Два дня из жизни инженера Цыпина

в 7:47, , рубрики: рассказ, творчество, Читальный зал

Писал рассказик, подумал и решил выложить. Ибо давно читаю GT и фантазия местных авторов действительно мотивирует. Хотя тематика рассказа, надо сказать, сильно отличается от предыдущих авторских публикаций, вместо антиутопий и научной фантастики имеем… Нечто иное. Но пусть местная аудитория сама рассудит, интересно ли это ей.

Действие происходит в вымышленном мире под названием Неро. Прошу не пугаться местных словечек и названий.
Все подробности этого маленького рассказа вымышлены, совпадения мест, стран и людей случайны.

Текст под катом.



Александр Арнольдович Цыпин ехал в автомобиле и дивился. В первую очередь он дивился самому факту, что он ехал в автомобиле: дома он мог себе позволить только билет на поезд. Но компания AeroTech, пригласившая перспективного специалиста из Социалистического Альянса Ферона для обмена опытом, оказалась удивительно щедра и предоставила Цыпину личный автомобиль с шофёром. Разъезжая на этом чуде инженерной мысли по маленькому креатскому городку Иствилль, дварф весьма дивился и другому обстоятельству — городок был на удивление богатым. Нет, Цыпин не особо верил слухам о глобальной бедности рабочих классов в капиталистических странах и всём таком… Но это было даже слишком, у дварфа было такое впечатление, что городок просто стоял на какой-нибудь золотой жиле, причём по всей своей площади.

Тем временем автомобиль подъехал к крупному зданию с вывеской «AeroTech», оснащённому высоким шпилем, причём к шпилю был привязан ни много ни мало дирижабль. Выглядело довольно необычно. Дирижабль висел в воздухе и немного колыхался на ветру, хотя сильно раскачаться не мог: дополнительные канаты привязывали его по всему периметру к площади возле здания. Цыпин цокнул языком и вышел из автомобиля, едва не пришибив дверью шофёра, который уже подошёл эту дверь открыть и помочь выйти важному гостю.

С каждым шагом в здание Цыпину нравилось здесь всё больше и он даже несколько терялся. Внутри его встретил чрезвычайно вежливый, улыбчивый охранник — не чета тому угрюмому толстяку, подвыпившую рожу которого дварф вынужден каждое утро наблюдать при входе в свой НИИ. Да и в целом было как-то приятно, легко, не было той давящей атмосферы, к которой он привык у себя.

Цыпин стал у кабинета директора, постучался и зашёл внутрь.

— Здравствуйте! — поприветсовали его на дварфийском с ярко выраженным креатским акцентом. И продолжили уже на креатском, которым дварф на самом деле неплохо владел. — Александр, верно? Меня зовут Роберт Коллерс, я Вас давно ожидаю, присаживайтесь!

Дварф принял приглашение, сел на кожаный диван и осмотрелся. «Да, из такой хорошей древесины даже у нас мебель не делают, богато...»

— Хотите кофе или чаю?

— Нет, спасибо…

— Как Вам город? В дороге никаких происшествий?

— Кхем, благодарю, всё отлично. Нет, был эпизод, конечно. Когда плыл на теплоходе, увидел вдалеке какое-то странное движение. Не знаю, не могу оценить расстояние, но далеко. Народ тогда жутко перепугался, засуетился! Говорят, кракен… Правда, ближе к нам эта штука не подплыла, нырнула сразу. А, может, это вообще было навроде миража. Пронесло, в общем.

— Ага, ага… — судя по всему, директор корпорации не очень внимательно слушал, очевидно, думая о чём-то своём. — Я так понимаю, Вы к нам с предложениями по сотрудничеству?

Цыпин похлопал ладонью по своему портфельчику.

— Есть немного. Я бы желал перейти к сути. Дело в том, что наша страна сейчас хочет начать разработку военных летательных аппаратов: самолётов и дирижаблей. Нам необходимо нагнать отставание в этой области, так как мы более продвинулись всё же в наземной и подземной технике. НИИ аэро- и гидродинамики им. Рейнольдса, который я представляю, принимает в реализации этого плана особенно деятельное участие. Как я понимаю, Ваша компания занимается именно строительством дирижаблей. Возможно, Вы поделитесь своим опытом, покажете производственный процесс…

— Безусловно! Я и мои коллеги будем рады Вам всё показать и рассказать, мы предусмотрели для Вас экскурсии. А после можно будет поставить вопрос о сотрудничестве.

— Да, возможно, нам в первое время действительно придётся закупать некоторые комплектующие… Ещё нужно будет как-то решить вопрос с гелием, возможно, Вы порекомендуете нам поставщика. И это правда, что можно использовать кристаллический водород?

— Эммм, не знаю насчёт комплектующих, гелия и водорода, наша компания этим, к сожалению, не занимается.

— Да? Наверное, я что-то не понял тогда. Вы занимаетесь только сборкой?

— Что Вы, нет! Наша деятельность более узкая и профессиональная. Мы не занимаемся самими дирижаблями, мы занимаемся вывесками к ним.

— Вывески? — удивился дварф. — Вы наносите на них вывески? Производите какую-то особую, водостойкую краску?

— Нет, не совсем. Мы отвечаем за дизайн.

— Дизайн вывесок?

— Нет, не вывесок. Букв на вывесках.

— Дизайн… Букв?

— Да, именно так. Закруглений.

— Закруглений?

— Дизайн закруглений букв для вывесок на дирижаблях, — гордо произнёс мистер Коллерс.

— То есть вы не занимаетесь самими дирижаблями? — потерялся Александр Арнольдович. «Зря приехал в такую даль… Но сам виноват, надо было больше узнать о них перед поездкой.»

— Как не занимаемся? Я же сказал, мы разрабатываем дизайн закруглений букв для вывесок на дирижаблях, — директор отчеканил последнее слово и достал из ящика стола альбом, после чего встал и подошёл к Цыпину. — Вот, посмотрите наш каталог, уверен, Вас это заинтересует и Вы захотите купить один из наших дизайнов. Или мы даже можем разработать для Вас новый. Нашему новому иностранному партнёру мы готовы сделать хорошую скидку. Скажем, десять процентов! Что скажете?

Дварф рассеянно листал каталог с буковками и закорючками, между которыми он не видел практически никакой разницы.

— Нуууу…

— Хорошо, согласен на пятнадцать процентов скидки. Всё же не каждый день к нам приезжают из Феронского Альянса, чтобы заключить выгодную сделку.

— Да, действительно. Просто мне кажется, это немного не то… Не поймите меня неправильно…

Повисло неловкое молчание, так как дварф не мог подобрать слова для вежливого отказа, а Коллерс делал вид, что не замечает настроений своего «клиента», и потому мечтательно закатил глаза как бы в предвкушении грядущего сотрудничества.

Цыпин скользнул глазами по кабинету и увидел на директорском столе какую-то книжку.

— Читаете? — кивнул он головой в сторону книжицы.

— А? Да, да. Уже ознакомился. Перечитываю в обеденные перерывы иногда. Хорошая книжка. Сказка.

— Интересно?

— Да. Я могу коротко пересказать. Она о принцессе и молодом кожевнике. Один очень талантливый кожевник делал обувь для принцессы. Принцесса была невероятно красивой, прекраснейшей во всём белом свете, и кожевник влюбился в неё. Он делал ей самые лучшие сапожки, на которые был способен, и принцесса очень ценила это его усердие и его талант, так что в итоге они подружились и стали не разлей вода. А потом приехал прекрасный принц на белом вороном коне, и принцесса, ни секунды не сомневаясь, уехала с ним на край земли. Кожевник не вынес расставания с любимой и перерезал себе вены, его нашли мёртвым в его мастерской.

— Какая ужасная история…

— Что? Нет, вовсе нет! Принц и принцесса поженились, и жили долго и счастливо, и умерли в один день.

— Понятно…

«Нет, я так не могу. От экскурсии, наверное, откажусь,» — размышлял дварф. «Приду в гостиничный номер, который мне обещали, обязательно напишу письма своим. Думаю, им будет интересно почитать про креатов и их странности. Да, странности...»

+++++++

Судебное заседание длилось уже довольно долго. В зале было некоторое количество гуманоидов, в центре восседал судья, а по бокам — Цыпин, представитель AeroTech и прокурор, который как раз заканчивал формулировать позицию истца, совпадающую с позицией прокуратуры. Адвоката у ответчика не было: нанять оного он не мог, а оба бесплатных, привязанных к данному суду, оказались в этот день на больничном. Дварфу пришлось самому защищать себя… Итак, прокурор заканчивал:

— Итак, недополученная прибыль компании AeroTech оценивается в 49 миллионов универсальной валюты, а моральный ущерб, нанесённый данной организации ответчиком, в 10 млн. у.в. Однако, ответчик очевидно не может выплатить данную сумму, как и штраф 20 млн. у.в. в пользу государства. Таким образом, сторона обвинения настаивает на изъятии имущества и пожизненном заключении в тюрьме особого назначения Сэйлорсайл, согласно статье 88ac уголовного кодекса Содружества Фолклима.

— У Вас всё, господин прокурор? — последний кивнул и судья сразу обратился к дварфу, который сидел ни жив, ни мёртв. — Ответчик, изложите свою версию случившегося.

Цыпин встал, глубоко вздохнул, изготовился, потом ещё раз вздохнул и тогда ответил:

— Ваша честь. Я не понимаю причин, по которым вообще нахожусь в зале суда. Честно. Я просто написал письма своим родным, друзьям и коллегам в НИИ Рейнольдса. Разве в этом есть что-то незаконное или запрещённое? Я не в первый раз уезжаю в командировку в другую страну, и я всегда пишу письма. За мной ни разу не было замечено никаких нарушений или преступлений, я стараюсь соблюдать законы стран, в которых нахожусь. Но это… Я просто не понимаю, в чём меня обвиняют. Я не понимаю, как эти все патенты меня касаются, причём здесь они?

— Мне кажется, прокурор ясно сформулировал свою позицию. Речь идёт о краже интеллектуальной собственности, а именно закруглений букв…

— Но какая кража? Это мой почерк! Мой родной почерк. Я использовал его, когда этих самых патентов и в помине не было!

— Вы можете предоставить доказательства?

— Нет… Но я не таскаю с собой всякие бумажки и письма, я же не ходячее бюро.

— То есть Вам нечем подкрепить Ваши слова, — резюмировал судья.

— Но это же просто абсурд! Как бы я не выводил буквы, AeroTech запатентовали все возможные закругления! Вообще все! — в отчаянии дварф схватился за голову. — Я читал этот патент, домобраз мне в зад! Там просто нет возможности, чтоб написать письмо и не нарушить этот! Сволочной! Патент!

— Протестую! — поднялся прокурор. — Детали патента не имеют отношения к делу.

— Протест принят, — кивнул судья. — Ответчик, говорите по существу. Кроме того, я требую от Вас уважения к суду: если Вы продолжите Вашу ругань, оставшаяся часть заседания пройдёт без Вас.

Перспектива, что его дело могут рассмотреть не только без адвоката, но и без него самого, окончательно добила Цыпина и тот просто замолчал. Его молчание продолжалось где-то с полминуты, пока судья не обратился к дварфу снова:

— Вам есть, что ещё добавить к делу?

— Нет, Ваша честь.

— Ладно, — судья обернулся на часы, висящие позади него, на стене. — Хм, мой рабочий день уже заканчивается. прокурор, у Вас есть вопросы к ответчику?

— Да, Ваша честь, — обвинитель подошёл к Цыпину, который смотрел на него взглядом загнанной дичи. — Господин Цыпин, Вы подтверждаете тот факт, что истец посвятил Вас в свои последние, наиболее актуальные разработки?

— Это был всего лишь каталог…

— Но там содержались все технические подробности, верно?

— Да, — сквозь зубы проговорил дварф.

— Подтверждаете, что письма, приобщённые к делу, были написаны Вами?

— Да.

— Как Вы считаете, это был правильный с Вашей стороны поступок, воспользоваться расположением и доверием к Вам истца, чтобы скопировать в своих письмах его разработки?

— Протестую! — стукнул по столу Цыпин. — Он преподносит, как факт, то, что ещё требуется доказать, и чего на самом деле не было!

— Протест отклонён. Господин прокурор уже предоставил суду результаты независимой экспертизы, подтверждающей его слова. Отвечайте на вопрос.

— Я не сделал ничего плохого…

— Отвечайте по существу.

— Я ничего не копировал.

— У меня больше нет вопросов, Ваша честь, — резюмировал прокурор.

— Тогда мне пора удалиться для принятия решения…

— Ваша честь, у меня есть вопрос к истцу! — заявил Цыпин.

Судья ещё раз взглянул на часы, что-то проворчал, но позволил ответчику задать вопрос, чем тот сразу и воспользовался.

— Вопрос следующий… На чьи деньги финансировалась «независимая экспертиза», оценивающая нарушение вашего патента в моих письмах?!

— Протестую! — отчеканил истец. — Источники финансирования независимой экспертизы не имеют отношения к делу.

— Протест принят. Ответчик, у Вас есть ещё вопросы или мы можем закончить?

Вместо ответа доведённый до белого каления Цыпин с размаху пнул ножку стола, за которым сидел истец, в результате чего подсудимый мгновенно оказался выдворен из зала подоспевшими констеблями. До самой последней минуты дварф активно сопротивлялся правосудию, но в итоге последнее восторжествовало.

+++++++

Александру Арнольдовичу дали пожизненное, как и хотели прокурор с представителем AeroTech. Министерство иностранных дел Социалистического Альянса Ферона весьма обеспокоилось этим случаем и начало активные переговоры об освобождении гражданина своей страны, но на данный момент дипломатия, увы, ни к чему не привела.


Заранее благодарю за критику и комментарии, и спасибо за прочтение!

Автор: DoNotPanic

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля