Алексей Захаров, Superjob: Весь рекрутинговый бизнес — это подбор грузчиков

в 14:59, , рубрики: headhunter, mail.ru group, SuperJob, Алексей Захаров, инвестиции, интервью, кейсы, советы, Эльбрус Капитал, метки: , , , , , , , ,

Онлайн-рекрутинг остается одновременно и самым технологически продвинутым, и самым консервативным сегментом кадрового рынка. С одной стороны, ведущие компании осваивают самые передовые технологии — от Big Data до ботов-рекрутеров. С другой — большую часть доходов игроки продолжают получать от найма малоквалифицированного персонала, а не от поиска топ-менеджеров, как думает большинство людей вне самой отрасли. Основатель Superjob Алексей Захаров рассказал Roem.ru, где компания намерена искать точки роста в будущем и почему ряд идей, должны были стать наиболее прорывными в онлайн-рекрутинге, так и не сработали.

trudovie-rezervi

Что осталось ещё автоматизировать в HR?

HR вообще — штука такая, плохо автоматизируемая. Все пытаются найти в HR какую-то серебряную пулю, а её нет. Все процессы, которые можно регламентировать, автоматизируются легко, и это уже давно сделано. Superjob тому пример. То, что происходит сейчас, — это серьезный тюнинг сервисов, но не более того. Например, Big Data становится все более доступной и можно получать в рекрутинге синергию от данных из социальных сетей, других источников — это большой плюс для нанимателей.

Когда мы говорим о процессах в HR, то там всё очень понятно и просто. Но ключевое-то слово в этой аббревиатуре — human! А человеческая душа — потёмки, она никак не хочет алгоритмизироваться. Человек слишком быстро меняется, у него портится характер, появляются новые мотивы. Человек, который замечательно работал в одной компании, может отвратительно работать на той же позиции в другой компании просто потому, что от него ушла жена. И наоборот: он может начать хорошо работать в другой компании, потому что он, скажем, поверил в Бога.

Когда-то объявления клеили на столбах — это занимало время. Потом произошел революционный скачок — появился Superjob — и коммуникация между профессионалом и работодателем стала на порядки быстрее. Сейчас сопоставимым рывком вперед мог бы стать только нейроинтерфейс и доставка вакансий прямо в мозг.

С мозга уже научились считывать, это данность. Можно понять, что я думаю о поиске работы, но обратно что-то в мозг внести — пока с этим очень сложно. Внести какие-нибудь новые данные, чтобы я лучше начал работу свою делать. Вместо того, чтобы посещать тренинг, записать его куда-нибудь на подкорку. Но пока не получается. Все, что происходит сейчас в отрасли, — это медленная эволюция. Каких-то прорывов пока не происходит.

Как вы используете свои новые разработки, например, по части Big Data?

Как правило, всё это прозрачно включается в те сервисы, которые у нас уже есть. За этим может стоять достаточно большая работа по анализу. Ту информацию, которую мы собираем из соцсетей, мы уже сделали доступной для всех работодателей. Сейчас месяца три потестим, а потом посмотрим, что дальше с этим делать. Но реально эту возможность использовало процента два работодателей, наверное.

Сколько человек сейчас в вашей команде?

Человек двести с небольшим. Из них программистов — человек сорок, остальные клиентские менеджеры, модерация. Плюс уборщицы, бухгалтерия. Модерацией занимается около семидесяти человек. 90% этой работы делают опять же роботы.

Вы пробовали оценивать рынок поиска работы в интернете?

В долларах какого года? Я думаю, что не ошибусь, если скажу десять миллиардов рублей. То есть можно доказать, что и пять. Но я могу постараться доказать, что десять. Это оборот всех онлайн-сервисов по поиску работы. Дальше уже начинается вопрос трактовки: рекрутинговый портал может заработать денег на рекламе образовательного центра, а может на рекламе таблеток — к какому рынку их отнести?

Но, конечно, рынок падает в последнее время. Все упали. Потому что уменьшилось количество найма.

Вы видите сегментирование рынка между сервисами по поиску работу? Потому что у HeadHunter даже в названии есть претензия на некий верхний сегмент…

Сначала как было? Были сервисы, которые специализировались на среднем и нижнем сегменте. Появился HeadHunter, который хотел играть на рынке поиска топ-менеджеров с высокими зарплатами. Сколько-то времени они так пытались себя позиционировать, но потом поняли, что на этом денег не заработать. Поэтому уже лет семь HeadHunter тоже работает и с типовыми позициями. Знаете, на чём зарабатываются деньги в рекрутинге? За какую закрытую позицию платят больше всего? За продавцов и грузчиков.

Да ладно…

В чём весь бизнес рекрутинговый? Это подбор грузчиков и продавцов в Auchan, IKEA, «Пятёрочку». Потому что там текучка 400% в год, и их надо менять. Вы можете гарантировать замену любую, потому что один продавец легко меняется на другого. Но стандартный заказ рекрутёра, с которым все хотят работать, только мало кому дают: мне нужно 50 блинопёков завтра, единственное требование — чтобы зубы были все на месте и не золотые. Вот это то, с чем все рекрутёры хотели бы работать.

Когда молодой рекрутёр приходит на рынок и ничего не понимает, он думает: «О, буду заниматься подбором топ-менеджеров, за это много платят». На самом деле это неправда, потому что заказ на топ-менеджера поступает раз в год одновременно в десять агентств, а работодатель в конце концов находит его сам. Вокруг топ-менеджеров много шума, мало денег, много пота, крови и разочарований. Мы сами хотели подбирать топ-менеджеров, пока не поняли, в чём на самом деле бизнес.

У нас ситуация та же самая: 99% того, на чем мы с HeadHunter и коллегами поменьше зарабатываем, — это типовой персонал. Конечно, насчёт грузчиков я упрощаю, это может быть обычный программист, но если мы берём тимлидов — то всё. Редакторов много, но главного редактора Roem.ru мы не найдём ни на Superjob, ни на HeadHunter, нигде.

Но в чём-то же заметна разница между Superjob, Avito, HeadHunter и остальными игроками?

На Avito, например, очень популярны объявления с предложениями работы в нижнем сегменте. А именно этот сегмент в интернете, если за ним профессионально, специально не следить, пользуется спросом у мошенников.

Спрос именно на мошеннические операции?

Да, есть огромное количество мошеннических предложений, типа «мы найдем вам работу, заплатите нам деньги» или «пришлите мне 500 рублей и получите зарплату миллион». Это всякие биодобавки, отращивание членов, увеличение груди, виагра, заработки интернете и прочее. Если бы огромное количество бедных людей не покупалось на это все, не было бы огромного количества мошенников. Наши исследования показывают, что примерно, 1/3 населения готовы отдать свою первую зарплату за то, что их трудоустроят. Соответственно, ровно на это количество людей есть количество мошенников, которые собирают первую зарплату с трудоустроенных никак в этом не участвовав.

Знаете, как работает тема у вузов, у приемных комиссий? Тусуются мошенники, где есть хоть какое-нибудь собеседование в вузе, и говорят родителям: «Сто тысяч рублей, и ваш ребенок поступает, если нет — возвращаю деньги». На это покупаются родители некоторых абитуриентов, особенно из регионов. Работает это так: люди отдают деньги, часть поступает и мошенники даже возвращают деньги тому, кто не поступил, а деньги тех, кто поступил, оставляют себе.

Как это работает в сфере рынка труда: куча мошеннических контор. Люди приходят, вот вам миллион распечатанных вакансий с Superjob, идите — только вас там и ждут. Человек платит тысячу, звонит и дальше звонит работодателю с ощущением гарантии трудоустройства, а гарантий-то нет! Что за фигня? Начинают предъявлять претензии. В 90% случаев той конторы нет, они каждый день меняют место, маленькую комнату под лестницей, а в договоре написано, что мы тебе обязаны предоставить информацию о работе, предоставили? Вопросов нет, и пошел вон.

Avito, наверное, какой-то кусок рынка отъело и легального?

Какой-то да, но очень много того, что на Superjob просто появиться не может. На это есть спрос. Есть также спрос на низовые позиции малого бизнеса, потому что он другого позволить не может. И это тоже некий фильтр, совместить все в одном флаконе не получается. HeadHunter пытался это увести на «Работу Mail.ru» — типа вот там шлак, а здесь нет. Все равно поверх одной базы данных, поверх одной инфраструктуры это не работает. У нас была такая же попытка: в 2008 году мы запустили «Персонал.ру», но тоже не заработало.

4 года назад у нас тоже было интервью с Захаровым. Тогда компания собиралась выходить на IPO, но пока так и не вышла → Roem.ru

Mail.ru Group продали HeadHunter. Почему не оставили себе?

Компания изначально на продажу делалась, они никогда этого не скрывали. Я не говорю, что это плохо, нормально, многие так делают. Почему не оставили? Надо было за «ВКонтакте» рассчитываться. Там сумма немаленькая.

Что думаете про сумму сделки?

Это — вопрос исключительно субъективный. Время такое, а Mail.ru надо гасить кредит, который брали на покупку «Вконтакте». И выбор между «ВКонтакте» или HeadHunter не стоит. Обе курицы, конечно, несут золотые яйца, но очень разных размеров. Выбор был однозначен, если бы они могли его оставить за собой, они конечно бы оставили. Я могу здесь ошибаться на 100%: никто передо мной не отчитывался, а я специально не анализировал.

Сколько они потратили на консолидацию?

Там есть разные данные. По-моему, последние акции, которых там 3% покупали по оценке триста миллионов долларов, продали за 125.

Опять же, могу ошибаться: не записывал никогда эти цифры, мне не нужно.

Как вы относитесь к рекомендациям в HR?

Не работает эта тема.

Почему не работает, это же великая история с PRUFFI Алены Владимирской?

У Алены ничего не заработало и ни у кого ничего не заработало. Мы эту тему пытались поднять в 2008 году немножко с другой стороны, но тоже не заработало. Тема с рекомендацией работает внутри — у нас, у «Яндекса». Мы своим сотрудникам за приведенных в компанию профессионалов платим премии как рекрутерам. Потому что для нас важны рекомендации только тех, кого мы знаем.

Это как про зубного врача. Если вы мне порекомендуете зубного врача, мне абсолютно всё равно. Я вас первый раз сегодня вижу и то, что вы говорите, что Вася — хороший врач, я своими зубами проверять не стану. Тем более когда просят порекомендовать хорошего программиста. Никто не порекомендует, самим надо.

То есть высчитаете то, что делает PRUFFI это…

Да ничего они уже не делают, закрыто всё давно. Нет там никакого бизнеса.

А куда делся?

Ну просто в замороженном состоянии. Лично у меня впечатление, что Алёна уже давно занимается другими вещами — «Антирабство» и так далее, потому что оно приносит сильно больше денег, чем PRUFFI. Так ли это на самом деле, конечно, лучше у нее самой спросить.

У вас недавно был интересный кейс с ботом, который проводил собеседования.

На самом деле кейс, конечно, интересный, но это скорее игрушка. Подобные технологии у нас работают уже много лет. То, что мы показали в боте, у нас просто ребята левой ногой в тему сделали. Здесь технологии, которые автоматизируют какие-то внутренние процессы. Например, ежедневно в день приходит порядка тысячи вопросов в обратную связь от работодателей и соискателей. Примерно на 800 из них отвечает робот, мы даже не видим этого всего. Всё что угодно — не вводится пароль, пароль вводится не так, почему работодатель — козёл, где мне найти эту вакансию, почему меня не приглашают на собеседования, как мне отказаться от собеседования. Спектр достаточно большой, но так или иначе он сильно ограничен с точки зрения Big Data, ровно как и те вопросы, которые могут быть заданы на собеседовании. Это — завтра, которое уже состоялось.

Понятно, что те же самые технологии с ответами и вопросами мы не могли запустить пять лет назад просто потому, что они пять лет учатся. Нужно время, чтобы накопить такую информацию для наших «автоматов». Если раньше у них процент правильных ответов был 80, то сейчас 99. И, может быть, эта разница в процентах не очень заметна, но для каждого, кто получает неверный ответ, это важно.

В общем, это всё несложно. За всем этим стоит большой труд людей, которые этим живут и получают от этого удовольствие. Но нельзя говорить, что это суперинновации. Суперинновации — это убрать водителя из машины. Прототипы уже работают.

Этого же ещё не произошло. Даже в США не ввели новые правила, что…

Это регуляторика. Оно не случилось де-юре, но случилось де-факто.

Ну, это одно и то же — пока нет законов, оно не работает.

Мы же понимаем, что это будет и будет достаточно быстро — при нашей жизни, а то и быстрее. То, о чём мы говорим, — это не футурология, все гораздо ближе, чем мобильные телефоны в 92 году. В 92 году мобильный телефон был только у самого крутого, который с чемоданом идёт по Москве — недостижимая мечта для кого-то. Прошло десять лет — он у каждого.

Грядут большие перемены на рынке перевозок. Массово по сто-двести тысяч человек в год будут высвобождаться из этого сектора лет через пять. И это только транспортная отрасль. Это также затронет банки и страховой бизнес. Потому что если раньше мы брали кредит на покупку автомобиля, то сейчас нафига это делать? Ездить на такси дешевле и меньше геморроя. Все СМИ, которые живут с рекламы автомобилей, сдохнут — а автомобили очень много денег в рекламу приносят.

Медиа очень сильно перестроятся. Долгое время журналиста невозможно было заменить, даже новостника. Автора, который пишет лонгриды или берёт хорошие интервью, не заменить никогда. Новостника теперь — легко. Вы почитайте РБК: там ошибка на ошибке, что такое запятые и деепричастные обороты все уже забыли. Робот гораздо лучше перепечатает ленту РИА «Новости» или «Блумберга».

Вы зарабатываете по сути на том, насколько часто люди меняют работу. Что будете делать, когда закончатся все водители и новостники?

Например, госсектор до сих пор очень осторожно пользуется интернетом для поиска работы. У меня друзья, приходя на топовые позиции Минтруда, звонят и просят подключить их к Superjob, чтобы сформировать базу кандидатов. Неформальным образом люди на уровне министров и замминистров пользуются Superjob, но не могут включить расходы на это в бюджет. В госкорпорациях та же самая ситуация. Потому что у них работа кадровиком — это синекура. Этот пост часто занимает старый КГБшник в прямом смысле. Но им всем уже за шестьдесят, они потихоньку вымирают и высвобождают места. А на государственном рынке труда занято больше, чем в коммерческом секторе.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля