Борьба с пиратством набирает оборот. А надо ли? А если надо, то как? Что думаешь ты?

в 7:14, , рубрики: Законодательство и IT-бизнес

image

21 июня 2013 год исполнится год с момента принятия одного из наиболее скандальных законов, касающихся правового регулирования оборота контента в сети Интернет — Федерального закона №187-ФЗ, широко известного как «антипиратский закон». Этим законом была добавлена ст.15.2. в Федеральный закон №149-ФЗ «Об информации», которая позволила блокировать через Мосгорсуд сайты, подозреваемые в распространении пиратского контента, в качестве обеспечительных мер.

Напомню, что действие закона распространяется на ранее неведомые гражданскому законодательству объекты исключительных авторских прав, такие как «фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы» (ранее Гражданский кодекс содержал лишь понятие «аудиовизуального произведения»).

С момента принятия закона, многие обладатели (и представители обладателей) прав (АЗАПИ, НФМИ, BSA, НП ППП и др.) на иные объекты авторских прав, такие как музыка, литература, ПО, также настаивали о включении в закон всех объектов авторских прав, что представлялось вполне обоснованным требованием, ведь закон не может применяться выборочно в отношении лишь некоторых объектов авторских прав, дискриминируя обладателей иных прав. С этого момента в обществе начались жаркие споры по поводу расширения закона. За это время был внесен законопроект депутата Железняка, а также ряд иных версий правового регулирования оборота объектов авторских прав в сети Интернет. Общество и IT бизнес, так или иначе, высказывались против расширения закона. Ассоциация пользователей интернета и Пиратская партия России, поддерживаемые интернет пользователями критично отнеслись к большинству предложенных законодательных инициатив и запустили альтернативный проект «Время Менять Копирайт», представив совершенно иную концепцию реформы законодательства об авторском праве в цифровую эпоху.

Решение о расширении и ужесточении «антипиратского закона» на высшем уровне было отложено на неопределенный срок. И вот недавно вице-премьер РФ Игорь Шувалов поручил главе Минкомсвязи Николаю Никифорову выработать общую позицию интернет-отрасли и правительства по антипиратскому закону, и представить итоговый документ до конца мая 2014 года.

В настоящий момент в Минкомсвязи за закрытыми дверями, чиновники, медиа лоббисты и представители крупнейшего Интернет бизнеса в России, без участия общества продолжают обсуждать различные поправки к №187-ФЗ, и скоро мы ожидаем внесения в Государственную думу итогового документа по данному вопросу. Предложения с разных сторон поступают самые смелые, и каков будет результат этих двусторонних переговоров между бизнесом и властью, мы увидим в ближайшее время.

Руководитель РАЭК объяснил как происходит взаимодействие между представителями IT бизнеса, правообладателей и чиновниками.
image

Очередное заседание группы запланировано на сегодня, 20 мая. Пока не еще не слишком поздно, мы стараемся повлиять на ситуацию, заявляя о необходимости отказаться от новой инфополитики государства, и начать обсуждение более продуктивной позиции по реформе авторского права.

image
Посмею высказать собственное суждение:
1. «Антипиратский закон» №187-ФЗ — не соответствует внутренним интересам России. Указанный закон является продуктом лоббистской деятельности Торгового представительства США, с которыми Россия 21.12.2012 подписала соглашение «по согласованию плана действий сторон по улучшению защиты авторских прав в связи с борьбой с нарушением копирайта в Интернете». Таким образом, страна, в которой провалился скандальный SOPA, приложила немало усилий для того, чтобы создать в России экспериментальный полигон по ужесточению законодательства об авторском праве в Интернете. В свете последних событий во взаимоотношениях двух империй, мне представляется абсолютно излишним способствовать защите столь жесткими методами приоритетных интересов крупнейших медиа корпораций США, страны, в которой доход от авторских прав превышает доход от поставки вооружения и составляет более 168 млрд $. Усиление режима охраны исключительных прав в ущерб свободе распространения информации пользователями России не представляется разумным. Это также ограничивает возможности молодых российских контент-ориентированных стартаперов с новыми медиа сервисами. При всем при этом, хочется отметить, что России никуда не сдвинулась в списке 301, который ведет Торгпредство США, которое все также причисляет нас к странам с наиболее высоким уровнем пиратства, отмечая лишь небольшие успехи наших законодателей и правоприменителей.

2. «Антипиратский закон» №187-ФЗ, оказался крайне неэффективным. Я полагаю, г-н Жаров выдает желаемое за действительное, чтобы показать, что вся деятельность депутатов, судей и чиновников РКН была не в пустую. За все время действия закона было подано всего около 300 заявлений. Удовлетворено около 170 из них. Меня постоянно спрашивают пользователи, а работает ли вообще антипиратский закон, потому что все, как было доступно, так доступно и осталось. И это вполне очевидно.
Во-первых, при помощи нехитрых примочек к браузерам, VPN, TOR и пр. для любого пользователя все также открываются все те же ненавистные правообладателям заблокированные пиратские сайты
Во-вторых, многие пиратские сайты запаслись целом пулом IP адресов и доменов, и без проблем перескакивают с одного на другой.
В-третьих, раздачи в p2p появляются как грибы. И если правообладателю необходимо принять немало усилий для блокировки страницы или сайта в Мосгорсуде, то для новой раздачи на торренте пользователю достаточно нескольких минут.
В-четвертых, в закрытых локальных сетях, а также всяких eMule и иных файлообменниках, на которые даже не обращают внимание правообладатели, содержатся терабайты пиратского контента, для вычищения которого необходимо приложить очень серьезные усилия, не нацеленные на результат.
Пример непотопляемой «Пиратской бухты», которая до настоящего времени работает также как и много лет назад, несмотря на все предпринятые правообладателями и властью меры ( ее владельцев осудили, отштрафовали, домены изымали, доступ на уровне ISP блокировали), вроде должна была показать тщетность всех операций по борьбе с пиратством, однако мы видим, что и сегодня существует глупцы, полагающие что смогут победить сетевое пиратство.

3. «Антипиратский закон» №187-ФЗ не продуктивен. Он не способен помочь увеличению рынка «легальных продаж». Сами правообладатели жалуются на несовершенство закона: кривую юридическую технику исполнения, ограничение подсудности, проблему доказательства наличия прав на соответствующий вид использования произведений, большой объем документов, которые необходимо представлять в Мосгорсуд и др. При этом, не могу отметить, что первый заявитель по «антипиратскому закону», компания «КиноБезГраниц», вскоре после подачи заявления о принятии обеспечительных мер, прекратила свое существование. И причина тому — не повальное пиратство в сети, а устаревший бизнес компании по продаже нарезанного пластика с копиями фильмов, который уже давно отдавал могильным запахом. Компания, которая имела самый большой в России каталог артхаусного кино, могла бы преуспеть, если бы своевременно создала он-лайн сервис для с возможностью потокового просмотра. В моем глубоком убеждении, пиратство вообще не является какой-либо проблемой для творческой индустрии и бизнеса с связи с реализацией контента. Для того, чтобы сегодня быть успешным в контентом бизнесе, Вы должны продавать пользователям не контент, а сервис. И мне кажется это очевидные вещи. Примеры успешных мировых кейсов постоянно это доказывают. Само пиратство, выраженное сегодня в виде частного файлообмена, является двигателем прогресса, заставляющего производителей контента искать новые бизнес-схемы логистики контента до конечного потребителя.

image
Однако, не все согласны с такой позицией, и общей позицией ППР по вопросам пиратства.

Есть и другие мнение, которые сводятся к тому, что законы об авторском праве довольно хороши, и они справедливо охраняют общественные отношения в области творчества. Сторонники такой позиции настаивают на том, что проблема заключается в многочисленных пиратских сервисах, которые нарушают закон, а также в миллионах пользователей, которые поддерживают существующий уровень пиратства. А для того, чтобы классический поход к копирайту работал, необходимо ужесточать требования законов и принимать специализированные нормативно-правовые акты, которые не позволят нарушать авторские права в Интернете.

Давайте посмотрим, что еще кроме блокировки сайтов предлагают сегодня сторонники самых жестких мер для борьбы с пиратством в сети:

Штрафование пользователей за скачивание пиратского контента

Предлагается установление и развертывание широкомасштабной практики по взысканию штрафов с пользователей за незаконное скачивание (по примеру Германии от 155 Евро до 1000 Евро) и понижение скорости либо отключение интернет трафика пользователям, уличенным в скачивании/обмене пиратских материалов (по примеру 3 страйков во Франции и 6 страйков в США). Министр культуры г-н Мединский неоднократно высказывался за введение штрафов для пользователей. Тут надо понимать, что для того, чтобы выявлять таких пользователей, необходимо поставить крест на праве граждан на тайну переписки, гарантированные Женевской конвенцией и Основным законом, осуществляя перлюстрацию всего трафика с использованием фильтров DPI.

Возложение на информационных посредников дополнительных обязанностей по премодерации всего контента и самостоятельному блокированию/удалению материалов, нарушающих авторские прав третьих лиц  

Указанное предложение появилось по инициативе лоббистов от медиа бизнеса и было предложено Министерством Культуры РФ. Подобное предложение избавляет самих правообладателей от необходимости самостоятельно искать пиратские копии цифрового контента и обращаться в суд либо уполномоченные органы с требованием удалить пиратский контент, возлагая всю ответственность за соблюдение законодательства на информационных посредников и за их же счет. Естественно, сами владельцы интернет-сервисов, хостеры и провайдеры не рады такому подходу, по которому они становятся посредниками в силу закона между пользователями, владельцами аккаунтов в сосцетях, и владельцами сайтов, с одной стороны и правообладателями, с другой стороны. РАЭК неоднократно выступала за недопустимость подобного подхода.

Штрафование информационных посредников  за неисполнение обязательств по блокировке сайтов

В соответствии с указанным подходом надо давить на лиц, способствующих распространению пиратского контента. Такое предложение озвучивалось в проекте Министерства Культуры России. В соответствии с поправками к КоАП операторов связи и хостинг провайдеров предлагается штрафовать за несвоевременную блокировку сайтов, заподозренных в распространении пиратского контента. Они могут составлять до 300 тыс. руб. для граждан, до 600 тыс. руб. — для должностных лиц и до 1 млн руб. для юридических лиц.

Создание специализированного подразделения полиции, которое занималось бы расследованием сетевого пиратства и привлечением пользователей к ответственности

Примером такого подразделения является PIPCU (Police IP Crime Unit) в Англии, Отдел полиции Лондонского Сити по преступлениям против интеллектуальной собственности, которая получая финансирование из госбюджета, занимается исключительно вопросами нарушения авторских прав в сети, представляя интересы Federation Against Copyright Theft (FACT), британской организации правообладателей. Сотрудники PIPCU разделегируют доменные имена пиратских сайтов, рассылают штрафы, привлекают пользователей и владельцев сайтов к уголовной ответственности. По-сути, в России уже есть негласные альянсы между сотрудниками отдела «К» и агентов РАПО (дочки американского MPA), которые занимаются схожей деятельностью

image

Рассылка воспитательных писем и предупреждений пользователям, уличенным в незаконном файлообмене, о недопустимости нарушения законодательства и применении возможных санкций.

Подобное предложение недавно появилось в Великобритании. Интернет-провайдеры будут рассылать подобные письма счастья пользователям. При этом в адрес одного пользователя установлен лимит отправки писем — не более четырех писем по обычной или электронной почте. С каждым письмом формулировки будут все жестще, но они не должны содержать угроз или намеков на последствия для нарушителей. Конечно, правообладатели хотели иметь доступ к базе данных пользователей, которые скачивают контент нелегально, чтобы иметь возможность в дальнейшем воздействовать на них в судебном порядке, однако такое предложение было отклонено.

Возложение обязанности на информационных посредников по копированию и хранению информации (в том числе IP адресов, логов и др. информации о пользовательской активности) о пользователях, участвующих в незаконном файлообмене и ее представлению правообладателям или правоохранительным органам.раскрывать данные пользователей.

Впервые, подобный способ борьбы с пиратством был предпринят в 2004 г. RIAA и MPAA требовали в судебном порядке получить доступ к спискам пользователей-нарушителей, которые имеются у администраторов трекеров, однако Верховный суд США отклонил ходатайства, решив, что доказательства вины пользователей явно недостаточны, поэтому провайдеры не должны разглашать сведения о них. В последующем MPAA был предъявлен иск к Valence Media LLC, оператору сайта www.torrentspy.com с обвинением в пособничестве пиратству путем упрощения поиска и загрузки материалов, защищенных копирайтом. Федеральный судья Центрального округа Калифорнии в Лос-Анджелесе в своем решении от 29.05.2007 обязал ответчика создавать лог-файлы, содержащие информацию о том, что именно пытаются найти в Сети пользователи, а также применять систему фильтрации ссылок на пиратские материалы FileRights. Таким образом, в Калифорнии был создан прецедент, согласно которому администрация трекеров должна вести журнал посещений и предоставлять данные из него по первому требованию правообладателей либо властей.

А пока депутаты и чиновники думали о расширении «антипиратского закона», в России было введено обязательство следить за всеми пользователями сети и накапливать информацию. После принятия №97-ФЗ «закона о блогерах» в России уже на законодательном уровне закреплено обязательство организатора распространения информации в сети Интернет хранить на территории РФ информацию «о фактах, приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей сети Интернет и информацию об этих пользователях в течение 6 месяцев». Цели у правообладателей и власти в области «фильтрации контента» очевидно разные, но и те и другие едины в своем желании контролировать сеть. Полагаю, сами правообладатели и их представители будут пользоваться этой возможностью и требовать от «организаторов распространения информации» (о том, кто именно попадет в эту категорию, пока можно только догадываться) раскрывать данные о пользователях, подозреваемых в пиратстве. Это даст возможность для правообладателей, их представителей и юридических агентств наладить новую практику по американскому и германскому образцу с массовым привлечением граждан, вовлеченных в неконтролируемое сетевое копирование, к административной и уголовной ответственности, а также монетизации контента за счет штрафования пользователей.

Как обычно, сами интернет-пользователи не привлекаются к дискуссии по дальнейшему формированию законодательства, регулирующего гражданско-правовой оборот контента в сети. Поэтому для нас важно сформировать независимое мнение интернет сообщества для представления позиции по вопросу дальнейшего принятия законодательных мер по борьбе с пиратством, в связи с чем прошу Вас проголосовать:

UPD: Немного подумал, и решил в свете последних событий по внедрению DRM в браузеры и сетевой дискриминации, связанной с ограничениями операторов по p2p трфику, решил добавить еще один пункт «Бороться с пиратством надо с помощью технических средств (повсеместному внедрению DRM и сетевой дискриминации файлообмена)

Автор: sardarbinyan

Источник



https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js