злобный подтекст – разительный контраст с 29% тех комментариев, которые требуют раскрытия личности. В целом, почти половина из 137 крупнейших газет запрашивают имя, чтобы избежать воздействия варварской природы анонимности.

Некоторые исследователи считают, что проблема состоит не в анонимности, а в групповом мышлении и культуре сообществ, в которые пишут люди. Согласно исследованию подростков в Сингапуре, читерство в онлайн-играх очень сильно повлияло на то, как игрок отождествляется с игровыми сообществами. Мы мошенничаем и троллим потому что мы думаем, что и все остальные так делают и в группе это считается приемлемым поведением. Таким же образом, если группа демонстрирует дух честной игры, игроки, скорее всего, будут следовать этим нормам, даже если они играют анонимно.

Анонимность фактически преуменьшила значение индивидуальности и форсировала влияние групп, обязывая тех, кто хочет в них состоять, следовать правилам. Получается, что если сосредоточиться больше на уточнении и укреплении надлежащего поведения, и меньше на анонимности, проблемы кибернасилия и грубого обмена мнениями будут лучше регулироваться.

«В долгосрочной перспективе формирование здоровых моральных норм, культуры и отношений в игровых сообществах поможет предотвратить девиантное поведение», – cообщает Вивьен Чен (Vivan Chen) журналу Polygon. Устранение анонимности не создаст здоровой атмосферы в онлайн-сообществах и культурах – жесткая модерация, принудительные правила и готовность его членов говорить открыто – вот что будет работать эффективно.

Secret и Whisper принимают такую ответственность всерьез и следят за этим, чтобы предотвратить нападки с критикой и кибер-хулиганство. Согласно Forbes, Secret планирует выпустить обновление для контроля за безопасностью и конфиденциальностью, а Whisper, в свою очередь, нанял сотрудников, чтобы те следили и модерировали контент и обсуждения.

«Вы – тот, кто вы есть, когда на вас никто не смотрит», – заявляет основатель Whisper Майкл Хейвард (Michael Heyward) порталу Business Insider. «Анонимность – очень могущественный инструмент. Нам кажется, что она подобна суперсиле Человека-паука, ведь с великой силой приходит великая ответственность».

Несмотря на свежий интерес к анонимности, она почти невозможна из-за огромного охвата интернета. Сложно скрыть цифровые тропы данных, которые мы оставляем позади. Почти все может быть идентифицировано и любое замечание может быть отслежено к своему источнику.

Беспорядки в Ванкувере или Лондоне, взрывы в Бостоне показали, что мы можем выяснить, кто там был и что делал, а все из-за безграничных возможностей смартфона, систематической обзорной фоторазведки и интернета. Система распознавания черт лица совершенствуется в детализации и использовании, бросая еще один вызов частной жизни и анонимности.

Возможно, мы уже никогда не сможем быть до конца анонимны.

Но технологические компании начинают менять свое мнение о понятии приватности, признавая, что требование имени и электронной почты может увести сознательных пользователей слишком далеко от соблюдения прав на личную жизнь. Как сообщает Business Week, Facebook разрабатывает приложения, позволяющие анонимным гостям повышать трафик и повышать доходы от рекламы соответственно. Некоторая информации все еще будет соотноситься и с анонимным ID, чтобы создать некую персонализацию, но это даст возможность пользоваться сайтом без необходимости указывать личные данные – лучшее, что можно сделать.

Сам Цукерберг – однажды уже выступив поборником неукоснительной регистрации настоящих имен – смягчил свое отношение к анонимности. «Если вы постоянно находитесь под давлением реальной личности, то это, как мне кажется, тяжелое бремя», – сообщил он Business Week.

Мы чувствуем это, когда авторизуемся на Facebook – необходимость изображать жизнь определенным образом, публиковать только те вещи, которые могут развлечь друзей и собрать побольше «лайков». Так, мы оставляем не приукрашенную, порой грубую правду жизни и мыслей при себе, создавая ложный образ и поверхностные идеи, чтобы не отставать. Это давит на нас спустя некоторое время, и нам кажется, что именно это лежит в основе наших жалоб на социальные сети.

Так что стоит ли удивляться популярности Whisper и Secret? В этих анонимных сетях мы делимся не интересами, а эмоциями, потаенными мыслями и почти запретными идеями. Они не всегда приглядны – и да, некоторые из них могут быть вымышлены, но все это выходит за рамки привычных поверхностных разговоров в большинстве социальных сетей. Такой вид подлинного, открытого обмена лежит в основе настоящих, стабильных сообществ – и часто является причиной того, что мы проживаем половину своих жизней онлайн.

Требуется мужество, чтобы открыться, будь то в жизни или в интернете. Но иногда, нам хочется спрятаться за глупыми никнеймами чтобы отдохнуть от тяжелой ноши своей индивидуальности и освободить сознание.

Автор: NechaevD

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля