Колония. Глава 17: Прошлое

в 8:13, , рубрики: научная фантастика, фанастика, Читальный зал

– Эй, Барни!

Голос казался очень знакомым, но звучал приглушенно и будто доносился откуда-то издалека. Барни повернул голову направо, откуда, как ему показалось, доносился голос. К своему удивлению, Барни обнаружил, что его обладатель находится совсем рядом, практически в соседнем кресле.

Барни сразу узнал это лицо. Горбатый нос, вероятно, сломанный несколько раз, очень хорошо подходил для того, чтобы поддерживать очки, лишая своего обладателя нужды постоянно поднимать их вверх по переносице. За напичканными различной электроникой дужками и линзами красовались большие синие глаза, прямо как в японских мультфильмах. Тонкие едва розовые губы изображали легкую улыбку и обнажали неровные, но поразительно белые зубы. Прическа, как обычно, больше походила на маленький стог сена.
Лицо Колина не спутаешь ни с чьим другим даже в полной темноте.

Барни поправил очки. Черт возьми, наверняка иметь горбатый нос чрезвычайно удобно, особенно в век высоких технологий, когда очки разве только не дышат за тебя.

– Ты что, заснул? – Колин улыбнулся слегка шире.

Они сидели за своими рабочими станциями в командном пункте, и Барни безуспешно пытался вспомнить, как он здесь оказался.

– Просто задумался, – услышал он собственный голос. Его присутствие здесь резко начало казаться ему предельно логичным, и он напрочь забыл о своих сомнениях. – Сколько до конца смены?
– Десять минут. Уже не терпится посмотреть на них вживую.

Барни кивнул головой. Смена кончается в 20:00, а значит, до наступления темноты и вечерней вылазки с базы остается чуть более двух часов.

– Ты когда-нибудь видел живых титанов? – Колин потирал руки от возбуждения.
– Как и ты. Сегодня увидим.

Колин встал, чтобы размять затекшие суставы. Почему-то у него на плече висел автомат, а на голове расположился защитный шлем. Очки уступили место электронной системе целеуказания шлема.

– Ну как, готов? – спросил Колин.

Барни взглянул на часы – было ровно 22:00. Куда делись проклятые два часа?

– Погоди секунду, – ответил он и повернулся к своей рабочей станции, которая почему-то была выключена.
«Пожалуйста, введите пароль или приложите палец к сканеру».

Барни потянулся к клавиатуре. Его пальцы быстро набрали комбинацию «7642», и на дисплее отобразилось приветственное сообщение. Барни зашел в панель управления и выбрал пункт «Защитный купол».

«Пожалуйста, введите мастер-код, а затем приложите палец правой руки к сканеру», – отобразилось на экране.

Барни вновь потянулся к клавиатуре и набрал «2467», а затем приложил большой палец к указанной области. Комбинация подошла. «Удобно, когда используешь один и тот же пароль, только задом наперед», – пронеслось в голове Барни. На дисплее отобразилась панель управления куполом. Почему-то он был неактивен, что Барни сразу же и исправил.

– Теперь мы под защитой, – сказал он, вставая. Внезапно он понял, что на его плече тоже висит автомат, а на голову надет шлем. Барни готов был поклясться, что только что сидел в стандартной рабочей форме, а не во внешней амуниции.

А в следующий момент он уже стоял перед кодовым замком, отвечающим за ведущую в ангар дверь. Барни поднял руку и ввел код «7642», но замок лишь отрицательно моргнул красным и предупредил о конечном числе неудачных попыток.

«Черт», – подумал Барни. – «Не тот код».

А затем он ввел уже другой, которым замок остался вполне удовлетворен: «1840». Эту комбинацию было легко запомнить – ведь единица находится над четверкой, так же как и восьмерка – над нулем. Ты просто дважды ведешь палец наискосок. Двери ангара начали открываться… и взгляду Барни предстал прекрасный вид с крыши небоскреба какого-то крупного мегаполиса.

Барни недоуменно обернулся – позади него, как и прежде, тянулся коридор военной базы. Но то, что находилось за дверями ангара…

Внезапно Колин резко вскинул оружие и раздался громкий выстрел. Почему-то оружие было огнестрельным. Барни вновь повернулся к выходу на крышу – метрах в десяти от него в луже крови лежал человек в дешевой военной форме. Рядом лежал автомат какой-то старой модели, каких уже давно не производили.

Барни сделал неуверенный шаг вперед и оказался на крыше. Справа от него в углу находились еще два человека – вполне себе живых и очень напуганных. Это были мужчина и женщина, оба лет тридцати на вид. Они были одеты в строгие деловые костюмы черного цвета – скорее всего, работали в одном из местных офисов. Но как они оказались на этой крыше, и кто этот лежащий в луже крови человек?

Колония. Глава 17: Прошлое - 1

Колин стоял рядом и тоже смотрел на дрожащих как листья на ветру офисных сотрудников. Девушка дрожала настолько сильно, что, казалось, способна была пробурить под собой дыру и спуститься на этаж пониже. Ее короткие светлые волосы намокли и прилипли ко лбу. Мужчине же стоило отдать должное – несмотря на страх, он прикрывал ее руками и пытался защитить.

– Черт, – сказал Колин.

Барни молча на него посмотрел. Периферийным зрением заметил, что двери, через которую они попали на крышу, больше нет – там теперь была голая кирпичная стена, но Барни не обратил на это внимания.

– Они свидетели, мужик, – Колин сам начал дрожать от паники. – Мужик, понимаешь? Свидетели!

«Свидетелей не оставлять», – прогремел в голове Барни властный голос, принадлежащий непонятно кому.

– Свидетели, – не унимался Колин.

Барни посмотрел на оружие в своих руках. Затем плавно перевел взгляд на двоих в углу и встретился глазами с девушкой. Они были карие и очень большие. Казалось, они занимали весь угол обзора, и Барни не мог ничего видеть, кроме этих умоляющих глаз.

– Пожалуйста, – прошептала она.

Щелкнул предохранитель.


Барни резко проснулся и сел на кровати. Не понимая, что происходит, он начал махать перед собой руками, как будто защищаясь от чего-то. По его спине тонкими струйками стекали капли холодного пота.
Сознание медленно возвращалось, принося с собой воспоминания вчерашнего дня. Это был просто сон, дурной сон.

Барни медленно повернул голову направо, протянул руку и нащупал выключатель. В комнате загорелся легкий желтоватый свет, который совершенно не раздражал привыкшие к темноте глаза. Барни свесил ноги с кровати, посидел некоторое время, переваривая увиденное во сне, а затем поднялся и направился к раковине, чтобы умыться холодной водой.

«Что это была за девушка?» – пронеслась в голове мысль.

А затем его вновь прошиб холодный пот, ведь в этом сне был также и Колин. Барни готов был поклясться, что это был он – горбатый нос, большие синие глаза, птичье гнездо на голове. Чертовски знакомое лицо. Барни где-то читал, что мозг человека не способен на случайную генерацию лиц – все те черты, что мы видим во снах, были где-то увидены нами ранее. А мозг просто подкидывает нам их, когда на какого-то человека нужно надеть лицо. И это точно было лицо Колина. Барни вспомнил его, но не мог вспомнить, откуда они знакомы.

Он медленно повернулся на месте и нашел взглядом свой планшет на прикроватной тумбе. В следующий миг он уже держал его в руках и судорожно пытался вспомнить коды.

– Один-два… – продиктовал он, и планшет послушно вывел перед собой проекцию, на которой отобразились числа. Барни на секунду задумался и зажмурил глаза. – Четыре… семь. Точка. Два-четыре-шесть-семь. Точка. Один… три… четыре-ноль.

Он открыл глаза и взглянул на проекцию. Числа лучше усваивались, когда были на виду. Планшет слушал внимательно и не пропустил ни одной цифры, и на проекции отображались все три произнесенных комбинации: «1247. 2467. 1340».

Почему-то именно эти комбинации приходили на ум, но Барни совершенно не был уверен, что хотя бы одна из них фигурировала во сне. Не придумав ничего лучше, Барни произнес:

– Отправить Гордону.

«Сообщение отправлено», – отобразилась надпись, а затем проекция исчезла. Барни положил планшет обратно на тумбу и начал задумчиво мерить шагами свою комнату. Он дважды дошел до противоположной стены и обратно, когда над планшетом снова появилась проекция, на этот раз сообщающая о входящем вызове, который Барни тут же принял.

– Что это за ребус такой? – голос Гордона был сонным, но в нем звучала заинтересованность. – Похоже на какие-то коды.
– Так и есть, Гордон. Я знаю, это звучит глупо, но мне приснилось, как один из них подходит к кодовому замку ангара… А еще я вспомнил, кто такой этот Колин.

Гордон ничего не ответил. Повисла тишина, и Барни показалось, что фраза прозвучала еще глупее, чем он предполагал. Тишина эта давила все сильнее, и даже фраза «лучше ложись спать» была бы предпочтительнее ее.

– Через минуту у твоей двери, – наконец ответил Гордон и завершил вызов. Только теперь Барни обратил внимание на время – было 3:15 ночи.

Как всегда, Гордон был предельно пунктуален, и когда Барни открыл дверь, он уже стоял напротив. В коридоре горел все тот же теплый желтоватый свет, что и в комнате – он включился автоматически, когда Гордон сделал шаг за пределы своей комнаты.

– Я думал, ты скажешь, что это бред, – признался Барни.
– Да все, что тут происходит, это полный бред. Так что не удивлюсь, если во сне тебе явились реальные воспоминания, – ответил Гордон. – А что именно было в твоем сне?

Барни кратко пересказал содержание. Получилось невразумительно и отрывисто, но и сам сон не являлся классикой кинематографа. Главное, что Барни смог точно описать внешний вид Колина, ситуацию на крыше и вроде даже вспомнить пару кодовых комбинаций.

– Гнездо на голове и горбатый нос… – задумчиво произнес Гордон. – Нет, таких я точно не помню.
– Да черт с ним, – махнул рукой Барни. – Я больше взволнован от случая на крыше. Эта женщина, она тоже кажется мне знакомой, понимаешь? Будто я видел ее где-то.

Гордон кивнул.

– И знаешь что? – сказал Барни, глядя куда-то в потолок. – Мне кажется, это было на самом деле. Помнишь, док сказал, что меня отправили под трибунал за невыполнение приказа? Думаю, приказ был в том, чтобы убить этих людей. Они случайно оказались свидетелями ликвидации какого-то преступника, ну или что-нибудь в этом роде. Я не знаю.

Барни вновь начал мерить шагами пол, как он обычно это делал в минуты задумчивости или волнения.

– Может, ты еще что-нибудь вспомнишь, – задумчиво произнес Гордон. – Я бы тоже хотел вспомнить свою прошлую жизнь. Какой бы она ни была.

Барни остановился и взглянул на него.

– Наверное, иногда лучше не знать лишнего. Ты просто работаешь с исходными данными и не задумываешься о прошлом. У тебя его нет, как и будущего. Есть только настоящее.

Гордон пожал плечами.

– Может и так. Ты хочешь проверить эти коды?
– А если не подойдут?
– То ничего не изменится, других вариантов у нас все равно нет. Ты можешь хотя бы поиграться с кодами своей рабочей станции, вряд ли она будет намертво заблокирована в случае неудачного ввода. К тому же, твой палец для разблокировки всегда при тебе.

Барни почесал затылок.

– Да, ты прав, – сказал он. – Других вариантов все равно нет. Будем будить Алекса?

Теперь уже Гордон задумчиво поднес кулак к подбородку. С одной стороны, хотелось все важные вопросы решать вместе, но можно ли проверку кодов, увиденных во сне, считать решением важного вопроса?

– Давай просто проверим коды на твоей станции, нет нужды ради этого звать кого-то еще. Если подойдут – другое дело.

Они спустились на первый этаж, прошли мимо входа в столовую и направились по коридору в сторону командного пункта. Через несколько метров коридор уступил место лестнице, которая вела под землю, к переходу в другой корпус. Не сговариваясь, Гордон и Барни остановились перед лестницей и переглянулись – в переходе не горел свет. Лестница, на верхние ступеньки которой еще падал мягкий свет из коридора, будто уходила в пустоту. Или в глотку какого-то чудовища.

– Боишься темноты? – подшутил Барни над товарищем.

Гордон слегка улыбнулся и сделал шаг вперед. Как только его стопа коснулась ступеньки, в переходе загорелся свет, разрушая иллюзию пустоты – датчики базы работали корректно и включали свет только там, где это было необходимо. Причем, даже в дневное время суток.

Однако, когда они спустились вниз по лестнице, иллюзия вновь появилась, потому что коридор был освещен не полностью, а лишь до ближайшего ответвления, то есть до перехода в командный пункт. Вход в медицинский корпус был погружен во мрак.
Барни первым подошел к двери перехода, и она с мягким шипением ушла в стену. В коридоре уже горел свет, однако, в его конце, ближе к двери командного пункта, одна из ламп по-прежнему мерцала, создавая неприятное ощущение напряженности.

– Может, все же позовем Алекса? – неуверенно предложил Барни. – С ним будет не так страшно.

Он встретился глазами с товарищем, и взгляд последнего выражал абсолютную серьезность. Затем Гордон утвердительно кивнул, и они оба рассмеялись.

Когда они подошли к двери почти вплотную, сканер, как обычно, выдвинулся из потолка и приступил к работе. Удостоверившись, что перед ним свои, он скрылся в своем гнезде и открыл дверь. Свет в помещении зажегся.

В центре комнаты все еще проецировалась голограмма базы. Защитный купол по-прежнему был на месте, а вот титаны куда-то пропали. Наверняка, они поняли, что добраться до базы им не удастся – все же, эти твари были довольно умны. А может, они даже задумали что-то еще и сейчас готовятся к осуществлению своего коварного плана.

Барни занял место напротив своей рабочей станции и включил ее. Гордон сел рядом. Когда система предложила выбрать между двумя способами идентификации, Барни выбрал вариант с паролем.
«Пожалуйста, введите 4-значный код» – отобразилось на дисплее.

Барни откинулся на спинку стула, сцепил кисти рук и поднес их к подбородку. Иногда люди не торопятся проверять какую-либо важную догадку, потому что где-то в глубине души понимают, что, скорее всего, ничего не выйдет – в таком случае можно отодвинуть момент фиаско и продолжить питать иллюзии еще некоторое время.

Наконец, он достал планшет и взглянул на те три комбинации, которые он отослал Гордону: «1247. 2467. 1340».

Бросив короткий взгляд на Гордона и дождавшись его кивка, Барни начал вводить коды один за другим, и, как и следовало ожидать, рабочая станция не приняла ни один из них.

– Хреново, – сказал Барни. – Я почему-то думал, что один из них подойдет. Во сне я так уверенно их набирал.
– Может, ты набирал другие комбинации? – спросил Гордон.
– Может и другие, да какая разница? Не понимаю, с чего я решил, что это сработает.

Гордон уперся локтями в колени, продолжая смотреть на экран.

– Я к тому, что не зря же ты запомнил именно эти цифры. Может, они шли чуть в другой последовательности, понимаешь? Может, наоборот или еще как?

Барни ощутил легкий холодок, спускающийся по спине и растекающийся по пояснице. «Удобно, когда используешь один и тот же пароль, только задом наперед», – вновь пронеслась в его голове мысль, возникшая из ниоткуда. Гордон был абсолютно прав!

Пальцы вновь нависли над цифровой клавиатурой и ввели «7421». В доступе вновь было отказано, и теперь уже система недовольно предупредила, что осталось всего три попытки. Не обращая внимание на сообщение, Барни ввел следующий код: «7642».

На секунду система задумалась, а затем поле ввода пропало с экрана, и вместо него появилось приветственное сообщение.

Барни хлопнул ладонями по столу и резко встал, ощущая учащенное сердцебиение. Тысячи мыслей носились в его голове, распирая черепную коробку изнутри, но главная мысль гласила: «Получилось! Черт возьми, это действительно сработало! Кто бы мог подумать, что для решения важной проблемы нужно было всего лишь поспать».

На мгновение Барни застыл и ощутил неприятное покалывание в висках. «А что, если я все еще сплю?», – новая важная мысль заняла все его сознание, – «Что, если это лишь продолжение сна, и никакой код вовсе не подошел?».

Не найдя ничего более разумного, Барни что есть сил ущипнул себя за кончик носа. Глаза тут же наполнились слезами от сильной боли и дискомфорта. В конце концов, кончик носа обычно не подвергается физическим воздействиям и очень чувствителен. Барни смахнул слезу с правого глаза и рассмеялся. Кончик его носа начал приобретать бордовый оттенок.
Гордон стоял рядом и тоже не мог поверить своим глазам.

– Я правильно понимаю, что это сработало? – наконец спросил он.

Барни только кивнул. Это действительно сработало. На дисплее отображался рабочий стол станции – все точно так же, как если бы Барни выбрал способ идентификации по отпечатку пальца. Пункт «Защитный купол» сразу приковал взгляд Барни.

«Пожалуйста, введите мастер-код» – отобразилась надпись, когда Барни выбрал его.

– Говоришь, наоборот? – спросил он Гордона. – Как ты до этого вообще догадался? Это же я видел сон, а не ты.

Не дожидаясь ответа, он ввел тот же код, что и минутой ранее, но задом наперед: «2467». В следующее мгновение на экране отобразилась панель управления защитным куполом – такая же, как и на дисплее рядом с ним. Присутствовали все отладочные данные и элементы управления.

Улыбка не сходила с лица Барни. Теперь его голову занимал только вопрос: вспомнит ли он оставшуюся часть своего забытого прошлого? Много ли событий произошло за время его забвения? Кем он был раньше?
Он энергично встряхнул головой, чтобы отбросить лишние мысли. Сейчас необходимо было проверить еще один код. От того самого замка, который блокирует дверь в заветное помещение под недвусмысленным названием «Ангар / Оружейная».

Гордон, судя по всему, подумал о том же.

– Думаешь, стоит пробовать это сейчас? – спросил он. – Код записан, может, есть смысл попробовать утром?
– Шутишь? – отозвался Барни. – Ты вот сможешь сейчас просто взять и пойти спать, зная, что у тебя есть код, который, возможно, откроет нам путь к оружию и роверам?
– Нет.
– Вот и я – нет. А вот если мы эту дверь откроем, то я успокоюсь и просплю до обеда.

Гордон усмехнулся. Осталось решить еще только один вопрос.

– Будем звать Алекса?

Барни на секунду задумался, а затем утвердительно кивнул. Они условились все важные решения принимать вместе.

На звонок Райтнов ответил не сразу. Голос у него, как и полагается голосу разбуженного среди ночи человека, был сонный и уставший, однако он становился живее с каждым услышанным словом.

– Я сейчас подойду, – под конец в голосе Алекса не слышалось и оттенка сонливости. – Не открывайте ее без меня, хорошо?

Пока он собирался и шел в командный пункт, Барни с Гордоном продолжили изучение тех функций рабочей станции, которые были скрыты за мастер-кодом, однако ничего касательно кодового замка ангара им обнаружить не удалось. Зато удалось обнаружить панель управления той самой системой сопровождения роверов, о которой накануне говорил Ангус.

– Смотри, – Гордон указал пальцем в один из пунктов меню под незамысловатым названием «План базы».

Барни выбрал этот пункт, и на дисплее отобразилась детальная карта с описанием каждого прохода и помещения. Барни навел курсор на ангар, скрытый за кодовым замком, и на экране появилась подсказка: «Чтобы уточнить количество единиц техники и оружия, нажмите здесь».

Ощущая учащенное сердцебиение, Барни послушно нажал в указанном месте, однако на экране появилось сообщение об ошибке, гласящее, что не удалось загрузить запрошенные данные.

– Черт, – выругался Барни, а затем поднес руку к подбородку и начал его массировать. – Хотя чего еще следовало ожидать? Конечно, они подчистили базу и удалили все данные, которые могли бы нам хоть о чем-то рассказать. Надеюсь, что в самом ангаре все же не пусто, должны же нам дать шанс выбраться отсюда?

Гордон встал со стула и начал мерить шагами комнату.

– Знаешь, что мне это напоминает? – задумчиво изрек он. – Какой-нибудь психологический триллер, в котором главного героя ставят в «неловкую» ситуацию и смотрят, как он будет из нее выбираться. А иногда как бы невзначай подкидывают ему подсказки, чтобы было интереснее наблюдать.
– К чему ты клонишь?
– Я не клоню, просто рассуждаю. Что будет, если в ангаре действительно будет что-то стоящее? Что если это лишь очередная подсказка? И дана она нам для того, чтобы у нас появился шанс добраться до главной базы планеты и улететь? А там нас ждет что-то еще.
– Ну, а что, если мы просто останемся тут? В обоих случаях мы не выигрываем и не проигрываем. Надо использовать возможности.

Гордон скрестил руки на груди и посмотрел товарищу в глаза.

– Если мы пройдем все испытания, мы не вернемся к нормальной жизни. Нас либо уберут, либо сохранят для дальнейших экспериментов.
– Пусть так, – Барни был совершенно спокоен. – Это не повод сдаваться. Лично я намерен «убрать» кого-нибудь еще раньше, чем уберут меня самого. Ты со мной?

Гордон улыбнулся.

– Само собой. Никто и не думал сдаваться.

Зашипела дверь, и в комнату вошел Райтнов. Он выглядел очень возбужденным, а от сонливости, которая присутствовала в его голосе во время звонка, не осталось и следа.

– Удалось что-нибудь найти? – с порога спросил он. – Барни, что у тебя с носом? Гордон тебя ударил?

Барни ощупал кончик своего носа и слегка поморщился от неприятных ощущений – тот стал уже совсем бордовым.

– Ущипнул себя, чтобы удостовериться, что не сплю, – смутился Барни, а затем ввел Райтнова в курс дела, не упустив ни одной детали из своего необычного сновидения. Райтнов все время кивал головой, и сильнее всего его глаза расширились на фразе: «Тогда Гордон предложил ввести код задом наперед – и ты не поверишь, но это сработало».

– Значит, тебе приснилось сразу два момента из прошлого – твоя работа здесь и инцидент, из-за которого ты сюда попал?
– Я в этом уверен, – сказал Барни. – Хотя что там на самом деле было, скорее всего, не узнаю никогда.

Райтнов уткнулся подбородком в кулак и сдвинул брови.

– Управление куполом, план помещений и пустая база данных… – наконец пробормотал он. – Не густо.
– Мне кажется, тут нарочно все подчистили, – отозвался Гордон. – И я этому не удивлен.

Он вновь поделился своими подозрениями по поводу того, что за ними могут наблюдать в режиме реального времени и давать подсказки в случае необходимости. Райтнов с интересом выслушал его теорию и согласился с тем, что сон Барни вполне мог быть вовсе не сном, а внушенной мыслью откуда-то извне. Однако, сам Барни эту теорию всеми силами отрицал.

– Мы уже побывали во стольких передрягах, ребята, – сказал он. – Мы могли погибнуть по пути сюда, когда упавшее дерево преградило нам дорогу. Я чуть не погиб, когда меня схватил волк. Алекс чуть не погиб во время нападения на Альфу. И сейчас вы говорите, что кто-то внушил мне эту мысль, хотя в данный конкретный момент нашим жизням ничего не грозит?
– Ну, может им просто стало скучно? – Гордон тоже не отступал. Райтнов слегка улыбнулся и промолчал.

Барни проигнорировал предположение и продолжил:

– К тому же, доктор говорил о том, что воспоминания вовсе не стерты из наших мозгов, к ним лишь заблокировали доступ. И мозг в состоянии эту блокировку обойти, если сможет понять, как это сделать. Лично я верю в то, что мне приснилось мое прошлое. Все в этом сне мне казалось таким знакомым, а не абстрактным и непонятным, как в других снах.

Он окинул оппонентов взглядом, ожидая ответных выпадов.

– Доктор говорил, что воспоминания не стерты… – задумчиво повторил Райтнов.
– Именно так.
– А вы ему верите?

Барни хотел что-то ответить, но осекся. Вопрос был для него неожиданным.

– А ты? – спросил он.
– Я первый спросил, – улыбнулся Алекс.

Наступила довольно продолжительная пауза, и лишь включенная рабочая станция Барни нарушала тишину легким, едва различимым гулом вентиляторов. Комната погрузилась в такую спокойную тишину, что каждый мог слышать дыхание других. Наконец, Гордон прервал ее:

– Лично я ему верю. Не могу сказать, что я уважаю его сознательное решение участвовать в эксперименте, где жизни людей стоят не больше, чем тот ужин, который я проглотил накануне, но ведь и мы не без греха, так? Иначе нас бы тут не было.

Как оказалось, он высказал общее мнение, которое каждый почему-то стеснялся выразить.

– Я допускал поначалу, что его слова насчет вживленных воспоминаний могут быть вымыслом, – продолжал Гордон. – Но тогда получаются некоторые нестыковки. Первая: если мы действительно простые колонисты и случайно попали в передрягу, откуда Ангус знает все о титанах и защитных куполах, которые против них работают? И вторая: задумывались ли вы о том, что вы действительно помните? Я вот помню, что всю жизнь работал в военной отрасли, и меня командировали сюда на несколько месяцев с целью поддержания порядка и обеспечения безопасности. Если не копать глубже, вроде бы этих знаний вполне достаточно, но если копнуть… Я не помню своих родителей, свою жену. Женат ли я вообще? Есть ли у меня дети? Ответов на эти вопросы у меня нет, и отсюда я делаю вывод, что в моей голове хорошо поковырялись. И отчасти к этому выводу я пришел благодаря доктору, который пролил некоторый свет на эксперимент и заставил меня поднапрячься и попытаться вспомнить то, что было со мной до экспедиции.

Комната вновь погрузилась в тишину. Барни откинулся на спинку стула, сцепил кисти рук за затылком и задумчиво смотрел в потолок, а Райтнов скрестил руки на груди и облокотился на соседний стол. Оба крепко задумались над словами Гордона. Удивительно, но им на ум никогда не приходила даже мысль задуматься о своем прошлом. А часто ли мы в целом задумываемся об этом? Нам кажется, что оно является неотъемлемой нашей частью, мы воспринимаем его как нечто само собой разумеющееся. Подобным образом мы не задумываемся о том, что у нас есть глаза или нос – мы просто ими пользуемся. Это все настолько же естественно как то, что дважды два – четыре. Райтнов прогонял эти мысли в голове и в очередной раз удивился тому, насколько глубоко корпорация залезла в его сознание. Ему внушили, что экспедиция – единственное, что важно. Внушили, что ему не следует задумываться о чем-либо еще. Однако, полный контроль над человеческим разумом не может взять даже корпорация, и, если направить мышление в нужное русло, вполне можно прийти к интересным выводам.

– Все же, я считаю, что вспомнил часть своего прошлого, – вполголоса повторил Барни, а затем встал со стула. – Ну что, пойдем открывать ангар?

Его голос вывел Райтнова из размышлений.

– Думаю, это не лучшая идея, – возразил он. – Помните про протокол безопасности?

Барни почесал затылок.

– Ну так пойдемте к роверу и возьмем оружие.
– Дело не в том, – улыбнулся Райтнов. – Я, конечно, понимаю, что вряд ли за той дверью нас ждет опасность. Однако, протокол нарушать нельзя, если ты находишься за пределами своей квартиры. А мы, вроде как, на другой планете.
– А в чем тогда дело? – Барни все еще не понимал. Он посмотрел на Гордона, но тот согласно кивал головой, соглашаясь с Райтновом.
– Если нас все же ждет опасность, то нельзя исключать того, что мы не сможем с ней справиться, – продолжал Алекс. – А остальные ребята спят. Понимаешь?
– А-а-а-а, – протянул Барни и вновь почесал затылок. – Ну да, звучит разумно.
– Давайте тогда дождемся утра и попробуем уже все вместе, – предложил Гордон. – Барни, у тебя же записаны все возможные варианты, так?
– Так точно. Я их все тебе и отправил.
– Ну и отлично. Тогда пойдемте по койкам. Встретимся за завтраком в обычное время.

Оказавшись в своей комнате, Барни лег на кровать, даже не раздевшись. Спустя десять минут он встал и начал мерить шагами комнату – уснуть никак не удавалось. Несколько раз пройдя туда и обратно, он наконец скинул комбинезон и снова лег. Он не мог перестать думать о том, что же окажется за той дверью с замком. И подойдет ли код?

«Конечно, Алекс прав в том, что не следует лезть туда среди ночи, но как же хочется», – думал он, а его веки становились все тяжелее. – «Я теперь точно не усну до самого утра».

С этой мыслью он погрузился в глубокий, восстановительный сон.

Автор: Артём

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля