С днем шифровальщикаǃ

в 13:26, , рубрики: edisonsoftware, Блог компании Edison, информационная безопасность, криптография, проектирование, разработка
Комментарии к записи С днем шифровальщикаǃ отключены

С днем шифровальщикаǃ - 1

5 мая 1921 года в России была создана служба криптографии и шифрования.

В этом же году Эйнштейн получил нобелевку «За заслуги перед теоретической физикой и особенно за открытие закона фотоэлектрического эффекта», была создана организация «Госстрах», а Гитлер стал председателем NSDAP.

Я поспрашивал коллег из хакспейса и из компании Edison: «Шеннон, Тьюринг, Фейстель, Шамир, Шнайер, наконец. Вот назовите мне хоть одну фамилию советского криптографа?» Все равно что спросить у ясеня или у тройки. Не дают ответа. Видать, советская криптография была настолько хороша, что отлично шифровала все сведения о самой себе.

У меня была попытка раскопать что-нибудь про советскую криптографию, я даже вышел на компанию Анкорт (это те товарищи, которые сделали бриллиантовый криптотелефон и при помощи калькулятора Электроника МК-85С предотвратили «чеченский фрод»), статья была написана, но в последний момент заказчик срулил, а NDA надолго похоронил статью в черновиках.

Шифрование у нас в крови, предлагаю сегодня всем читателям поделиться своими историями или наводками на интересные факты советской криптографии. Я же поделюсь двумя своими личными историями про свой первый шифр и про организацию первой Дальневосточной олимпиады по криптографии для школьников.

Мой первый шифр

Дело бы в восьмом или девятом классе, я уже ходил в кружок по программированию (КСЮТ) и освоил LOGO и BASIC.
В голову молодого гения пришла мысль, что надо бы придумать, как защититься от спецслужб злоумышленников.
Два дня ушло на разработку суперзащищенного метода шифрования, день ушел на написание шифровальщика, 2 дня на написание дешифровальщика и неделю на вылавливание багов.

Шифровать можно было только русский текст.
30 буквам русского алфавита ставился в соответствие 120 символьный алфавит (что-то я мутил с ASCII).
Каждой букве однозначно соответствовал кортеж из 4х символов.
«а» — <«q», «g», «p», «d»>
«б» — <«w», «x», «y», «z»>
и пр.

Какой из 4-х символов заменял исходную букву, решал рандомайзер бейсика (вот помню я с ним намучился).

Что я знал тогда про частотный анализ? Ничего не знал. Но помню какой энтузиазм из меня пер по поводу проделанной работы. Тогда я впервые проснулся среди ночи, чтобы дописать код.

Первая олимпиада

Дело было во Владивостоке. Год примерно 2004/2005. Вдохновленные тренингами и мастер-классами после Потанинской олимпиады студенты 4-го курса ДВГУ решили проявлять свои лидерские качества.

Пришел я к одногруппнику и говорю: «А давай замутим Олимпиаду». «Ерунда вопрос» — ответил он. Придумали мы 10 задачек, потестили на одногруппниках, пригласили еще двоих приятелей на помощь. Пришли к зав.кафедрой Павлу Николаевичу Корнюшину (спасибо вам огромное за поддержку), он дал добро и пообещал согнать кучу школьников и договориться по всем административным вопросам.

Пришли на олимпиаду 100-150 школьников, длилась олимпиада 4 часа.
Победила девочка, решив все за 1,5-2 часа. Ей дали секретную грамоту с правом поступления без экзаменов на «Компьютерную безопасность».

Недавно я попытался раздобыть тексты заданий, даже отправил запрос на кафедру, но там ничего не нашли.
(Кстати, если вы были участником этой олимпиады — отзовитесь. Кодовое слово «МОЛОКОФФ», вы должны знать что это такое.)

Был забавный момент, когда повесили благодарность перед деканатом. Там указали заслуги ректора, проректора, декана, завкафедрой, а так же студентов: «Антон Н., Андрей Г., Евгений К. и др.». Я потом несколько лет всех троллил, что я вот тот самый «идр», дабы, согласно советской традиции, не раскрывать истинных организаторов.

P.S. Крохи информации из сети про советскую криптографию

«Первым поставил шифровальную службу на действительно профессиональную основу Петр Великий. При нем криптографическая служба находилась под непосредственным руководством канцлера Головкина и вице-канцлера Шафирова. Тогда же начинают заниматься не только шифрованием своих сообщений, но и дешифрованием чужих, то есть появляется и криптоанализ. Преемники Петра продолжили приобщение к европейской цивилизации: при Елизавете Петровне в России появляются свои «черные кабинеты» – служба перлюстрации почты.»
Тайнопись как наука.

"В.А. Котельников был основателем русской и советской математической криптографии и цифровых технологий. В 1933 году он сформулировал «теорему Котельникова», в англоязычной литературе ее называют «теоремой Нейквиста – Шеннона» или «теоремой отсчетов»."
«Русский путь» в криптографии ХХ века. Часть 2.

Криптография в СССР (вики).

«Удаленная» статья на Geektimes «Сокровищница отечественной криптографии».

«Стандарт ГОСТ 28147-89 родился предположительно в недрах восьмого главного управления КГБ СССР, преобразованного ныне в ФАПСИ. Мне довелось беседовать с людьми, утверждавшими, что еще в 70-х годах они участвовали в проектах создания программных и аппаратных реализаций этого шифра для различных компьютерных платформ. В те времена он имел гриф „Сов. секретно“, позже гриф был изменен на „секретно“, затем снят совсем. На моем экземпляре ГОСТа стояла лишь скромная пометка „ДСП“. К сожалению, в отличие от самого стандарта, история его создания и критерии проектирования шифра до сих пор остаются тайной за семью печатями. »
Алгоритм шифрования ГОСТ 28147-89, его использование и реализация для компьютеров платформы Intel x86.

UPD
В. Н. СЕМЕНОВ, директор Департамента специальной связи МИД России, из архивов mid.ru
«К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ШИФРОВАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ В МИД РОССИИ»

5 мая 1921 г. был образован Специальный отдел ВЧК-ГПУ. Эта дата считается сейчас началом создания криптографической шифровальной службы страны.

подробнее об истории
Журнал «ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК»
апрель 2001 год

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

__________________________________________________________________________

К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ШИФРОВАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ В МИД РОССИИ

5 мая 1921 г. считается датой образования шифровальной службы страны. Однако корни ее создания уходят в далекое прошлое.
Появление в России первых специалистов-тайнописцев, находившихся на государственной службе, относится к 1549 году — времени образования Посольского приказа, осуществлявшего общее руководство внешней политикой России. На службе в Посольском приказе находились люди, создававшие шифры, или, как их тогда называли, “цифири”, “цифры” и “азбуки”.

С ХVII века дипломатическая переписка начинает переправляться не только через курьеров, но и по почте. В начале ХVIII века Петром I была учреждена Походная посольская канцелярия, ведавшая политической перепиской. С 1709 года ее называли Посольской канцелярией. Именно в ней сосредоточивается вся работа по шифрованию и расшифровке переписки Петра и его приближенных, а также по созданию шифров и рекомендаций по их использованию.

После образования Коллегии иностранных дел созданием и рассылкой шифров занималась первая экспедиция.

В начале 40-х годов ХVIII века в России была организована перлюстрация переписки иностранных дипломатов.

С созданием Министерства иностранных дел в 1802 году были образованы три секретные экспедиции: первая — цифирная (шифровальная), вторая — цифирная (дешифровальная) и третья — газетная (служба перлюстрации). Вся криптографическая деятельность, а также руководство службой перлюстрации были сосредоточены в канцелярии МИД. Руководил этой работой под непосредственным наблюдением министра управляющий канцелярией.

В начале ХIХ века в МИД был организован цифирный комитет, в состав которого вошли наиболее опытные и квалифицированные криптографы. В задачи комитета входили: анализ и введение новых шифров, контроль за их правильным использованием и хранением; вывод из действия устаревших или скомпрометированных шифров; составление заключений, отчетов и докладных записок для руководителей МИД и императора по вопросам деятельности шифровальной и дешифровальной служб. Этот комитет подчинялся министру, а возглавлял его “главный член цифирного комитета”.

Как и в ХVIII веке, шифрованная переписка в XIX веке велась по политическим, военным, экономическим и другим важнейшим государственным вопросам.

В 1828 году трем секретным экспедициям канцелярии МИД было присвоено наименование “Департамент внешних сношений”. Управляющие секретными экспедициями работали непосредственно под руководством вице-канцлера К. В. Нессельроде.

В 1846 году присвоенное наименование трем секретным экспедициям “Департамент внешних сношений” было заменено на “особую канцелярию министерства”. Управляющие экспедициями были непосредственно подчинены канцлеру наравне с директорами департаментов МИД.

В особой канцелярии была сосредоточена политическая переписка.

Во второй половине XIX века криптографическая служба была создана в военном министерстве и министерстве внутренних дел и перестала быть привилегией МИД.

Шифры МИД разделялись на секретные и несекретные. Помимо них вводились еще шифры специального назначения.

Несекретными ключами следовало пользоваться во всех случаях, когда содержание сообщения само по себе не могло считаться секретным, но когда передача его в незашифрованном виде почему-либо не представлялась удобной, например, когда желательно было избежать преждевременной огласки передаваемых сообщений в печати и т.п.

Ключи специального назначения использовались для сношения с “различными правительственными установлениями, а также с частными учреждениями и лицами”.

В 1862 году особая (секретная) канцелярия была объединена с общей канцелярией.

В конце XIX века при канцелярии министра был шифровальный департамент с двумя отделениями. В одном отделении шифровались сообщения министерства послам и консулам за границу и разбирались получаемые от них из-за границы сообщения. В другом — разбирались копии с перлюстрированных шифртелеграмм.

В годы Первой мировой войны в МИД России организацией всей шифровальной службы, как и ранее, ведал цифирный комитет. В 1915 году в него входили А. Нератов, В. Арцимович, Н. Базили, К. Таубе, Э. Феттерлайн, Ю. Колемин, М. Чекмарев,

Н. Шиллинг, И. Фон дер Флит.

В структуре НКИД в 1917 году было пять отделов:
— отдел сношений с Западом,
— отдел сношений с Востоком,
— лекционный отдел,
— отдел контроля,
— типографский отдел.

Типографский отдел занимался изданием дипломатических документов, в нем же работала группа шифровальщиков.

В связи с дальнейшим расширением деятельности Наркоминдела постепенно изменялась и его структура. В декабре 1917 года в структуре НКИД РСФСР уже значится “Отдел шифровальный и печатный”.

По сведениям, составленным на 29 апреля 1918 г., в составе НКИД уже находился самостоятельный Шифровальный отдел. После реорганизации наркомата в августе 1918 года, когда Канцелярия НКИД по делам Запада была переименована в Отдел Запада, в него были включены несколько отделений, комиссий, а также “шифровальное отделение”.

1 сентября 1920 г. нарком иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерин в своем письме наркому финансов Н. Н. Крестинскому ставит вопрос о направлении в Наркоминдел сотрудников для работы в шифровальном отделении. “Наши шифровальщики были и раньше перегружены работой, а теперь создалось полное несоответствие между их составом и работой… Увеличение состава наших шифровальщиков является теперь задачей первостепенной важности”, — писал Г. В. Чичерин.

Документы свидетельствуют, что вопросы организации шифровальной работы, комплектования шифровального отделения соответствующими сотрудниками, рассылки шифртелеграмм и т. д. были и предметом личной переписки Г. В. Чичерина с В. И. Лениным.

Так, в письме В. И. Ленину от 21 августа 1920 г.

Г. В. Чичерин выражал озабоченность по поводу возможности расшифрования “наших шифровок”. Он, в частности, пишет, что “не было иностранной депеши, которая бы не расшифровывалась, при этом не вследствие предательства, а вследствие искусства русских расшифровальщиков. При этом иностранные правительства имеют более сложные шифры, чем употребляемые нами”.

В. И..Ленин наложил на письме наркома следующую резолюцию:

“Предлагаю (1) изменить систему тотчас,

(2) менять ключ каждый день, например согласно дате депеши или согласно дню года (1-й … 365 … день и т. д.) и т. п.,

(3) менять систему или подробности ее каждый день (напр., для буквы 5 цифр; одна система первая цифра фиктивна; вторая система последняя цифра фиктивна и т. д.).

Если менять хотя бы еженедельно (а) ключ и (б) такие подробности, то нельзя расшифровать. Ленин”.

В своем письме В. И. Ленину от 16 сентября 1920 г. Г. В. Чичерин писал о введении “предосторожностей по вопросу о персонале, связанном с шифровками”, и предлагал В. И. Ленину, чтобы все сотрудники шифровального отделения или шифровальщики” были одобрены Оргбюро и Особым отделом ВЧК”. По его мнению, было особенно необходимо тщательно подбирать “самокатчиков”, которые развозили бы шифровки. В других письмах В. И. Ленину Г. В. Чичерин поднимал такие вопросы, как правила рассылки шифртелеграмм, их хранения, охраны Наркоминдела, особенно охраны шифровального отдела, для чего нарком предлагал назначить курсантов, “как это практикуется в Кремле”.

В этот период работала Государственная комиссия по вопросу “постановки шифровального дела в Республике”. В связи с этим Г. В. Чичерин 25 сентября 1920 г. докладывал в Совнарком, что “с понедельника у нас начнет работать т. Голубь, задача которого будет заключаться в превращении шифровок в официальные бумаги для рассылки их в таком совершенно измененном виде обычным получателям”. В конце 1920 года НКИД был разработан “Циркуляр о шифрах”.

1 марта 1921 г. заведующим шифровальной частью был назначен И. М. Михель, бывший заведующий канцелярией наркома.

5 мая 1921 г. был образован Специальный отдел ВЧК—ГПУ. Эта дата считается сейчас началом создания криптографической шифровальной службы страны.

6 июня 1921 г. Совет народных комиссаров утвердил положение о Народном комиссариате по иностранным делам. Статья 11 этого положения определила задачи, стоявшие перед Управлением делами НКИД, важнейшими из которых было также осуществление шифровальной связи.

Руководство наркомата постоянно уделяло особое внимание налаживанию деятельности этого подразделения. Например, 21 октября 1921 г. на заседании Коллегии НКИД был рассмотрен вопрос “о принятых мерах для усиления персонала и улучшения работы шифровального отделения”.

В 1922 году Коллегия НКИД РСФСР рассмотрела такие вопросы, как предоставление НКИД права назначения шифровальщиков, увеличения коэффициента ставки для шифровальщиков и т. п.

В приложении к отчету НКИД РСФСР съезду Советов за 1922 год была приведена структура НКИД, согласно которой “Шифровальное отделение” по-прежнему входило в состав Управления делами НКИД и называлось “Шифровальной частью”.

В 1923 году Политбюро приняло “программу мероприятий для обеспечения конспиративности в НКИД”. В связи с этим в январе 1923 года состоялось решение коллегии НКИД о создании секретного отдела. “Создать пока малый аппарат со штатом в 11 человек”, — говорилось в постановлении коллегии. Причем предполагалось, что этот отдел организуется на административно-организационных началах, применяемых к шифровальной части НКИД, и будет связан с ней как территориально, так и персонально в лице одного заведующего.

6 июля 1923 г. вторая сессия ЦИК СССР утвердила Конституцию СССР, в соответствии со статьями 49 и 51 которой был образован Народный комиссариат по иностранным делам СССР.

12 ноября 1923 г. четвертая сессия ЦИК СССР утвердила новое положение о НКИД СССР. В результате шифровальная часть была названа “шифровальной и секретной частью”. Она вышла из состава Управления делами и стала структурной частью секретариата коллегии. В этот период происходило сокращение штатов государственных учреждений.

В одном из писем в соответствующие органы 31 июля 1923 г. Г. В. Чичерин писал: “На шифрчасти чрезвычайно тяжело отражаются как колоссальные сокращения, произведенные у нас, так и ужасающе низкие ставки… Мы должны признать безграничную преданность тех партийных товарищей, которые в такой тяжелой обстановке тем не менее до изнурения работают, перенося непосильную тяжесть, лежащую на безмерно сокращенной шифрчасти”. В этом же письме Г. В. Чичерин сообщал, что вновь назначенному члену Коллегии НКИД СССР В. Л. Коппу поручено “работать над всеми вопросами по организации в НКИД шифровального дела”.

По имеющейся сводке о проделанной в 1924 году работе 2-го отделения секретно-шифровальной части НКИД СССР значится, что зашифровано было 309 408, а расшифровано 479 299 документов.

7 января 1925 г. комиссия при секретно-шифровальной части НКИД заслушала доклад о работе секретной части и постановила слить секретную и шифровальную части и именовать вновь созданную часть “Секретно-шифровальной частью НКИД”. Через два месяца, 7 марта 1925 г., было принято решение о ликвидации секретной части, а вместо нее учреждено в составе шифровальной части III отделение (секретное), 9 марта 1925 г. Коллегия НКИД утвердила это решение.

В этом же году Нарком иностранных дел СССР

Г. В. Чичерин вновь поднимает вопрос о пополнении персонала шифровальщиков. 21 апреля и

8 мая 1925 г. он обращается по этому вопросу в секретариат ЦК РКП(б): “Недостаточность персонала нашей шифрчасти становится уже государственной опасностью”.

В конце 1925 года существовавшие в НКИД в качестве “организационных единиц” “части” и “отделения” были переименованы в “отделы” и “подотделы”. Так, секретариат коллегии стал функционировать на правах управления, секретно-шифровальная часть была переименована в секретно-шифровальный отдел, а входившие в его состав три отделения были, соответственно, переименованы в первый, второй и третий подотделы.

Следует также отметить, что в вeдение шифровального отдела входил также и секретный архив НКИД СССР. В связи с постоянным ростом дел в архиве руководство шифровального отдела ставило вопрос перед Коллегией НКИД о выделении архиву нового помещения, обращало внимание на отсутствие работников, которые могли бы не только обрабатывать поступающие архивные дела, но и поставить деятельность архива на научную основу.

В 1927 году вместо шифровального отдела, состоявшего из трех подотделов, был организован секретно-шифровальный отдел, состоявший только из двух подотделов. Третий подотдел был ликвидирован и создан секретный архив.

В ноябре 1927 года в докладе отдела руководству НКИД о постановке секретно-шифровальной работы в органах НКИД сообщалось обо всех мероприятиях, проведенных отделом в деле совершенствования постановки шифровального дела в системе НКИД и исправления имевшихся недостатков в этой области. В докладе подчеркивалось, что “постановление инстанции в части, касающейся шифрделопроизводства, выполнено полностью” Доклад свидетельствует также и об улучшении постановки секретного делопроизводства в отделах НКИД СССР. В заключение доклада указывалось, что “объединение секретных делопроизводств с шифровальным на практике себя полностью оправдало”.

12 февраля 1930 г. административная комиссия НКИД рассмотрела вопрос об улучшении работы и изменении структуры секретариата коллегии и постановила выделить из состава секретариата секретно-шифровальный отдел как самостоятельный отдел, подчиненный непосредственно одному из членов коллегии. 3 марта 1930 г. Коллегия НКИД СССР утвердила это решение комиссии.

В декабре 1938 года по согласованию с секретно-шифровальный отделом для ведения секретного делопроизводства в центральном аппарате НКИД СССР были созданы секретные части, которые в отдельных вопросах своей деятельности должны были руководствоваться указаниями секретно-шифровального отдела НКИД СССР.

В мае 1939 года секретно-шифровальный отдел НКИД СССР был реорганизован. Из него был выделен как самостоятельный отдел — шифровальный с непосредственным подчинением заместителю наркома и переименован в 10-й отдел НКИД. Все функции секретно-шифровального отдела, не относящиеся к 10-му отделу, были соответственно переданы отделу кадров, управлению делами и политархиву. Наименование должности “шифровальщик” было упразднено и были введены должностные названия, принятые в оперативных отделах НКИД (отв. референт, ст. референт, референт и мл. референт).

Во время Великой Отечественной войны шифровальщиками в основном работали женщины, поскольку мужчины добровольцами ушли в ополчение. Почти все они погибли, защищая Москву. После окончания войны отдел пополнился связистами из партизанских отрядов и демобилизованными из армии. В 1946 году большой группе сотрудников МИД, в том числе и 10-го отдела, были вручены государственные награды за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны.

В марте 1946 года НКИД был переименован в МИД.

В 1989 году 10-й отдел был преобразован в Управление связи МИД.

В 1992 году Управление связи было включено в созданный Департамент по административным вопросам (ДАВ) МИД России.

В августе 1996 года Управление связи было выведено из ДАВ.

С 1 февраля 2000 г. Управление связи было переименовано в Департамент специальной связи (ДСС).

В разные годы руководителями шифровальной службы НКИД—МИД были Н. Г. Маркин, И. М. Иехель, В. Д. Цибизов, М. Ф. Безухов, И. В. Климов,

Ф. М. Шляков, Ф. М. Рыжих, Н. С. Жеребцов, И. И. Лобанов, А. И. Калинин, Ю. И. Канцуров.

Вся история шифровальной службы Министерства иностранных дел изобилует примерами ратного подвига и самоотверженного труда ее сотрудников. Преданность своему делу — характерная черта шифрработников всех поколений. В самых различных условиях они проявляли и проявляют лучшие качества, воспитанные на добрых традициях специальной службы внешнеполитического ведомства нашего государства.

В подготовке этого материала большую помощь оказали сотрудники Архива внешней политики Российской Империи и Российской Федерации Историко-документального департамента. Всем — наша искренняя благодарность.

В. Н. СЕМЕНОВ,
директор Департамента специальной связи МИД России

Автор: Edison

Источник

Поделиться новостью