Человек, который вызвался спасти BlackBerry

в 13:40, , рубрики: blackberry, IT-Биографии, John Chen, rim, интервью

image
Джон Чен очень разносторонний человек. Родился в Гонконге, был принят на работу в BlackBerry в ноябре 2013 года, основанную в Канаде технологическую компанию также известную как Research in Motion, которая была пионером массовых мобильных коммуникаций до того как на рынок вышел IPhone от Apple.
Чену 60 лет — это большой возраст для американского бизнеса. Он хорошо известен в Кремниевой долине как руководитель Sybase, вернувший ей финансовую мощь. 55 кварталов подряд было увеличение рентабельности, и рыночная капитализация возросла с $362 млн. до $5,8 млрд., и затем она была приобретена SAP в 2010 году.
The Washington Post взял интервью у Джона Чена в течение часа в конференц-зале, расположенный в Заливе (Сан-Франциско) в один из дождливых дней. Он обсуждал всё, от влияния католической средней школы, до того как планирует спасти BlackBerry.

Чем вы занимались на своей первой работе?
Моя первая работа была в средней школе в Гонконге, где я работал в туристическом агентстве, делая всякую всячину. Вначале мне не давали какую-либо работу. Однажды мой отец спросил «Как твоя работа?» Я ответил ему. Он сказал «Приди на работу очень рано утром, до того как кто-либо придет. Я бы хотел, чтобы ты заточил карандаши каждого работника». Это был самый лучший совет, который я когда-либо получал. Люди пришли очень рано и увидели меня затачивающим карандаши, и спросили, «Какого черта ты делаешь?». Так я получил настоящую работу. Это научило меня многому.
Большую часть нашей профессиональной жизни вы думаете о работе, которая ниже вас. Вы сидите и ждёте, чтобы кто-то дал вам действительно интересную работу изменяющую мир. Просто вы должны заработать это право.

Как в конечном итоге вы стали учиться в Штатах?
Однажды я столкнулся со своим наставником в средней школе, которую я посещал в Гонконге. Он спросил меня, что я хочу изучать. Я ответил, «Мне нравится математика и наука». Он сказал, что Гонконгский университет отличное образовательное заведение, но «Ты должен подумать о том, чтобы пересечь океан». Я был влюблен в школы Лиги Плюща. Просто из-за внешнего вида.
Брат Майкл сказал, что я очень способный студент, но этого недостаточно, чтобы попасть из Университета Гонконга в Лигу Плюща. Но он сказал, «Есть другой путь. Ты должен пройти подготовительную школу».
Я обратился в Андовер, Эксетер, Нортфильд Маунт Хермон, академия Дирфилда и Choate или как-то так (он наверно имел в виду Колледж Шоэт Розмари Холл — прим. пер.). Я не пошел в первые два. Таким образом, я попал в Нортфильд Маунт Хермон.
Затем я перевелся в университет Брауна. Это было великолепно. Первый год был больше чем просто обучение. Это было время социализации. Я не сильно говорил по-английски. Я понимал, о чем говорят другие, и мог прочитать какой-то текст. Я мог написать что-то. Но я не мог разговаривать так, как мы делаем это сейчас.

Что у вас хорошо получается?
Я очень хорошо играю в бридж. Но я не играю больше. Я участвовал в чемпионатах в средней школе, межвузовских — до тех пор, пока это не стало мешать моей нормальной студенческой жизни.

Как вы попали в менеджмент?
В основном из-за расовой проблемы. Я был инженером, помогал с разработкой чипов, печатных плат. Мне нравилось это. Компания, где я работал, называлась Берроуз (Burroughs). Мы создавали мэйнфреймы.
Я заметил, что в компании в основном повышали белых, несмотря на то, что другие работали день ото дня и были лучше подготовлены делать ту работу, на которую выдвигали других. Я думал, что это было странным.
Я обратился к своему руководителю, он был европеец средних лет (вообще-то там все были европейцами средних лет) и спросил «Почему так происходит?». То, что он сказал, произвело на меня огромный эффект. Он сказал, и это было стереотипным, «Вы, ребята, очень хороши в инженерии, математике, науке и других подобных вещах. Отличные сотрудники и тому подобное, Но я не уверен, что вы очень презентабельны».
Это было конец 70-х начало 80-х. Я не очень понял, что он имел в виду. Я думал, что он имел в виду навыки презентации. Так что я пошел и на свои собственные деньги нанял местного ТВ-продюсера и его жену, которые запустили класс по навыкам коммуникации и презентациям. Они хотели $2000 за шесть часов или что-то вроде этого. Как инженер я получал $2100 до уплаты налогов.
Что ж, я сделал это. Они дали мне VHS-кассету, поставили меня за пюпитром, и сказали «Читай». Это было ужасно. Все что могло пойти не так, пошло не так. Меня укачивало, кружилась голова. Я говорил не ясно. Я не смотрел на них. Я смотрел вниз. Я не был общительным. И это то, что я выучил. Я говорю не только об английском языке. Не о произношении или дикции. Это действительно то, как ты можешь общаться.
Так я стал работать над этим.
Компания поддержала меня в моем начинании и, потом вернула обратно $2000. После этого, компания начала быстро меня продвигать. Они дали задание провести по шесть месяцев в каждом отделе. К этому времени я изучил бухгалтерию. Изучил материалы по реквизиции. Узнал как работает завод. Изучил софт, продажи, маркетинг, программный менеджмент.
После двух или трех лет я стал директором этого завода. В конечном итоге, тот, кто говорил мне о презентабельности, работал потом на меня.

Как вы попали в Sybase?
Я получил приглашение от членов правления Sybase в 1997 году. Sybase была замечательной компанией, но дела шли у неё не очень хорошо. У меня ушло много времени, но мы сделали это.
У меня довольно хорошо получается находить таланты. Я собрал команду, которая имела определенные характеристики, готовая пробовать новые вещи, которая не боялась взлетов или падений, могла смеяться над неудачами и могла праздновать успех. Это совсем другой тип личности. Большинство людей, когда дела идут не очень хорошо, как правило, хотят сбежать и присоединиться к победителям.
Я не хочу себе приписывать успехи других. Мы потеряли много людей в BlackBerry. Очень талантливых людей. Я предпочел бы не отпускать их, но если их мысли не с компанией или они не хотят иметь отношение с ней, то это не правильно оставлять их.

Почему Вы приняли работу в BlackBerry?
Это очень важная компания. Икона. Это место где появились смартфоны.
Они сбились с пути. Один из крупных инвесторов Прем Васта (Prem Watsa) подошел ко мне. Он очень настырный парень. Первое время я говорил «Нет». Но он буквально обманул меня, сказав «Почему бы тебе просто не прийти, собрать управленческую группу, установить стратегию и быть исполнительным председателем?». Вы не можете установить стратегию, собрать команду без принятия активного участия.
Эта компания была основана 30 лет назад. Они начали с пейджеров — двусторонняя связь в реальном времени. Затем они стали выпускать смартфоны. В какое-то время они заняли 49% рынка смартфонов. Это был символ статуса.
Рынок изменился, а компания не стала меняться вслед за ним. Потребители ушли от замкнутой среды, где все работает вместе и хорошо к «Хей! Они хотят приложения!». И тут на сцену вышел iPhone. iPhone дал то, что мы упустили. Они дали людям выбор. Они всё больше и больше интегрировались в их жизнь. Музыка. iTunes. Изображение.
И в это время мы даже проводили дебаты, что если поставить камеру на телефон, то это приведет к внутренним утечкам. Таким образом, мы многое потеряли. Что ж, остальную часть истории вы знаете.

Как Вы собираетесь «починить» эту компанию?
Я хочу вернуться к людям, которым действительно нужна безопасность. Мы будем возвращаться к безопасности, шифрованию, приватности, энтерпрайзу и множеству других комплексных конечных решений.
Сейчас точка возврата состоит в том, что мы фокусируемся на софте. Наше программное обеспечение работает на всём. Я говорю не только о BlackBerry, а также о iPhone, IOS, устройствах от Google и Microsoft. Мы хотим управлять всеми этими устройствами безопасным способом.
Все приобретения, которые мы делаем: защищенная передача голоса, документов — это все те решения, которые мы хотим предложить нашим клиентам.

А что на счет других направлений бизнеса?
Около 60 миллионов автомобилей используют программное обеспечение BlackBerry — телематический софт, информационно-развлекательный, радио и многое другое. Мы добавили множество функций, такие передовые, как помощь водителю, коммуникация между автомобилями.
Сегодня сборка машины, если вы придете в автозавод, это софтверная платформа. Они не собирают машины. Когда вы говорите с ними, то они говорят не о лошадиных силах. Они не говорят о разгоне от 0 до 60 за 3,5 секунды. Они больше говорят о коммуникации машин, у машин есть интеллект. Машины определяют ваше состояние, и предотвращают ДТП. Веб-сервисы получают сообщения, и персонализируют то, что вы хотите. Информационно-развлекательные системы. Мы быстро растем в этом направлении.

Будут ли какие-то переломные моменты?
Мобильные устройства часть нашей повседневной жизни. Они занимают все большую и большую часть. Мы будем проводить банковские транзакции на наших устройствах. Мы будем получать медицинские данные на наши устройства. У нас будут персональные ID на наших устройствах. Безопасность мобильных устройств будет необходима гораздо сильнее, чем сегодня.
Каждый может быть взломан. Вы не можете сегодня чувствовать себя под угрозой только из-за того, что они могут прочитать ваши данные. Но если я изменю ваши медицинские записи, то вы будете под угрозой. Вы можете прийти и купить какое-то моё барахло.

Итак, как дела?
В последние восемь кварталов мы генерировали прибыль от наших операций. EBITDA (аналитический показатель, равный объёму прибыли до вычета расходов по выплате процентов, налогов, и начисленной амортизации — прим. пер.) — был позитивный. Мы здесь. У нас все еще есть над чем работать. Я не хочу никого обманывать. Я бы хотел выйти на прибыль к концу этого года. Но я надеюсь, что мы сделаем это немного раньше.

Что такое First Tee?
Они принимают детей из бедных кварталов, семей и учат ценностям через гольф. Настойчивости. Искренности. Усердно трудится. Умению проигрывать. То, как вы живете. Вы комбинируете образование с чем-то действительно веселым, и это дает преимущество, чтобы убрать детей с улиц, дать им что-то действительно важное. Многие из них собираются поступить в университеты.
Я приехал из Гонконга. Когда я рос, люди были относительно небогатыми. В Гонконге недостаточно библиотек. Вы не можете взять книгу, потому что нет книг, чтобы взять. Когда я в первый раз приехал в страну, и зашел в библиотеку, то не мог поверить, как там было красиво и великолепно, миллиард книг и никого внутри. Мои друзья из Гонконга были бы на небе от счастья.
Много людей, включая моих родителей — беженцы из Китая. В жизни я видел много разбитых сердец. Таким образом, одно из благотворительных решений моей жены и меня, когда у нас появилось немного денег, — это создать фонд, чтобы помогать и поддерживать детей.
Какие бизнес-уроки вы узнали из вашей карьеры или от наставников, которые вам помогали?
Мне очень повезло с тем, что у меня было много начальников. У меня были плохие начальники. Но я встречал и много хороших людей. Хорошие люди научили меня тому, как я думаю о вещах. Например, если мы делаем что-то действительно с трудом, то мы делаем это неправильно. Это иногда звучит очень тривиально, но это действительно подталкивает меня, и я сажусь, и думаю «Почему это так сложно для нас?»
Причина, по которой трудно что-то сделать, это потому что ты идешь через коридор, который становится все уже и уже. Таким образом, вы можете понять, что действительно ведет вас в какую-то точку. Не будь уверен на все 100% обо всём. Будь сконцентрированным. Я понял это. Но это предел. От разных боссов я узнал, что нужно смотреть на любую проблему под другим углом. Опыт, которым делятся со мной другие люди, позволяет мне не делать много тяжелой и бессмысленной работы.

Почему Вы находитесь в совете директоров Walt Disney Company и Wells Fargo?
Отличные люди. Отличный менеджмент. Сложность бизнеса обоих компаний просто невероятна.
Все в мире знают о Дисней. Это гигант в сфере развлечений. Это хорошо видно во всех видах бизнеса и это хорошо работает. Wells Fargo имеет 1 триллион долларов на депозитном счету. Это больше чем ВВП большинства стран.
Возможность сесть за стол и изучить, что они делают, как они делают некоторые вещи и как они думают — помогает мне в моей повседневной работе. Если Вы думаете что мои проблемы большие, то их проблемы просто гигантские. Будучи наблюдателем, вы понимаете, какая структура действительно имеет какие-то потребности, и убеждаетесь, что в настоящее время они решаются кем-то компетентным. Это все то, что вы делаете.

От переводчика:
Я выражаю глубокую признательность пользователю AnnaDeker за помощь в корректировке и переводе текста.

Автор: susnake

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля