Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы

в 15:42, , рубрики: Блог компании RUVDS.com, облачные технологии, хостинг-провайдеры

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 1

Мы продолжаем серию статей, рассказывающих о том, как проходил форум Облачные технологии в России, где 23 июня 2016 года встретились ведущие эксперты отрасли, представители бизнеса, профильных министерств и ведомств, придерживающихся различных точек зрения, но которые собрались вместе для ведения дискуссии по самым актуальным проблемам отрасли и путям их решения.

Сегодняшняя статья расскажет о том, что обсуждалось в ходе первой пленарной сессии — «Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы. Облачные хранилища для бизнеса: риски и возможности», к каким выводам пришли ее участники и каким они видят будущее облачных сервисов. Надеемся, вам будет интересно.

Участники:

Модератор дискуссии, Никита Цаплин, управляющий партнер RUVDS
Тони Янь, руководителя департамента по работе с корпоративными клиентами HUAWEI
Андрей Листопад, руководитель отдела развития облачных проектов компании «Караван»
Алексей Хорошилов, генеральный директор, UltraVDS
Илья Шкатулов, учредитель,«Трансстромсервис»
Роман Федоров, генеральный директор, Коворкинг, 14
Дмитрий Краснов, начальник управления информационных технологий АКИБ «Образование» АО
Лада Кобкина, руководитель проектов брокерского бизнеса, «Компания БКС»

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 2

Вкратце представив спикеров, дискуссию открыл модератор, Никита Цаплин, Управляющий партнер RUVDS:

— Уважаемые коллеги, я хотел бы открыть первую пленарную сессию «Развитие облачных технологий в России. Новая реальность, вектор развития и основные проблемы». Как я уже говорил на вступительном слове, основная тенденция изменения политики компаний в отношении информационных технологий заключается в отказе от поддержания традиционной собственной ифраструктуры компаний. В марте крупнейший американский банк J.P. Morgan заявил о готовности переноса части своих сервисов в паблик клауд. В апреле этот же банк опубликовал довольно масштабный доклад, в котором сообщил, что крупные компании все чаще переносят данные корпоративной нагрузки в публичные облака. Ускоренный переход в облака и рост востребованности облачных сервисов сигнализирует о смене парадигмы информационной политики на предприятиях, представляя серьезную угрозу традиционным поставщикам ИТ решений. Выводы доклада основаны на результатах опроса более двухсот ИТ директоров компаний с годовым бюджетом от 600 миллионов долларов в год. Таким образом, совокупный бюджет компаний, участвовавших в докладе, свыше 120 миллиардов долларов. Основываясь на выводах доклада, банк констатирует, что рост затрат на ИТ бюджеты в данных компаниях сократился от 2-x до 4-x раз, а для компаний, чей ИТ бюджет годовой превышает 2 миллиарда долларов, подобный рост сократился и того более. Таким образом, можно наблюдать очень стремительный переход крупных корпоративных рабочих нагрузок в облачные решения. Согласно прогнозам данного доклада, в ближайшие 5 лет от 40% до 50% корпоративных нагрузок будут сосредоточены в облачных проектах, в то время как сейчас этот показатель находится на 15%. Россия также не отстает от мировых тенденций. В ходе рабочего визита Германа Грефа в силиконовую долину было объявлено о готовности Сбербанка к переносу части корпоративных нагрузок в паблик клауд в связи с перегрузкой ЦОД-а в «Сколково». В России данная тенденция уже давно охватила рынок глобального перехода из CAPEX в OPEX, эта тенденция активно развивалась по мере развития облачных технологий, потому что они являлись основным драйвером данного процесса. До недавнего времени этот тренд был актуален только для заказчиков, рассматривающих для себя возможность использования ИТ как услуги, в то время как другие компании стремились создать собственную структуру они продолжали это делать, но современные финансовые реалии этот процесс немного подкорректировали. Созданная структура оказалась очень тяжелой для бюджетов компаний самого разного масштаба, и чем больше был бюджет, тем больше фактически результат современной экономической ситуации сказался на состоянии ИТ инфраструктуры. Фактически, компании столкнулись с невозможностью поддерживать актуальную структуру и стремительно устаревающее оборудование. Компании, даже имеющие традиционный подход, вновь обратились к использованию облачных технологий. Этот процесс мы и хотели обсудить с участниками круглого стола. Готов ли сектор услуг IAAS в России и структурных услуг к тому, чтобы принять на борт всех тех, кто фактически сейчас терпит бедствие в связи с тем, что не могут поддерживать структуры, а эти бюджеты сейчас сильно урезаются? Существуют ли какие-то механизмы урегулирования на рынке данных услуг, преодолимы ли риски при текущем законодательстве при переходе в облако. Все эти и многие другие вопросы я хотел бы обсудить с участниками нашей пленарной сессии.

— Итак, мы начнем с первого вопроса, который будет обращен к Тони. Как вы считаете, в чем заключается целесообразность обработки и хранения данных в паблик клауд в первую очередь?

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 3

Тони Янь, руководитель департамента по работе с корпоративными клиентами HUAWEI:

— На самом деле я специально еще спрашивал айтишников нашей компании, поскольку у нас очень большая команда по всему миру, какие услуги, как мы сейчас двигаемся, публичный или частный? Мы имеем возможность помочь другим организациям построить клауд вроде бы свои то же самое, но мне ответили следующее: Мы даже как организации имеющие данные возможности все равно мы для комфортной и для удобной работы мы все равно переносим определенные данные, например, наших данных между нами с нашими аутсорсинговыми партнерами которые нас обслуживают, эту часть данных на публичный клауд. Чтобы массовое количество обмена данными так и происходили. Или мы переносим в том числе у нас есть b2c бизнес, соответственно почти вся информация касается b2c бизнеса, мы переносили так же на публичный клауд. Так же подобные услуги определенные офисные мы также перенесли. Потому что в этом случае это дает определенный экономический факт и удобство. Мы для этого сервиса еще сохранили собственный ресурс, параллельно конечно на сегодняшний день бизнес информация сохраняется в своих руках в частном клауде и на самом деле это факт на мировом рынке, не только публичный или частный, вперемешку и скорее всего при текущей ситуации в России это один из наилучших вариантов, по факту. Хотелось бы так же услышать ваше мнение, потому что у вас у каждого своя кухня, свои особенности.

Никита Цаплин (Модератор): — Получается своего рода комбинированное решение, потому что не все данные, наверное, можно перенести сейчас в облако, что может противоречить политике безопасности различных компаний и банков. Я хотел бы спросить Дмитрия, насколько перенос в паблик клауд приемлем для банковских структур, таких как ваша?

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 4

Дмитрий Краснов, начальник управления информационных технологий АКИБ «Образование» АО:

— По поводу переносе в облако, закон позволяет это делать. Тут вопрос доверия к партнеру, как он защищает эти данные. Никаких проблем с точки зрения законодательства в нашей сфере особых нет, весе решается договорными отношениями, а дальше возникает вопрос, как взаимодействовать с тем, кому мы отдаем наши данные. Когда данные находятся у меня мне все понятно, что делать, у меня есть специалисты, и все методы решения проблем известны. Когда данные уходят к третьим лицам, тут возникают действительно небольшие издержки и по отношению к клиентам, то что мы передаем эти данные, и то что если вдруг какая-то недоступность нужно дозваниваться до поставщика и выяснять проблему. Другая проблема которая существует, мы как финансовая организация мы не занимаемся разработкой программного обеспечения, и то что Тони говорит про готовую инфраструктуру, разработчики программного обеспечения которые поставляют нам те или иные решения, они не очень хотят брать на себя ответственность за работу своего программного обеспечения в каком-то третьем дата-центре. У меня возникает проблема взаимодействия трех фирм. Когда одни говорят одно, другие говорят другое, а страдаю из-за этого я, соответственно. Поэтому, мне нужно готовое решение от вендора. То есть ваша инфраструктура она прекрасна, на слайдах мне кажется, что она работает хорошо. Те сервисы, которые мы разрабатываем самостоятельно они достойны быть опубликованными в клауде и не вижу никаких проблем с этим. Даже больше хочу сказать, что построенное нами облако 5 лет назад оно сейчас уже работает на грани, какое-то время мы просуществуем, но естественно будем переносить в какие-то сторонние дата-центры, потому что содержание собственного дата-центра это очень большие затраты. Тут возникает проблема с обеспеченьем питания, резервированием, чтобы отказоустойчиво построить, специалисты те же. Гораздо выгоднее размещать это все в облаке.

Никита Цаплин (Модератор): — А вот вы говорите, что при выборе провайдера довольно сложно довериться ему, а на какие факторы вы бы в первую очередь стали обращать внимание при выборе провайдера? Есть ли какие-то возможно критерии?

Дмитрий Краснов: — Да, конечно. Первое это соответствие законам. Если идет обработка персональных данных, это мы на следующей сессии обсудим, там нужно наличие определенных лицензий и требований. Второе, на счет качества услуги. Соответственно первыми мы не пойдем в облако к компании которая только начинает. Естественно нужен какой-то опыт. Пусть он будет не большой, пусть он будет у других более мелких, потому что наша база данных она в отличии от баз данных банка и от других баз данных, имеет риск не того что данные украдут, а того что их изменят. Потому что это финансовая информация и тут мы отвечаем перед клиентами своим кошельком. То есть мне не столько страшно если мои данные уйдут, нет это конечно важно, но гораздо хуже если их изменят и я об этом не узнаю. Данные которые хранятся в банке имеют такую роль что их изменение быстро превращается в деньги. Поэтому надежность и безопасность это самое важное.

Никита Цаплин (Модератор): — Тут, наверное, есть некоторая проблема этой сферы в том, что отсутствует какое-либо регулирование, то есть по факту кроме каких-то базовых лицензий Роскомнадзора и каких-то дополнительных- на операции с персональными данными регулирование рынка по факту отсутствует. То есть о качестве услуг приходиться узнавать по факту их оказания.

Дмитрий Краснов: — Да, конечно. Я конечно не знаю вашу сферу бизнеса, но возможно у вас тоже есть какие-то аудиторские проверки, какие-то заключения о том, что вы соответствуете тем или иным стандартам.

Никита Цаплин (Модератор): — Ну вот на самом деле, что нет таких вещей, регулирующих органов дающих объективную оценку качеству услуг в этой сфере к сожалению, нет, и я думаю представители хостинговых компаний которые здесь сидят они знают известный пример провайдер CloudMouse который просто исчез вместе с данными. То есть по факту, выбирая провайдера пользователь сталкивается с проблемой что он выбирает кота в мишке, потому что кроме сайта и лицензии Роскомнадзора, которая в принципе является базовой для всех, нет каких-либо критерий, по которым можно было бы отличить хорошего провайдера от плохого. В принципе, наверное, действительно участникам рынка может быть стоит задуматься о создании какого-либо рода саморегулируемой организации которая бы контролировала какое-то качество услуг, потому что это по факту любой может открыть сайт в интернете и либо перепродавать услуги других провайдеров, либо имея вплоть до того, что у него один компьютер стоит в доме, раздавать вот эти вот облачные решения.

Никита Цаплин (Модератор): — Дмитрий, а с чем связан перенос банками своих сервисов в публичные хранилища? Вот как стало известно, что Сбербанк стал задумываться о таком процессе, следуя примеру американского банка JPMorgan. Как вы считаете? Здесь вопрос в первую очередь оптимизации затрат или дань технологической моде.

Дмитрий Краснов: — Вопрос оптимизации затрат он конечно всегда главный, а все эти затраты, они очень большие на покупку на лицензии, очень дорого покупать, и что самое важное это специалисты по обслуживанию таких серверных фирм, их достаточно тяжело найти. Имея только одного специалиста, мы не сможем перекрыть все риски, так как специалисту нужно пойти в отпуск, нужно уже два и достаточно дорого это все содержать. Я думаю о технологичности сейчас не идет речь, мы пока смотрим с точки зрения экономии.

Никита Цаплин (Модератор): — Насколько я знаю ваш банк начал перенос данных в публичное облако. С какими проблемами вы столкнулись на этом пути, что можете посоветовать представителям других банков, возможно?

Дмитрий Краснов: — Основная проблема это скептическое отношение руководства к тому что мы передаем свои данные каким-то третьим лицам. То есть банки достаточно консервативны и если ИТ директор преподносит это как «мы отдаем свои данные каким-то третьим лицам», то конечно это будет «Нет». А если это преподносить с точки зрения надежности и то что этого гораздо лучше, чем эти данные находятся где-то у нас в серверном помещении, чем оно уезжает к кому-то, к третьим лицам. То есть третьи лица, ваша фирма, она должна обеспечить безопасность этих данных. Тут вопрос шифрования и качества. Если удается доказать, что получим гораздо качественней услугу, то да, будет согласие. Если конечно преподносить как к третьим лицам, и наши данные будут открыто лежать, это конечно точно будет «Нет». По поводу тех, кто хранит данные в открытом виде это конечно тоже еще тот риск.

Никита Цаплин (Модератор): — Вы имеете в виду открытый вид- это паблик клауд?

Дмитрий Краснов: — Да, файловую систему которая доступна всем остальным. Сейчас алгоритмы шифрования достаточно простые и их поддерживают практически все серверные платформы и не включает их только ленивый.

Никита Цаплин (Модератор): — Сталкивались ли вы в процессе переноса с какими-то проблемами, которые не удалось преодолеть? То есть вы хотели бы перенести какой-нибудь сервис, но это не получилось по какому-то ряду причин.

Дмитрий Краснов: — Да, как я уже говорил мы с вендорами связаны договорными обязательствами. То есть их программное обеспечение должно работать на нашем оборудовании. Как только к ним приходишь и просишь обеспечить работоспособность на другом оборудовании, они не охотно заключают договора и вообще идут на контакт. То есть здесь у меня некий вендер-лок возникает.

Никита Цаплин (Модератор): — А сейчас мы как раз этот вопрос переадресуем представителю вендора который здесь находиться. Андрей, как вы своим клиентам предлагаете решать подобные задачи?

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 5

Андрей Листопад, руководитель отдела развития облачных проектов компании «Караван»:

— На самом деле тут стоит начать с того что, если сравнивать наши сервисы, которые доступные в России с сервисами которые доступны по всему миру, с тем же самым амазоном, рэкспейсом и так далее, боюсь что у нас нет в России подобного аналога. Ближайшие аналоги это наверное компания Яндекс и Мейлру, но в основном они оказывают немного другие сервисы. Мне очень сложно предположить, что кто-либо бы из игроков Российского рынка выдержал бы хотя бы часть нагрузки Сбербанка, ровно потому что у нас в России нет подобной инфраструктуры, которая бы мгновенно масштабировалась под те задачи, которые могут ставать. Если говорить конкретно про нашу компанию и про те задачи, которые мы решаем, безусловно ситуация меняется, компании, которые еще 5-7 лет назад скептически относились к облакам, сейчас относятся более адекватно, более понимающе. Они знают какие процедуры необходимо преследовать, что они хотят получить, поэтому сейчас стало работать проще. Мы замечаем, что даже государственные компании начинают все больше и больше смотреть на облачные услуги. Мы получаем запросы от Мин Связи, от правительства Москвы на облачные решения. Но это касается запросов. Если касаться реалий, то как правило заказчики решают проблемы переноса самостоятельно, скажу честно, потому что в какой-то степени у нас не хватает компетенции по переносу баз данных, по работе баз данных, по настройке баз данных. Но мы выстраиваем отношения с партнерами которые специализируются на работе с подобными сервисами. Мы работаем с компаниями, которые соответственно, у нас есть трехстороннее соглашение между заказчиком, компанией аутсорсером и мы как провайдеры инфраструктуры и это решает проблему, это решает проблему взаимодействия, это решает проблему ожиданий заказчика и в конечном счете играет на качестве сервиса. Могу привести пример, если допустим 5 лет назад это казалось безумием, сейчас мы работаем над проектом по переносу инфраструктуры интернет магазина оператора связи из топ 4 российских провайдеров мобильной связи. Мы ведем переговоры по переносу биллинга оператора топ 4 именно фиксированной связи. Все течет, все изменяется, и мы растем, и зрелость компании как провайдеров так и вендоров так и клиентов растет, все меняется.

Никита Цаплин (Модератор): — Алексей, а как вы бы смогли ответить на этот вопрос? Как вы клиентам предлагаете решить подобные задачи, которые обозначил Дмитрий, в плане интеграции непосредственно? Проблема в том, что приходит, например, банк или организация к вендору и говорит, что у нас работает наше программное обеспечение на нашем оборудовании, и неясен вопрос интеграции его в какое-то другое оборудование.

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 6

Алексей Хорошилов, генеральный директор, UltraVDS:

— Рекомендации вендоров, конечно, никто не отменял и тут самое главное не боятся пробовать, потому что сервис который поставит вендор ничем не отличается от того что может предложить любой гибкий провайдер. То есть виртуальная система или физическая, для большинства ПО, значения не имеет и рекомендации на бумаге носят информационный характер и большинство ПО так или иначе легко переноситься. Сталкиваться можно только с проблемами какими-то специфическими, как и Тони заметил в своем докладе, что при виртуализации происходит все-таки изменение и скорости доступа к данным, как к оперативной памяти, так и к процессорам и дискам и не все базы данных, очень малое их количество, но не все могут легко быть экспортированы.

Никита Цаплин (Модератор): — Алексей, а вот насколько провайдеры проявляют гибкость при работе с подобными клиентами, ведь не секрет что это не самая удобная задача для розничного провайдера. Проще предоставлять какую-то типовую услугу. Такие клиенты возможно и не нужны многим провайдерам, проще собрать больше типовых чем интегрировать довольно долго какие-то компании при том что их объемы будут не превышать, например, поток розничных.

Алексей Хорошилов: — Да, согласен. Можно целый год пытаться вести переговоры, пытаться интегрировать, а в итоге получить отказ и ни копейки з этого клиента, но большинство именно, чем меньше компания, тем боле она гибкая, тем легче ей перестроиться под какого-то клиента. Если допустим Amazon, OVH к ним придет какой-то российский заказчик и попытается предъявить требования к инфраструктуре, скорее всего они не будут выполнены. Если говорить не о каком-то мега крупном, который может на них давить. Для мелких компаний, где закупить оборудование в надежде что крупный заказчик просуществует у них хотя бы год, полностью чуть ли не создать инфраструктуру с нуля под этого заказчика, не составит никаких проблем. И «МТ ТЕХНОЛОГИИ» и любая другая, особенно начинающая, и ваша RUVDS сервис тоже сможет это предоставить.

Никита Цаплин (Модератор): — Андрей, а как вы прокомментируете, насколько целесообразно довольно крупным провайдерам работать по индивидуальным проектам интеграции, или это все-таки для небольших компаний.

Андрей Листопад: — Есть хорошее правило, 80 на 20. 20% клиентов приносит 80% прибыли, и наоборот. По себе могу сказать то же самое, наши 30 клиентов приносят половину выручки, а остальные 6 тыс. приносят еще половину.

Никита Цаплин (Модератор): — Ну в принципе с банками и крупными компаниями стало более-менее понятно. Я предлагаю еще затронуть так же тему «Облачные технологии как сопутствующие услуги для конечных клиентов». То есть это когда компания приобретает не для собственных нужд, ту или иную структуру, а когда она приобретает ее для перепродажи своим конечным клиентам, когда это требуется для бизнеса. Насколько такая модель востребована, как вы считаете? Я хотел бы спросить, начнем мы с Лады.

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 7

Лада Кобкина, руководитель проектов брокерского бизнеса,«Компания БКС»:

— У нас брокерская компания. У нас эта модель востребована. Мы действительно предлагаем нашим клиентам определенные два пакета услуг, это автоследование и размещение оборудования в дата-центре и соответственно когда мы это предлагаем мы говорим, ребята, для того чтобы у вас не было проблем с интернетом, чтобы вы не зависели от электричества, чтобы у вас не было затрат на покупку сервера, то что Дима говорил, на размещение в дата-центре, это большие затраты очень, то соответственно мы вам предлагаем использовать облачные технологии. Соответственно это пользуется популярностью среди наших клиентов, и мы считаем что за этим будущее. В дальнейшем, сейчас у нас изменилась немножко экономическая окружающая обстановка, скажем так. У нас есть биржа брокерская, московская биржа, скажем так, и буквально на этой неделе был семинар, на котором биржа заявила, что они собираются отказать в доступе к определенным нашим шлюзам через интернет, и соответственно они заставляют наших клиентов покупать определенные VPN соединения. И мы говорим, ребята, мы вам предлагаем альтернатив, возьмите облачные технологии. В этом случае вы сэкономите. Мы вам даем в аренду оборудование в дата-центре и вам не надо будет покупать VPN. Вы экономите как минимум 5 тыс. рублей в месяц. Для розничного клиента, для обычного «физика», это достаточно большие деньги. И соответственно в будущем, с учетом этой экономической обстановки и окружающей среды, мы видим, что сейчас придут клиенты которые будут выбирать брокера не потому что сопутствующая услуга, а потому что наоборот у этого брокера есть такая услуга и мы можем вам что-то предложить и поэтому будет отфильтровывать этих брокеров, к кому прийти.

Никита Цаплин (Модератор): — Да, действительно. Как вы и сказали с биржей такая ситуация что как раз одна из проблем распространенных технологий является некоторые последователи традиционной модели, которые оберегают свою бизнес модель, и порой может быть сами того не желая создают препятствия для разворачивания таких сервисов. А с какими сложностями вы столкнулись в процессе разворачивания облачных сервисов на бирже?

Лада Кобкина: — Я немножко прокомментирую предыдущий комментарий. Мы не считаем, что это проблема, мы наоборот поощряем… Ну биржа действительно не должна сама заниматься виртуальным серверами (VPS), мы рады что она дала нам возможность, брокерам, заняться самим, выйти на вас, заключить договора и предоставлять сервис клиентам. Проблем у нас как правило нету таких, у нас достаточно типовые сейчас клиенты, которые берут типовые виртуалки и соответственно там единственное что их интересует это безопасность, то, о чем Дима говорил, потому что там у них есть торговые терминалы, но мы эту проблему закрываем с нашими партнерами, которые предоставляют программное обеспечение. То есть там есть дополнительные услуги, двухфакторная авторизация, зайдите пожалуйста, подключите смс-ки, при разном заходе вам будут приходить сигналы и все это можно зашить. Клиенты, которые покупают оборудование размещая его в дата-центре это более специфические клиенты, это уже крупные клиенты, это алгоритмисты, у которых очень много активов и которым важна скорость и минимальные задержки для отправки сигнала на биржу. Здесь уже бывают уникальные особенности, то есть мы приходим уже к нашим партнерам, просим «здесь пожалуйста Linux, здесь Windows, а здесь такие-то мощности», то есть особое требование к серверам предъявляем которые нам нужны к инфраструктуре. Это связано со спецификой наших клиентов, никаких таких особых, критичных проблем мы не видим, все решаемо.

Никита Цаплин (Модератор): — Ну то есть вы выделяете в качестве преимуществ точку входа для новых клиентов, которые могут выбрать вашу компанию благодаря тому, что есть эта услуга, а в качестве каких-то сложностей я так понимаю только вопросы безопасности?

Лада Кобкина: — Ну я же говорю, что он решается не на стороне вас, а на стороне наших партнеров, которые разрабатывают софт, то что Дима говорил, у нас есть контрагенты, с которыми мы работаем и нет ничего что нельзя решить. Все решаемо.

Никита Цаплин (Модератор): — А теперь интересно было бы послушать мнение провайдеров, насколько я знаю у UltraVDS есть ряд клиентов из числа крупных брокерских компаний. Хотелось бы спросить, насколько удобно предложение провайдеров в этом направлении, ведь для реселлинга какой-либо услуги третьими лицами должна быть какая-то определенная структура, возможно программный комплекс, API, или какие технологии вы предлагаете своим клиентам?

Алексей Хорошилов: — Да, на самом деле компания Церих капитал менеджмент активно сотрудничает с нами, представляю виртуальные сервера на сервисе UltraVDS своим клиентам и полноценный API который существует на нашем сервисе он полностью закрывает проблему White Label и, возможно, какую-то степень недоверия со стороны клиентов, потому что-то что они получают это сервер внутри личного кабинета Цериха. Они ни коим образом не видят провайдера, не задумываются о рисках. Они выбрали надежного брокера, подразумевая что…

Никита Цаплин (Модератор): — Извините, я Вас перебью. Модель White Label, она подразумевает, мне кажется, еще больше ответственность брокера при выборе контрагента, потому что, если брокер заранее говорит, ну, мы сейчас, конечно, пересекаемся с темой дискуссии, которая будет дальше, но, тем не менее, при выборе контрагента, если схема White Label, то фактически всю ответственность несет брокер, а при продаже с указанием провайдера, брокер снимает с себя часто ответственность, то есть схема White Label, мне кажется, как бы она не настолько удобна, наверно, для брокерских компаний.

Алексей Хорошилов: — Ну, снятие ответственности с брокера это как-то не очень солидно. Я думаю, что…

Никита Цаплин (Модератор): — Я не имею в виду снятие ответственности, а просто брокеру сложнее контролировать этот участок, который они не могут контролировать, а по факту ответственность они несут.

Алексей Хорошилов: — Возможно, да, перекладывается какая-то роль поддержки в случае возникновения технических проблем, и клиент звонит брокеру, брокер звонит нам, и получается в какой-то степени испорченный телефон, может получиться. Но каждый для себя решает сам, в зависимости от количества клиентов, от своих возможностей. Церих сделал так, а можно сделать каким угодно образом, инфраструктура позволяет и, собственно, сейчас несколько сотен клиентов работают так, и проблем пока за более чем год работы не было зафиксировано.

Никита Цаплин (Модератор): — А вот вопросы безопасности какие-то возникали при работе? Какие у вас предложения для безопасности? Потому что все-таки ответственность особая при работе с клиентами брокеров заключается в том, что пользователи конечных машин, они оперируют с деньгами, и в этом плане ответственность несколько возрастает.

Алексей Хорошилов: — Да, смотрите, что касается виртуальной системы, она абсолютно изолирована от внешних таких же виртуальных соседей. И от того, что я взял, допустим, свой сервер с установленным на нем роботом или торговым терминалом и воткнул бы его в мой, как мне кажется, надежный дата-центр, но не было бы сколько-то более-менее надежно с точки зрения защиты данных. Все данные можно шифровать как аппаратно, уже было сказано, так и внутри ОС и проблема безопасности она скорее, в данной сфере, скорее не в аппаратно-программном уровне, а в голове каждого клиента. Если клиент хочет, чтобы его данные никоим образом не были получены, он легко это может сделать внутри операционной системы, которую он получает. Доступа к этой операционной системе нет ни у нас, не будет ни у нас, ни у брокеров. Соответственно, в общем-то, как уже было сказано, не бояться, пытаться пробовать в работе.

Никита Цаплин (Модератор): — Андрей, а как вот Вы прокомментируете, есть ли у Вас какие-то клиенты подобные в плане брокерского обслуживания, с какими проблемами Вы сталкивались в работе с подобными клиентами и как решали эти проблемы?

Андрей Листопад: — Смотрите, тема сама по себе интересная, видимо, на самом деле по ней дискутировать можно достаточно долго, то же самое там Брокеркредитсервис является нашим клиентом и его сервера находятся у нас на колокейшене. А если мы говорим про наши облачные решения, у нас тоже бывают клиенты, которые запрашивают у нас те или иные виртуальные машины со специализацией для алгоритмичной торговли, устанавливают свои терминалы и самостоятельно конектятся к биржам. В свою очередь, если там подумать, над тем, что важно клиентам брокеров, ну и самим брокерам, можно было бы предложить какое-нибудь специализированное решение и обеспечить минимальный уровень задержки между биржей и, соответственно, терминалом клиента. Для этого необходимо просто договориться либо с самой биржей, либо с компанией, которая предоставляет доступ в экстранет. Но в любом случае, скажем так, вопросы безопасности все равно возникают, но возникают они именно, как сказали коллеги, на ментальном уровне, потому что твои данные будут находиться где-то на стороне и за сохранность этих данных отвечаешь только ты.

Лада Кобкина: — Можно я еще немножко добавлю, как брокер? Наши клиенты, что они просят: это будет ограниченный вход с определенных IP-адресов, с определенных портов, соответственно мы попросим двухфакторную авторизацию, то что я говорила – всякие там смски, что у вас там происходит на виртуалке там по событиям. А какие мы, как брокеры, предъявляем требования партнерам, с которыми мы работаем: это должен быть определенный журнал обращения, то есть, кто конкретно заходит на виртуалку, ограниченный доступ к нашим виртуалкам, то есть в случае, если какой-то там сбой, если нужно было обновить сервера и так далее, то есть мы говорим, что: «пожалуйста», но это должен быть ограниченный доступ, все журналы должны будут заполняться – кто когда конкретно зашел, что конкретно делали на серверах, на хост-серверах, что обновляли, то есть все мы это ведем. Со своей стороны, клиентам мы тоже помогаем. Вот дата-центр сказали про размещение оборудования в дата-центре, здесь, соответственно, у нас еще — мы просим ограничить доступ в интернет. Это наши уже требования, как брокера, для того, чтобы больше защитить наших клиентов.

Никита Цаплин (Модератор): — В принципе, понятно, что все эти задачи решаемы. Главное, чтобы было желание двигаться в направлении облачной технологии. В продолжение темы облачной технологии как сопутствующей услуги, я хотел бы задать такой же вопрос Роману Федорову, у него довольно интересный социальный проект, это коворкинг центр, который также применяет услуги облачной технологии для своих конечных клиентов. Роман, расскажите, зачем вы это делаете?

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 8

Роман Федоров, генеральный директор, Коворкинг, 14:

— Да, так получилось, что изначально мы, возможно, даже не планировали применять облачные технологии и виртуальные сервера, но более детально изучив рынок, мы пришли к тому, что почему-то до этого никто до нас не додумывался. А как казалось, в виду нашей специфики, мы предоставляем людям рабочие места и даем людям возможность экономить на аренде офисов. Часто наши клиенты это фрилансеры, это новые стартапы, это бухгалтерия на аутсорсе, это может быть кто угодно. Илья в начале сейчас спрашивал, что они могут получить, скажем, с аренды виртуальных серверов, либо с облачных технологий в принципе. Оказалось, тут достаточно много точек соприкосновения. Например, люди могу приходить с достаточно старыми компьютерами, и арендуя виртуальный сервер, они могут получить возможность работать с программами, которые их машины не позволяют. Сегодня у нас много запросов, например, в области автокада, много инженеров, дизайнеров работают в программе и у многих просто машины не тянут эти программы. Я так понимаю, у RUVDS скоро появится тоже возможность использования видеокарт мощных.

Никита Цаплин (Модератор): — С использованием новой среды виртуализации Open Stack, я думаю, что мы сможем виртуализировать и видеопамять в ближайшее время. Ну, я думаю, будет интересно слушателям, если вы расскажете поподробнее о своем проекте. Все-таки, непосредственно Вы предлагаете рабочие места, но компьютеры вы не предлагаете? Расскажите про свой проект.

Роман Федоров: — Приходя в коворкинг человек не арендует площадь, он просто покупает абонемент на рабочее место. Он можем поработать один день, может поработать месяц, может поработать год, в зависимости от его интересов. То есть мы предоставляем людям услугу, как фитнес центр, это база нашей бизнес-модели. При этом наш коворкинг, он выделяется из массы других, во-первых, тем, что находится не в центре города, а в спальном районе, он находится в Химках, то есть окружен очень большим кластером спальных районов, он достаточно большой и мы людям постарались дать возможность работать не далеко от дома. Никто не хочет сегодня ездить в город на машине, особенно на метро с такой доступностью, как от Химок, целый геморрой с этим. Экономить время, экономить бензин и работать рядом с домом – это то, что мы людям хотели предоставить. Плюс мы старались сделать максимум и показать, на какой уровень должны выходить коворкинги. Сегодня уже у людей сложилось некое восприятие коворкингов, это место больше для тусовок, где собираются всякие фрилансеры больше не для того, чтобы работать и делать какие-то проекты, а для того, чтобы провести время в парке Горького и посидеть в вай-фае, поработать в хорошей компании. Мы пошли чуть дальше. Мы предоставляем также полный спектр услуг для компаний. Они могут у нас арендовать целые мини-офисы, пользуясь при этом инфраструктурой коворкинга. Инфраструктура у нас достаточно обширная, то есть покупая абонемент, человек получает доступ почти к двум тысячам квадратных метров площади, где есть конференц-залы, переговорные комнаты, где можно проводить встречи и конференции, и совещания с партнерами, либо со своими рабочими. Он получает доступ к спортзалу бесплатному. Есть возможность переночевать в офисе, мы организовали капсульные отели на 6 спальных мест. На самом деле любая прихоть клиента может быть использована. Собственно, почему мы пришли к облакам, потому что это опять же прихоть клиентов. Например, новые стартапы не могут позволить себе хранить большие базы информации, объемной информации где-то у себя, мы им предоставляем возможность по очень вменяемым ценам, которые нам предоставляет RUVDS арендовать сервер.

Никита Цаплин (Модератор): — То есть для вас это все-таки скорее сопутствующая услуга, чем точка привлечения клиентов, конечно же?

Роман Федоров: — Это услуга, которую мы предоставляем клиентам ради расширения наших возможностей и инфраструктуры, то есть мы никаким образом не монетизируем, это просто одна из услуг, которую мы людям предлагаем. Конечно, это выступает и неким привлечением для клиентов, потому что даже если человек приходит без ноутбука или без своего компьютера, у нас так же есть возможность предоставить ему в аренду бесплатно. То есть сегодня я думаю, ни для кого не секрет, что это можно сделать обычной флешкой с одноядерным процессором, на котором лицензионный Windows установлен, избегая все юридические нюансы и при этом, арендуя сервер, человек может использовать вот этот маленький компьютер, ни на что не способный, на полную.

Никита Цаплин (Модератор): - На самом деле тут тоже заключается очень интересная возможность применения облачной технологии в использовании терминальных компьютеров, вот небольшие компьютеры, о которых упомянул Роман, действительно могут использоваться повсеместно в качестве терминала для доступа к более мощной виртуальной машине (VDS). Это конечно тоже очень интересная тема, потому что данный подход позволит сократить абсолютные издержки на содержание парка машин, которые устаревают просто буквально каждые 2 года, и по сути, с такой проблемой сталкиваются многие государственные учреждения, образовательные учреждения, которые вынуждены приобретать, обновлять данные компьютеры, при этом они постоянно устаревают и впоследствии их нужно еще и утилизировать. Также Роман в ходе своего ответа, он затронул на самом деле интересную тему, говоря про использование программного комплекса автокад и прочих. На самом деле это навело на мысли того что по сути облачные технологии, они же могут также предоставлять некоторую эффективность при лицензировании программного комплекса, когда облачное решение по приобретению лицензии того или иного программного обеспечения, оно выгоднее экономически, целесообразнее, чем покупка десктопной версии. Хотелось бы спросить у, наверное, опять же провайдеров, которые распространяют эти услуги. Алексей, как вы считаете, на сколько модель лицензирования программного обеспечения при использовании облачных технологий более выгодна, чем по отношению к лицензированию традиционному?

Алексей Хорошилов: — Смотрите, в настоящий момент уже практически все поставщики программного обеспечения, предлагают провайдерам услуг, какие- то пакеты, которые позволяют сдавать в аренду конечным пользователям ПО и, как и во всем и везде при массовых закупках эти пакеты в переводе на единицу, стоят значительно дешевле, чем, если бы пользователь брал это сам. Наша компания все-таки нацелена на конечных физических лиц, у которых не очень крупные задачи, но так или иначе до сих пор присутствует у людей какая-то фобия покупки программного обеспечения, но уже не так как 10 лет назад, когда, допустим, приходишь когда в магазин, где продается лицензионный Windows, слышишь возмущенно: «Почему он стоит 10 тысяч, а в ларьке возле метро 100 рублей. Вы, что обалдели все что ли?» Сейчас менталитет людей совершенно другой. Люди стараются выбирать лицензионное программное обеспечение. И сейчас при аренде оно более чем доступно. Если говорить о Windows, она у большинства провайдеров включена в стоимость при аренде сервера и покупая сервер за 500 рублей в месяц уже имея лицензионную OS, это отличное решение, чем тратиться на собственный сервер и порядка 70 тысяч рублей сейчас стоит лицензия Windows сервера 2012, стандарт коробочка. Эти 70 тысяч вообще никогда в жизни не отобьются, по сравнению с арендой сервера. Microsoft SQL то же самое и любые другие продукты. В переводе на аренду, это многие-многие годы. Если несколько лет назад еще слышали такой тезис, что если мы рассчитываем наш бизнес на полгода, тогда выгоднее, конечно, арендовать, если мы собираемся долго работать, тогда лучше купить свое, то сейчас уже даже это не выгодно, даже если компания не планирует закрываться вообще никогда.

Никита Цаплин (Модератор): — Вот, кстати, интересный вопрос в свете того, что вы упомянули терминальное решение. Эти небольшие терминалы они же фактически требуют еще наличие операционной системы, на вот этом терминале и на облаке, то есть фактически задваивается хост или есть возможность такого решения, при котором, вот эти USB терминалы являются просто доступом, чтобы ни задваивать стоимость?

Алексей Хорошилов: - Смотрите, на этой USB флешке где установлена ОС, на ней необязательно должна стоять ОС Windows или любая другая платная ОС. На ней может быть вообще что угодно, что позволит подключиться к серверу. Подключиться к серверу можно не обязательно по RDP, это может быть тоже не сервер Windows. RDP, мы знаем, закрытый протокол, Microsoft Windows, который требует опять же лицензирование. Можно использовать другие средства и никаких нарушений, и дополнительных затрат пользователь при этом может не нести. Ну зависит от подготовки и знания опять же клиента, но он всегда может это спросить у провайдера. Провайдер может это предоставить, как-то донести до клиента. Вопрос удобства.

Никита Цаплин (Модератор): — Дмитрий, а вот насколько мне известно, банковские структуры, как и госучреждения имеют колоссальные затраты по поддержанию лицензии различного рода ПО. Рассматриваете ли вы, вот такую грань также перехода в облако с целью оптимизации затрат на лицензирование, готовы ли вы образно перейти на такие подобные терминальные решения или это будет опять же противоречить безопасности использования подобных USB терминалов?

Дмитрий Краснов: — Да нет. Безопасности это не будет особо это противоречить, наоборот даже снизит, если это полностью рабочее место будет находиться на выделенном сервере. У меня точек риска становиться гораздо меньше. И вся моя инфраструктура, которая сейчас есть, она от Microsoft компании. И вот, то что сказали — нужно купить лицензию, задваиваются косты, на самом деле косты еще и затраиваются, мне еще и офис покупать надо, то есть надо установить на каждую машину, мало того обслуживать надо по железу, она сама дороже становится, также мне нужно операционную систему лицензировать, мне нужно лицензировать каждый офис, к подключению к Outlook. В общем, там очень все дорого становиться. Если считать полностью стоимость владения инфраструктурой Microsoft, то она будет, Алексей правильно сказал, в разы дороже. И сейчас да, у меня уже куплен Windows7, остается дождаться только, когда её прекратят сопровождать и все пойдут в облако. Когда Microsoft потупит точно же как с Windows XP и скажет что все, убирайте, да, ожидайте бум.

Никита Цаплин (Модератор): — Спасибо, за ответ. Теперь хотелось бы перейти к такой немного другой реальности. Реальности реального сектора экономики, в котором также порой находится место облачным технологиям. Я бы хотел обратиться к Илье, который представляет довольно крупную известную строительную компанию. Используете ли вы, какие-то облачные технологии в таком не облачном секторе нашей экономики?

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 9

Илья Шкатулов, учредитель,«Трансстромсервис»:

— Добрый день, коллеги, Никита. Честно говоря, я в принципе знал, какие у нас будут вопросы сегодня обсуждаться, и мне в пресс-службе написали текста на 3 страницы. Я вижу, вы все здесь уже немного все подустали, на улице хорошая погода, поэтому я решил, если Никита не против, немножко отойти от нашего плана, и опыт применения на производстве я расскажу, скорее немножко о перспективах, как я вижу перспективу облачной технологии в отрасли, связанной со строительством. Если вкратце, то, наверное, многие нашу компанию знают, но даже не догадываются об этом, потому что мы в основном те, кто там каждый год перекладывает асфальт, ну не каждый год… В общем в основном, наши основные объекты – Кутузовский, Рублевка, вот много недовольных есть…

Никита Цаплин (Модератор): — Можете высказывать свое недовольство.

Илья Шкатулов: — Да, можете высказать, но давайте вкратце вот, на самом деле. Кто-нибудь слышал про программу «Моя улица»? Поднимите, пожалуйста, руку.

Из зала: — все слышали

Илья Шкатулов: — Ну большинство. А еще один вопрос – поднимите руку, кто зарегистрирован в программе «Активный гражданин»?

Илья Шкатулов: — Вот посмотрите на этих людей, собственно, из-за этих людей сейчас и происходит в центре вот эта вот вся программа. Они проголосовали за это. Я вот к чему говорю, я сейчас закончил MBA в Сколково, и мы были программа обучения в Silicon Value в Америке. И нам рассказали, что крупные строительные компании в Америке до 2-3% бюджета уходит на решения, связанные с IT, IT-интеграция и прочее, т.е. сейчас, сколько там получается, 120 миллиардов программа «Моя улица», значит…

Никита Цаплин (Модератор): — 120 миллиардов рублей, я правильно понимаю?

Илья Шкатулов: — да, значит это где-то получается от 2,5 до 3,6 миллиарда ушло бы там в Америке на какие-то IT-решения, чтобы повысить эффективность и что-то еще. Я общался на днях с коллегой, одной из ведущих компаний, которая как раз занимается этой программой. У них, не знаю, ушло где-то на все IT, вместе со всем, это, наверное, 0,1%, то есть, соответственно, я думаю, рынок, касаемо нашего направления по стройке, это потенциал роста где-то в 30 раз, 20-30 раз. Собственно, у нас тоже, мы обсуждали возможность применения этих решений и на асфальтовых, на бетонных заводах, это сейчас реально интересно, потому что позволяет нам сэкономить и стать более эффективными, повысить эффективность, в том числе, соответственно, выйти с более конкурентным предложением на тендере. Соответственно, экономия бюджетных денег. В целом, поэтому мы сами планируем инвестировать в IT-технологии. Это все что я хотел сказать.

Никита Цаплин (Модератор): — Мы хотим еще спросить кое-что. Смотрите, вот Вы сказали про Силиконовую долину. А вот по Вашей экспертизе, среди российских компаний строительного сектора, ну может быть даже не только строительного, производственного сектора, насколько распространены такие бюджеты крупные на IT или все-таки большинство придерживаются консервативных схем?

Илья Шкатулов: — В среднем сейчас у строительной компании среднего масштаба выручка миллиард – полтора. Получается, что это примерно, если бюджет 2-3 миллиона, значит это уже неплохо на IT.

Никита Цаплин (Модератор): — 2-3 миллиона рублей в год Вы имеете в виду?

Илья Шкатулов: — Да, получается, в основном, 0,2-0,3%

Никита Цаплин (Модератор): — Да, думаю, что это довольно скромно.

Илья Шкатулов: — Это как есть.

Никита Цаплин (Модератор): — Оптимистичный прогноз роста. Я так понимаю, что вот Вы на своем предприятии внедряете, уже внедрили какие-то решения или Вы только в процессе внедрения?

Илья Шкатулов: — Да, самая большая проблема, то, что общаясь с Вами и Вашими коллегами, мы сами не знаем, что нам нужно. Мы говорим, а что Вы нам можете предложить? Они говорят – нет, ну Вы скажите тех. задание, опишите, что Вам нужно. И мы не понимаем даже… Вот сейчас я только стал понимать, насколько вообще безграничны возможности в сфере IT, все что угодно можно воплотить в жизнь, то есть фактически можно с айпада управлять целой компанией, производством. Просто я общаюсь когда с руководителями других крупных строительных компаний, в основном это мужчины за 50 лет и они не понимают. Айпад они может знаю, айпад у них есть, но у них просто он лежит на столе. Я говорю: «как Вам айпад? Удобно?», а он: «ну а что он у меня лежит, это модно»

Никита Цаплин (Модератор): — То есть проблема заключается в том, что фактически ни руководство компании не представляет очевидной выгоды от этого, и, наверное в том, что на рынке нет каких-либо готовых предложений.

Илья Шкатулов: — Да, готовых предложений нет.

Никита Цаплин (Модератор): — То есть, я так понимаю, что без каких-либо готовых предложений на рынке строительных услуг, наверное, невозможно заполучить каких-либо клиентов?

Илья Шкатулов: — Да-да-да.

Никита Цаплин (Модератор): — А вот, что Вы скажете на тему такого популярного сейчас направления – сбора различных данных Big Data, то есть по факту сейчас многие компании, они занимаются, в том числе строительные, и Вы упомянули проекты государственные — «Моя улица». Они занимаются сбором большого количества данных, потом они анализируются каким-то образом.

Илья Шкатулов: — Нет, они собираются, но пока они не анализируются. Только собираются

Никита Цаплин (Модератор): — То есть Ваша компания собирает вот эти данные, которые можно причислить к Big Data?

Илья Шкатулов: — Да, многие компании собирают данные, просто непонятно, что с ними делать. Ну вот мы собрали данные, а что делать?

Никита Цаплин (Модератор): - Проблема, я так понимаю, наверное, вот именно сектора IAAS, не только IAAS, наверное, вообще сектора IT, который не сформировал какого-то готового предложения автоматизации каких-то бизнес-процессов на предприятии?

Илья Шкатулов: — Да, именно так. Если помните, мы общались еще с Дмитрием Пучковым, он в Минкомсвязи работал, а сейчас у него своя консалтинговая компания. Он рассказывал тоже – это самая большая проблема. Сейчас нет готовых решений, во всяком случае, в сфере строительства их нет. Вот как только они появятся, это востребованный продукт, который, я думаю, начнется все – одна компания, вторая, третья, и по цепочке все пойдет. Потому что, если одна компания становится эффективнее, у нее получается что другие компании будут стремиться за ней. То есть, как только первая компания станет самой эффективной, она будет лидером. И в нашей отрасли, строительной, и в вашей, кто первая IT-компания, которая сможет предложить такое решение, она тоже станет лидером.

Никита Цаплин (Модератор): — Видите, достаточно очевидно большие отличия в финансовой и банковской сфере, где по сути, более-менее типовые решения, они приемлемы, а в сфере строительства они не могут быть восприняты. А есть ли какие-то компании, вы знаете, которые уже внедрили системы автоматизации? Я просто знаю, что, например, производство в Европе, оно функционирует уже давно с учетом применения облачных технологий и это полная автоматизация всех материалов, которые используются при производстве, готовой продукции, рецептуры, т.е. эти процессы автоматизации позволяют содержать на предприятии буквально несколько человек. Вот есть ли какие-то такие уже в России первые заводы или какие-то предприятия?

Илья Шкатулов: — Да, Вы знаете, общался недавно с учредителем завода, и он говорит: «Вы знаете, у меня есть IT-платформа, все очень круто», я говорю: «а можете показать?». Он мне показывает экселевскую табличку, говорит: «вот, видишь, мне отчет приходит, все». Смысл в том, что, то что я понимаю, как IT-решение, это действительно должна быть какая-то программа, которая объединит в себе много различных департаментов, которые что-то типа SAP… а не подобные решения, которые сейчас многими понимаются как IT.

Никита Цаплин (Модератор): — То есть должна быть какая-то платформа

Илья Шкатулов: — Да! А то что, Вы знаете, руководители каких-то предприятий считаю, что вот прислали экселевскую табличку, где там все расписано, что это IT-решение, то это не так. Вот сейчас это вот на таком уровне.

Никита Цаплин (Модератор): — То есть довольно плачевное состояние отрасли.

Илья Шкатулов: — У отрасли нормальное состояние.

Никита Цаплин (Модератор): — Я имею в виду IT-отрасли, что они не видят клиентов. Вот сидят клиенты, а IT-интеграторы теряются. Я думаю, что основные вопросы на это закончились к нашим спикерам, я думаю, сейчас имеет смысл предложить вопросы из зала. Возможно, они у кого-то есть.

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 10

Тони Янь, руководителя департамента по работе с корпоративными клиентами HUAWEI:

— Можно я. Я хочу подключиться к диалогу, особенно последний вот этот момент. На самом деле, Вы, господин Илья, на самом деле Вы напоминали об одной очень интересной информации по поводу Big Data. Интересно то, что мы сами тоже видим с одной стороны, эта тема, особенно последние три года стала очень горячей, с одной стороны. С другой стороны, на рынке пока больше непонятных вопросов, чем готовых ответов. Это факт. Как Big Data может быть полезна для определенного рынка, определенной организации и сегмента. Соответственно, здесь, наверное, действительно, если мы говорим о России, нам нужен, действительно, определенный альянс, именно технический альянс создавать, где организации, которые умеют не только бизнес-процесс узнавать, это со стороны заказчика, с вашей стороны, не те организации, которые умеют дополнительный алгоритм ПО разрабатывать плюс, конечно, такие как мы, вендоры, имеющие возможность платформы для Big Data. То есть, когда трехсторонне объединятся, тогда мы сможем, скорее всего, сказать, что да, для конкретного этого сценария, для конкретного этого сегмента Big Data уже готова, как технология, как решение уже готова, полезна для бизнеса. Соответственно, это дает некоторые мысли для меня и, может быть, мы потом подумаем вместе с Никитой, может быть, следующий шаг, мы подумаем, каким образом собирать некоторые потенциальные организации, имеющие возможность по алгоритм-части, по разработке дополнительной или в том числе о бизнес-консалтинге.

Никита Цаплин (Модератор): — Ну да, тут требуется некоторого рода комплексное решение, потому что проблема подобных организаций, как обозначил Илья, заключается в том, что IT-отделы в виду бюджетов, я бы сказал, отсутствия бюджетов, они тоже отсутствуют как класс, и поэтому решение, оно не может откуда-то взяться. А разрозненное решение в виде отдельно платформ, отдельно облачного решения, они довольно тяжелы для интеграции своими силами. Поэтому здесь возможно на эту тему можно как-то даже отдельно собраться, я считаю, потому что тут очень большой класс задач, тут требуется присутствие интеграторов и задача очень объемная. Но на самом деле есть программные комплексы, по-моему, как-то называется «Латиста», да? Это чисто программный комплекс, он может быть развернут на облачной структуре или нет, но есть разрозненное решение, но вот общего какого-то, интеграционного решения, для предприятий, я такого не знаю, действительно. Да…

Андрей Листопад: — Я бы хотел добавить, в России есть еще, я вот говорил про зрелости, а есть другая зрелость, когда внедрению инноваций мешают, в данном случае, устоявшиеся устои, традиции. Потому что иногда тому или иному директору проще сохранить четыре системы, чем выкинуть эти четыре системы и заменять одной. Поэтому это во многом вредит внедрению, как облачных технологий, так и Internet of Things, так и Big Data. Потому что, на самом деле апликейшены, которые помогают строительным компаниям, допустим, горнодобывающим, газовым компаниям делать свой бизнес более эффективным, они есть. Они есть у коллег из Huawei, лично видел их внедрения, смотрел на предыдущем месте работы, мы их применяли, вопрос только в том, что вот эту инерцию надо преодолевать, эти барьеры надо преодолевать. В конце концов, есть плохой элемент в нашей системе под названием коррупция, ее тоже надо искоренять, это во многом мешает продвижению технологий.

Никита Цаплин (Модератор): — К сожалению, есть такой факт, действительно. Многие компании в ходе, образно, общения, какого-то небольшого аудита, можно сразу же установить, что есть некоторая заинтересованность групп лиц из числа технических специалистов в закупке определенного типа оборудования. И это никак не может сочетаться с переносом в облачные технологии. И такая ситуация повторяется в компаниях совершенно разного масштаба и это, действительно является очень серьезным отягощающем фактором для перехода. То есть выгода понятна, но есть сильное лобби внутри компании. А если технический специалист, IT-директор не сможет это, так скажем, сам не выдвинет идею о переходе в облако, это никто не может сделать. Поэтому здесь, конечно, тоже требуется, возможно, некоторая смена, со временем какого-то такого подхода, возможно, новое поколение IT специалистов.

Тони Янь: — На самом деле касаясь вопроса Big Data. Друзья мои, мы еще не закончили, и я хочу донести некоторую информацию аудитории. На сегодняшний день, как мы видим, некоторый крупнейший банк, серьезный банк по всему миру, имеющий свой собственный мощный технический персонал, команду, они более чувствительны, более заинтересованы у себя внедрять данные технологии, потому что они ожидается, что в результате данная технология им помогает, указывает правильную, лучшую дорогу дальнейшего развития для бизнеса, чтобы кому предлагать какой финансовый продукт и какое время, например, связано с этим. На сегодняшний день, мы внедряли как минимум два проекта и процесса, в том числе, в Китае в местный коммерческий банк, это Чайна Мерчайз Банк. Это включало, конечно, большое количество их собственных специалистов, плюс их людей из бизнес-блока, плюс наших людей, соответственно. Мы вместе в итоге на этой платформе сделали, помогаем им провести в основе отчета, прошедшего 10 и 5 лет, те люди, которые открыли счет в этом банке, провели определенные операции, провели анализ в итоге, какие люди, из существующих, самые активные и куда, в основном, они тратили деньги и какой период, и в основном, в каком отделении, через какой банкомат и так далее. В итоге это помогает данному банку, кроме обычных типичных банковских продуктов, также улучшили их продажи, в том числе свои B2C бизнеса, не только банка, а в том числе, как электронная торговля. Улучшили этот бизнес, это направление. Потом создавался также процесс, сейчас вместе изучаем, скажем так, с нашим уважаемым клиентом в России, это Сбербанк, у которого тоже, серьезная мощная техническая команда и свои потребности в этом направлении есть. Также, конечно, наверное, далеко не у всех организаций, уважаемых гостей, у вас, наверное, есть подобные ресурсы, но тем не менее, поскольку вы больше знаете, в том числе свои кухни и больше знаете вокруг среды, какие компании имеют очень хорошие технические команды, которые могли понадобиться вам, обслуживать. В этом случае, наверное, мы можем вместе с вами пообщаться с этими организациями, имеющими хорошее техническое программирование в этом направлении, вместе работать, вместе найти общий план развития по Big Data, потенциально могли быть для вашего бизнеса полезны. В этом случае, другими словами, за чужой ресурс Вы получаете наивысший полезный инструмент для себя, для улучшения своего бизнеса. И, в конце концов, это трехсторонне выгодное взаимодействие.

Тони Янь: — Я хотел еще передать микрофон коллеге, Георгию.

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 11

Георгий Иванов, начальник ДИТ ЗАО «УК Динамо»:

— Спасибо, Тони. Я представляю ВТБ Арена парк, такой маленький стадион в центре Москвы, который строится, и хочу выступить в защиту строителей. Совершенно неправильный наезд. Очень трудно нам найти нормальное ПО, нормальное решение для наших проблем. Для оптимизации даже того же строительного документооборота, а это десятки тысяч чертежей формата А0, нам потребовалось затратить очень много усилий и за год мы создали систему, которая это автоматизировала. У нас была Латиста, они к нам приходили, на некоторых участках мы внедрили их систему, но потом наши кураторы из Динамо запретили пользоваться по причине размещения серверов на территории США. Вот такое было ограничение. Сейчас Латиста повернулась к нам лицом, они разместили сервера на территории Российской Федерации, но поезд уже ушел, мы как бы сами развернули собственную платформу. У нас на нашем объекте есть и удаленный доступ, наш Генеральный директор прекрасно, хотя ему за 50, владеет айпадом, он сам работает во всех информационных системах. У нас через Цитрикс c любого айпада можно сделать рабочий стол на Windows, все это сделано. Поэтому не надо наезжать на строителей.

Илья Шкатулов: — Понимаете, видите, а кто у Вас застройщик? То есть Вы сами как и застройщик?

Георгий Иванов: — Мы застройщик. ВТБ застройщик, «УК Динамо» инвестор. Как бы ВТБ инвестор, застройщик Управляющая компания Динамо.

Илья Шкатулов: — Вы считали, какие примерно вложения, сколько это процентов от стройки, вот у Вас на эту систему, на внедрение?

Георгий Иванов: — два

Илья Шкатулов: — Ну вот я и говорю, то что Вы видите, было бы готовое решение, можно было бы снизить.

Георгий Иванов: — Полтора года назад не было решений, нет у нас в России нормальных решений.

Илья Шкатулов: — Просто сейчас не каждая компания готова вложить 2%, хотя я согласен, эффективность наверняка превысила…

Георгий Иванов: — По поводу виртуализации, она, конечно, важна, нужна, но вот мы строим не только стадион, у нас комплекс из 15 огромных зданий, большинство жилые и есть офисные. Мы все равно вынуждены строить свой дата-центр. Есть системы, которые нельзя технологически выкинуть на облако, а если мы строим ЦОД на 30 стоек, ну нам еще 5-6 стоек, которые могут развернуть любое решение по остальным проблемам, то есть проблема инфраструктуры для нас не стоит, мы обязаны в силу ряда причин сделать свой собственный ЦОД, поэтому, к сожалению, не все вещи, которые Вы говорите, они интересные очень, возможно, у нас есть, например, сайт продаж вынесен полностью вовне, есть аутсорсинговая компания, которая поддерживается и CRM-система используется, это внешняя структура, к ней подключены дополнительные брокеры, здесь полный консенсус. Но какие-то вещи по эксплуатации, обслуживанию, информационной безопасности, мы не можем их вынести.

Никита Цаплин (Модератор): — То есть именно по причине безопасности, да, я так понимаю? Или что?

Георгий Иванов: — Как Вы себе можете представить контроль за сотрудниками, если все места удаленные, и они работают через облако?

Никита Цаплин: — Я так понимаю, Вы также используете облачное решение, но при этом в своей серверной, можно так сказать?

Георгий Иванов: — Да, у нас собственное облачное решение и они накрыты собственной DLP-системой.

Никита Цаплин: — А вот Вы оценивали какую-то эффективность от применения, вот Вы говорите, Вы внедряли систему наподобие Латиста, а в конечном итоге разработали собственную систему. А я так понял, что затраты на разработку, они обошлись 2%…

Георгий Иванов: — Не, нет. Там 0,00001% эта система стоила.

Никита Цаплин: — А эффективность во сколько оценивали? Получали какую-то отдачу?

Георгий Иванов: — Нам удалось систематизировать все чертежи, привести всех подрядчиков, субподрядчиков и субсубподрядчиков к единому стандарту документации, к единой нумерации, что было очень трудно в Российской Федерации сделать, просто каждый шел со своей нумерологией в нашу систему, и сейчас у нас развернута полноценная пин-модель, 3D-модель стадиона, и все, кто входят в наш проект обязаны в ней работать. Например, сразу комментарий — сейчас у нас идет стыковка инженерных систем и слаботочных систем, уже на первом этапе более тысячи коллизий по инженерной системе выявлено, и они сейчас устраняются. Это очень важно, сделать это до выпуска рабочей документации, когда она еще проектная, потому что иначе это позволит очень сильно минимизировать затраты.

Никита Цаплин (Модератор): — А я вот все-таки не совсем понял, почему, Вы говорите, невозможно перенести рабочие места в стороннего провайдера. По сути у Вас такой же контроль этих мест извне осуществляется администратором, то есть дополнительно Вы имеете только контроль железа, или я просто не понимаю, в чем препятствие? Мне кажется, именно как корпоративная активность, то есть это рабочие столы, это почта, ее проще всего перенести, ну на мой взгляд, по крайней мере, потому что там нет какой-то. Ну, во первых, не требуется…там нет такой большой ответственности в плане, и оно очень большой занимает ресурс.

Георгий Иванов: — Вышло новое постановление, 1053, по-моему, которое очень жестко регламентирует требования к безопасности по стадиону и объектам крупной, вокзалы и аэропорты…

Никита Цаплин (Модератор): — По предотвращению терроризма? Вот это вот именно такое?

Георгий Иванов: — Да. В связи с этим у нас очень жесткое ограничение на доступ к строительным данным и всем инженерным системам. У нас стадион предполагает, я так понимаю, посещение первых лиц государства и, соответственно, все коммуникации, все информационные системы у нас попадают под действие, поэтому мы вынуждены ограничивать работу через какие-то системы, то есть чертежи не подлежат публикации.

Никита Цаплин (Модератор): — А лицензия, например, ФСБ России у провайдера, она может ли как-то поменять решение или? Согласно этому закону, я так понимаю, что компания-вендор должна обладать какими-то дополнительными лицензиями, в частности, я предположу, что лицензия ФСБ накрыта на защиту и хранение защищенной информации.

Георгий Иванов: — Да. И все системы. Мы когда делали собственную систему документооборота, квалифицированная подпись, ее разработка, внедрение, дополнительный функционал, нам выставили ценник в 6 миллионов рублей.

Никита Цаплин (Модератор): — Нет, ну это нормально. Лицензирование и работа в этом правовом поле, она дорогостоящая, это следует понимать. Я просто пытаюсь понять…

Георгий Иванов: — Дешевле просто закрыть и никого не пускать, нежели оплачивать дополнительную лицензию на ключи, на подписи цифровые, на сертификацию.

Никита Цаплин (Модератор): — В данном случае, да, Вы должны зарегистрировать что-то наподобие оператора персональных данных…

Георгий Иванов: — Да

Никита Цаплин (Модератор): — это повлечет получение лицензии, а так Вам фактически сейчас и не нужна лицензия.

Георгий Иванов: — Проще сделать собственную песочницу и никого в нее не пускать.

Никита Цаплин (Модератор): - То есть, вот видите, есть и в таких крупных компаниях и такое, что все-таки «закрываются в своих ракушках».

Илья Шкатулов: — Еще вопрос – а Вы не думали составить конкуренцию Латиста. Получается, что решение у Вас уже есть, вы уже столько сил вложили, понимаете, что нужно делать, понятно у Вас есть уже компания, которая с Вами работает и уже понимает, как эта система работает. Я думаю там…

Георгий Иванов: — Мы были у них вторые клиенты, сейчас у них уже десятый и пятнадцатый, они сами реализовывают свои решения. Наша платформа вторая, они уже выпускают четвертую, мы свою не хотим показывать. Она имеет много недостатков, но мы не хотим переделывать, она достаточно сложна, очень было тяжело ее внедрять, и наша версия не самая лучшая. У этой компании, которая нам делала внедрение, есть более лучшая платформа, она успешно внедряется в ряде регионов, в Москве и по всей России.

Илья Шкатулов: — Мне кажется, Вы себя недооцениваете. Знаете, есть понятие лин-стартап, иными словами бережливый, когда Вы выпускаете платформу, она недоработана, люди начинают работать, будут Вас как-то беспокоить.

Георгий Иванов: — Мы занялись сейчас разработкой более интересной, более дорогостоящей платформы, это мультисервисная платформа по обслуживанию стадионов, мы в нее будем вкладывать очень большие деньги, и ее мы будем тиражировать.

Никита Цаплин (Модератор): — Можно тогда передать микрофон для вопросов из зала?

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 12

Алексей Шмонин, ФГУП «Космическая связь»:

— Здравствуйте. Алексей Шмонинов, ГУП Космическая связь. У меня простой вопрос, на самом деле, уже в ходе дискуссии, так или иначе, вскользь охватывался, простая вещь – вот мы говорим — облака, облачные технологии, облачные провайдеры и так далее… Как представитель, назовем условно, типовой фирмы, типовой компании, конечно, как и коллега с ВТБ, у нас есть куча систем, которые мы никогда в жизни не переведем, не буду сейчас даже объяснять почему, но у нас есть куча систем, которые потенциально мы туда перевести можем. Но Вы уже говорили, что заказчик, обращаясь к облачному провайдеру, хочет сейчас, как минимум на этом этапе нашего развития услышать от вас, а что вообще мы можем перенести? Вот я уже вскользь услышал, что кто-то использует CRM в облаке, окей, согласен, почту вы предлагаете. А есть какая-нибудь статистика, какие сервисы типовые для организации люди переносят в облако?

Никита Цаплин (Модератор): — Смотрите, отвечу, как представитель провайдера, потом, я думаю, мы передадим слово остальным представителям провайдеров. Я думаю, в первую очередь, среди компаний, которые переносят данные в облако, это, в первую очередь, является либо бухгалтерская информация, либо это является, образно, рабочие столы сотрудников, какая-то корпоративная текущая информация. Я бы, наверное, таким кругом бы ограничил. На самом деле, все зависит от специфики деятельности компании, то есть это может быть в случае, если это какой-то стартап, это может быть облачный бэк-энд. Как правило, это какие-то базы данных, бухгалтерская информация, если говорить про такого массового клиента. Но, на самом деле, хранить можно практически все, а законодательно, если у вас, например есть законодательное ограничение на какое-то хранение, то в принципе, можно получить соответствующую лицензию или выбрать провайдера с этой лицензией и хранить вообще все что угодно, те же чертежи тоже можно хранить. Просто нужно оценивать именно целесообразность кастов по переносу, то есть, например, выяснилось в ходе предыдущего вопроса, что чертежи стадионов хранить не выгодно, потому что для этого требуется свою создать, получить лицензию. Проще создать серверную небольшую на 30 серверов. При таком объеме, наверное, да, действительно, это не будет выгодно. А по сути, можно, в принципе, взять опыт банков, можно принести вплоть до банка клиента, который будет обеспечивать там доступность. Я не буду говорить про сайт и какие-то веб-сервисы. По сути любой веб-сервис, который требует круглосуточного доступа и стабильной работы, может быть перенесен. А что именно это за сервис, это, действительно, в этой сфере, облачным провайдерам стоит задуматься о подготовке каких-то типовых предложений, потому что, я так понимаю, что проблема также сектора в том, что заказчики многие не понимают, что именно можно перенести. Понимают, что выгода есть, но не понимают, что именно. Наверное, в случае работы с корпоративными клиентами, нужно все-таки провайдерам какие-то готовые предложения выходить.

Алексей Шмонин: — Кстати, дополню. Вы очень правильную вещь говорите. Я заметил на своем опыте, общаясь с руководителями крупными. У нас уже пришло понимание, что такое облака, еще пять лет назад все пытались объяснить, вообще, что такое облако. «О, облако, что это?» Сейчас поняли, что такое облако, хорошо. И вот реально возникает вопрос, очень часто я слышу этот вопрос – хорошо я понял, что такое облако, как оно мне может помочь, что я туда могу перенести?

Никита Цаплин (Модератор): — Смотрите, вот Вы говорите, ГУП Космическая связь. У Вас есть веб-сервисы, которые требуют постоянного доступа?

Алексей Шмонин: — Да, конечно.

Никита Цаплин (Модератор): — Вот эти сервисы могут быть перенесены. Если они не работают с секретной информацией. Если они работают, то по сути тоже можно их перенести, но для этого нужно выбрать провайдера с соответствующими лицензиями. По сути все можно перенести. Непосредственных законодательных ограничений, вот будет сессия по безопасности данных, на самом деле прямо следом, там, думаю, этот вопрос коллеги раскроют более полно. Но по сути законодательных ограничений каких-либо, их нет, кроме того, что, если у Вас есть лицензия ФСТЭК или ФСБ, то Ваш вендор должен также обладать этой лицензией. Как бы такое ограничение.

Алексей Шмонин: — Я понял. Спасибо.

Тони Янь: — Да, у меня есть ответ на Ваш вопрос, в том числе ответит наш опыт. Наша компания обращает большое внимание на информационную безопасность. В итоге даже usb, наши компьтеры, ноутбук, просто так не работает. Как только данные идут через флешки, через usb передает внешний диск, сразу автоматически шифруется. Тем не менее, даже при такой ситуации, у нас три вида данных, мы положили публично в клауд. Первый – это корпоративный портал, туда вложили кучу информации, документы и так далее для внешнего доступа, то есть, чтобы потенциальные клиенты, заказчики или партнеры могли скачать, в том числе зависимо от их статуса. Второй – это те данные для обмена с нашим поставщиком, мы же оказываем услуги, некоторые другие у нас поставщики, то между нами с ними, вот этих данных. Третье – это b2c, поскольку у Huawei внутри есть бизнес по продукции – смартфон, планшет и так далее, соответственно, эти данные еще положить на облако и это, действительно дает нам очень максимально удобство. Это имеется в виду тогда облако. Дальше мы его называем зеленая зона, то есть ченьдж этих данных. Кроме зеленых зон, у нас еще есть синяя зона – это те данные, с одной стороны чувствительные, секретные, с другой стороны – ему, действительно, необходимо иметь максимальный доступ для определенных людей, то в текущий момент команде, компании тратиться довольно много ресурсов, чтобы классифицировать. В частности, если действительно чувствительные, его перенесли в красную зону, то совсем только свой корпоративный клауд. Те, которые менее чувствительны, мы их перенесем в зеленую зону. Соответственно, с определенным шифрованием и так далее, таким образом, чтобы максимально защитить. Это первая информация, которой мы смогли поделиться с вами. Второй вопрос, которым мы могли поделиться с Вами – это именно корпоративный клауд. Клауд это действительно публичный корпоративный, с целью, чтобы была с нами максимальная доступность по нему. В этом случае, в частности, вы можете перенести на публичный клауд, чтобы вам комфортно, удобно для него. В другой части вы можете построить свой корпоративный клауд, это ничем не мешает, чтобы в этом случае ваши сотрудники сегодня, завтра едут в место командировки и имеют точно такой же доступ. Хорошо сегодняшний день 3G, 4G уже более-менее покрытие в стране, даже в мире, скоро еще будет 5G. Через два года, особенно прошлую неделю мы запустили совместный проект с Мегафон на 5G, на время Чемпионата мира по футболу будет 5G в России. Вот это ситуация, тенденция двигается, это означает, что неважно ваш клауд публичный или собственный, все равно дается вашим сотрудникам максимальные доступы к нему. При этом самое главное, конечно Вы обращаетесь и думаете, что мы обращаем большое внимание на информационную безопасность, защиту. Сегодня попозже еще будет дискуссия, касается безопасности. Я думаю, коллеги могли кое-то полезное, информацию донести вам, как в этой ситуации можно защищать вашу информационную безопасность. Вопросы есть. Проблемы есть. Но при этом решение тоже есть. Помимо развития технологий, помимо сотрудничества, я думаю, этот вопрос будет еще более легче решать, все равно в мире не существует абсолютной безопасности или абсолютной свободы. Поэтому здесь самое главное, мы с вами, я думаю, что правильное время найти баланс между абсолютным или совсем свободным.

Никита Цаплин (Модератор): — Мне кажется, еще было бы интересно, может быть, передать слово, Андрею, по поводу вопроса, что могут клиенты принести в облако. Может прокомментируете?

Андрей Листопад: — Возможно, я немного по-другому отвечу. Скажу честно, я бы не хотел, чтобы у меня находилась Ваша система управления спутниками.

Зал: — смех

Андрей Листопад: — Все остальное вполне можно перенести.

Алексей Шмонин: — Я начал свою речь, что далеко не все системы в принципе можно перенести. Естественно, управление спутниками и не только это никогда не будет в облаке по понятным причинам.

Андрей Листопад: — Все остальное, в принципе, вполне можно перенести. Могу вспомнить кейс семилетней давности. Мы проводили, из другой компании, мы проводили аудит инфраструктуры одного из самых больших дилерских центров России, и по этому аудиту 80% информационных систем подвергалось виртуализации. Остальные 20, собственно говоря, они оставили на тот момент в России, все остальное ушло в облако.

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 13

Оксана Гаврилова, директор ИТ AstraZeneca:

-Да, я попытаюсь совместить приятное с полезным, приятно слушать полезное. Я представитель фармацевтической компании очень крупной в мире. В России у нас есть завод. Я руковожу IT на этом заводе, то есть мне сейчас нужен вендор, мы объявляем тендер, уже его объявили. Мне нужен тендер на ЦОД, не очень большое размещение данных, но фарма всегда, как бы, мы соответствуем очень высоким качествам стандартов и так же точно мы относимся к вендорам, то есть мы аудируем. И меня интересуют сертификаты клауд секьюрити альянс. Я понимаю, что те компании, которые хотят работать в России с западными компаниями, для них это какой-то не пустой звук. Я бы, если есть такие вендоры, очень хотела бы с ними пообщаться сегодня, ну и можете порассуждать.

Никита Цаплин (Модератор): — Я боюсь, что среди собравшихся, по крайней мере спикеров, наверное таких сертификатов нет.

Оксана Гаврилова: — Ну тогда вам для приятной информации, если вы смотрите на сектор западных компаний, работающих в России, стоит задумать о западных сертификатах.

Андрей Листопад: — Могу ответить за себя. Мы раз в месяц подходим к вопросу о сертификации, либо это pci dss, либо аптаймовский сертификат, либо ISO270000001. Всегда возникает вопрос, Вам шашечки или ехать? Формально мы готовы пройти через него, мы готовы пройти, но масштабы нашей деятельности, не позволяют сделать это экономически эффективно.

Оксана Гаврилова: — Насчет шашечки или ехать, все-таки примерно, как коллега с сектором публичных, где много людей собирается, фармацевтика это тоже особый кластер. Вы не хотите прийти в аптеку, открыть лекарство, и чтобы оно было, вам шашечки или ехать. Поэтому…

Андрей Листопад: — Нет, я все понимаю. Я просто говорю, нам масштаб нашей деятельности не позволяет это сделать экономически эффективным.

Никита Цаплин (Модератор): — На самом деле компания RUVDS также работает с представительствами зарубежных компаний, но мы непосредственно с вендором, который бы требовал такой сертификат, даже не сталкивались просто. Мы успешно работаем и с представительствами компании левайс, у которой тоже есть определенная доля ответственности, но тут на самом деле, видимо, вот в фармацевтике, я так понимаю, вот эти сертификаты распространены?

Оксана Гаврилова: — Это стандарт, по которому поставщик должен пройти при определенных данных.

Никита Цаплин (Модератор): — А Вы именно поставщик, в данном случае вендору предстоит работать с представительством Вашей компании в России?

Оксана Гаврилова: — Нет, с нами.

Никита Цаплин (Модератор): — А ну тогда понятно, почему требуется. Правильно, как ответил Андрей, наверное, действительно, пока что это довольно узкий сегмент, и, наверное, какие-то небольшие хостинг-компании. Просто такая ситуация, что крупнейшие российские компании хранят данные за рубежом, и наверное поэтому, возможно, сегменты АС не развернуты в сторону Запада, т.е. когда у Аэрофлота дата-центр в Техасе, то наши хостинг-провайдеры и не подозревают, что западные компании придут хранить данные в Россию не через представительства, а так.

Оксана Гаврилова: — На самом деле, стоит задуматься, потому что мы смотрим на специалистов на российском рынке, которые в силу стоимости доллара, гораздо дешевле. Иногда консультанты работают на западные проекты, их дешевле нанять, чем индусов.

Никита Цаплин (Модератор): — Да, последние несколько лет, действительно, сложилась такая ситуация, и мы в нашей компании RUVDS начинаем также смотреть потихоньку в сторону Запада, точнее, наверное, сначала в сторону Востока. Потому что данная ситуация, ослабление рубля, она позволила… ну, текущие цены в рублях они очень конкуренты по отношению ко всем мировым конкурентам. Я думаю, остальные участники рынка, тоже быстро подтянутся к этому тренду и, я думаю, в течение пары лет, сертификаты появятся уже.

Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 14
Развитие облачных технологий в России. Новая реальность: векторы развития и основные проблемы - 15

Автор: RUVDS.com

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля