Эксперт-консультант WebМoney рассказал о текущей ситуации со счетами украинских пользователей

в 13:31, , рубрики: webmoney, платежные системы, метки: ,

О текущей ситуации со счетами пользователей в интервью украинскому Forbes рассказал эксперт-консультант WebМoney Алексей Титов.

– Какова ваша версия происходящего?
– У налоговой милиции есть подозрения в законности нашей работы, и она эти подозрения проверяет. Заблокированы счета всех предприятий, работающих в Украине с использованием торговой марки WebМoney.
Наши юристы и независимые эксперты называют этот шаг, мягко говоря, избыточным. При обысках и изъятиях документов тоже были явные перегибы, но они коснулись лишь сотрудников и самой компании, а свои личные проблемы в публичной плоскости мы обсуждать не хотим. В первую очередь хотим защитить права пользователей и вернуть им то, что принадлежит по праву.

– Могут ли украинские пользователи создавать новые кошельки WebMoney? Могут ли пополнять свои кошельки или снимать деньги?
– Все, что касается технологической платформы, по-прежнему работает. Можно создавать кошельки и проводить транзакции внутри системы. Но «снимать» деньги украинцы не могут, потому что эти операции завязаны на наши банковские счета, которые в данный момент заблокированы. Уверен, их скоро разблокируют, но когда это случится – через час, день, неделю – я не знаю.


– Предпринимаете ли вы какие-либо действия, чтобы разблокировать счета?
– Да, подаем иски, обжалования, апелляции – в детали вдаваться не хочу. К сожалению, все эти процедуры имеют определенный срок рассмотрения. Есть более быстрый способ – если люди, ответственные за принятие решения об аресте счетов, его отзовут.

– Вы пытались поменять юридическую схему своей работы, чтобы она не вызывала претензий со стороны госорганов?
– Мы готовы изменить юридическую конструкцию, в которой мы работаем, и переключиться на схему работы в рамках законодательства об электронных деньгах. Но система электронных денег в Украине может функционировать лишь в том случае, если правила ее работы согласованы Нацбанком. Три года назад банк-партнер WebМoney в Украине подал в НБУ правила, разработанные с нашим участием (WebMoney Note). И уже три года банк не может получить согласование, правила не рассматриваются.

– Почему?
– Мне трудно сказать. НБУ согласовал лишь правила нескольких систем (GlobalMoney, MoneXy и Maxi. – Forbes), и случилось это более трех лет назад. С тех пор ни одна из систем не получила согласования правил. Есть внутреннее распоряжение по НБУ, которое приостанавливает их выдачу. Этот факт нам непонятен.
Согласования ждем не только мы, но и еще свыше десяти систем, подававших документы еще 2-3 года назад. Между тем есть законодательная норма, обязывающая НБУ в течение тридцати дней либо согласовать поданные правила системы, либо отказать в согласовании, либо предоставить уточняющие замечания.

Некоторые должностные лица в НБУ называют нашу деятельность неправомерной. Нам, в свою очередь, непонятно, как внутреннее распоряжение НБУ может приостанавливать действие законодательства. Одной рукой чиновники не выполняют свои обязанности, предписанные законодательством, а другой – уличают тех или иных игроков в нарушении правил. Подчеркиваю – речь идет о конкретных должностных лицах, а не о регуляторе в целом.

– Пока не получили согласование правил, по какой юридической схеме вы работаете?
– Если говорить упрощенно, то есть ряд финансовых активов, которые могут быть предметом купли-продажи, передачи, мены – и для работы с этими активами не нужно специальных лицензий. В частности, это передача прав денежного требования и купля-продажа таких прав. Эти активы могут быть предметом сделок.

Наша юридическая конструкция многократно проверена и прошла множество экспертиз – в частности, ее изучали Институт государства и права имени Корецкого и Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз. Они сделали вывод, что по формальным юридическим признакам WMU не есть электронные деньги в такой форме, в какой они сформулированы в нынешнем украинском законодательстве.
Такая деятельность является законной и не нарушает никаких норм. Вопрос перехода на схему с электронными деньгами – вопрос нашей доброй воли. И наша воля – переходить, чтобы не запутывать пользователя и быть прозрачными для регулятора. Но нам этого сделать не дают. А пока не дают, мы можем работать по своей законной схеме.
Если нас критикуют за неукоснительное выполнение закона – пожалуйста, пусть критикуют. Речь идет о тех «экспертах», которые, не изучив нашей деятельности, говорят, что юридически это одно, а по их субъективному восприятию – другое.

– Что собой представляет WebMoney в Украине?
– Это несколько компаний, которые оперируют правами денежного требования. В них работает порядка 50 человек. Банков-партнеров много, но основной – Украинский профессиональный банк, в нем хранится обеспечение обязательств.

– Какие у вас взаимоотношения с международной системой WebМoney?
– Есть международная организационно-технологическая платформа, которая владеет правами на бренд WebМoney, учетную технологию и сервисы. Она предоставляет их другим субъектам – гарантам. К таким гарантам относятся и наши компании.

Мы продаем обязательства и обязуемся их выкупать. Задача – обеспечить свободный доступ пользователей к приобретению обязательств и их погашению, выкупу. Для технологической платформы клиентами являемся и мы, и частные пользователи, которые покупают права на наши обязательства. Просто у нас расширенный интерфейс этой платформы, который позволяет нам вести учет финансовых активов наших пользователей. Мы платим владельцу технологической платформы за доступ в формате «Гаранта».
Логика такая: благодаря тому, что мы имеем этот доступ, у нас покупают обязательства в гривне. Как эмитент системы мы получаем небольшую комиссию при продаже финактива – когда пользователь «пополняет свой электронный кошелек». Зарабатываем мы только на «вводе» денег в систему, за «вывод» мы комиссию не берем.

– Каковы денежные потери компаний-гарантов от блокировки счетов?
– Не хочу на этом акцентировать внимание, пользователей это волнует меньше всего. Важнее другая потеря – потеря доверия. Не только к нам, но и ко многим процессам, которые происходят в стране. Что касается наших доходов, то существуют мифы о том, что они баснословны. Это неправда. Наш заработок – 1% комиссии от продажи прав требования, то есть, от суммы «пополнения кошельков». Эти доходы покрывают жизнедеятельность компании, работу наших профессионалов, технических средств, использование технологической платформы и т.п. Но сверхдоходов наша деятельность не приносит.

Автор: cigulev

Источник

Поделиться