Основатель «Печкина» о продаже компании: «Нас приняли очень хорошо, но на следующий день сказали, что нам ничего не заплатят»

в 9:22, , рубрики: email, интервью, кейсы, Покупка / Продажа, суд, метки: , , , ,

Как стало известно Roem.ru, в компании «Печкин», занимающейся e-mail-маркетингом, тлеет корпоративный конфликт. Основатель Даниил Соснин требует вернуть 500 000 $, а нынешние владельцы сервиса обвиняют Соснина в серии инсайдерских атак на сайт. Об атаках компания написала в корпоративном блоге на Habrahabr, но на связь с редакцией не вышла. Roem.ru удалось поговорить с Сосниным, который рассказал свлю версию конфликта.

С 2008 года команда «Печкина» занималась SMS-рассылками, в 2011 году запустила сервис e-mail маркетинга. Первый раз купить компанию пытались в 2013 году. Но потенциальный покупатель, SMTP.com, принадлежащая Семену Дукачу, с командой в Киеве и Одессе, вступил в переговоры о собственной продаже. Сделка сорвалась, а, вернувшись к разговору через несколько месяцев, «Печкин» уже не захотел продаваться, так как продолжал самостоятельно развиваться и команда сервиса не видели смысла в слиянии.

В 2015 году «Печкин» решили продавать американской New Aje LLC, в конце года сделка состоялась. Правда, переговоры с сервисом вели не New Aje, а лица, не имеющие к нему юридического отношения, и, как следствие, все что они говорили — не являлось официальной позицией покупателя. «Вот так мы и лопухнулись, признаем, впредь будем умнее» — комментирует сложившуюся ситуацию Даниил Соснин.

Перед продажей оборот сервиса превышал 24 млн рублей, прибыль выводилась через ИП. По подсчетам Даниила Соснина, за 2014 год операционная прибыль сервиса составила 13,5 млн рублей, прибыль до выплаты налогов — около 6 млн.

Даниил Соснин

Софья Сажнева: Почему и на каких условиях вы согласились на сделку с New Aje LLC?

Даниил Соснин: Мы тогда очень обрадовались, когда нас захотели купить — ура, наш труд кто-то оценил!

Обещали $500 000 заплатить сразу, и потом по $250 000 каждый год. На 2015 у нас стояла задача заработать 35 млн рублей и это нам удалось. Когда мы с Юлей [Рожковой — главным бухгалтером «Печкина» — прим.ред.] отчитались о проделанной работе за год, нас приняли очень хорошо, но на следующий день сказали, что нам ничего не заплатят. Тогда мы спокойно могли уничтожить «Печкин», но не сделали этого, так как нам стало жалко клиентов. Это я к тому, что если бы мы хотели что-то устроить, то сделали бы это в один день.

Как начались разбирательства с New Aje LLC ?

На нас написали заявление в московский ОБЭП, мы пришли по этому приглашению, но нас не приняли — сказали, что дело отправили в Петербург. А дела в Петербурге нет. Сейчас мы пытаемся выяснить, что это было за заявление. Видимо, когда они подали его, то поняли, что нас этим не испугаешь. Мы сразу пошли в прокуратуру и они сами начали тушеваться. Тогда мы начали сами ходить к полковнику [ОБЭПа], давить на него, спрашивать: «Что это за коррупционные элементы? Что за способ заработка?». Как мне объяснили, ОБЭП как раз зарабатывает на таких моментах. Когда мы приходили, нас разворачивали, говоря: «Разговор только с адвокатом».

Затем я уехал во Францию, на второй матч сборной России. Там мне начал звонить какой-то якобы чеченец, начал SMS-ки писать, в которых было указано, что это ООО «Диджитал Контаткт». К моему отцу домой приходил какой-то человек с папочкой, его охрана завернула, но у отца много вопросов ко мне появилось.

Какие обвинения вы выставляете New Aje LLC ?

Они попадают под статью 179 УК РФ, так как принуждают нас к отказу от сделки, чтобы мы не продолжали работать. Нам же не предлагают контракт, хотя мы работаем в его рамках и нам обязаны предложить новый. Еще мутные звоночки полицейских и, скорее всего, коллекторов напрягают. Это же все-таки угрозы. Юристы предлагают нам эту статью и потому, что сложно понять, подо что именно наша ситуация попадает. Сейчас идет доследственная проверка, пусть в рамках её разбираются. Я сомневаюсь, что делу дадут ход — не знаю ни одного прокурора, который в это ввяжется. Скорее всего на доследственной проверке через 3−4 месяца все и закончится. Для нас это своеобразный ответный шаг, чтобы от нас наконец отстали.

Формально контракт должен был быть с английской компанией New Aje LLC, который её покупал, потому что тогда мы бы работали в рамках английского права, было бы и им, и нам проще. Но потом узнали, что им нормально заключать контракт с ИП. Мы сами с 2013 года так оформляли разработчиков, потому что это выгодно, при этом сами вели за них бухгалтерию. У меня тоже был такой контракт [ИП] - это минус. Если бы у меня был трудовой контракт, я бы свой минимум получил.

Продолжаете ли вы и старый коллектив работать в «Печкине»?

Да, я до сих пор там работаю. Юля тоже в штате, но когда она ушла в отпуск по уходу за ребенком, ждала, что они не заплатят [пособие] и она пойдет в трудовую инспекцию. Но нет, заплатили. Я же подал арбитражный иск на 283 000 рублей, ведь фирма (ООО) еще живая. Её, на самом деле, трудно закрыть — надо перевести контракты на домены, сервера, региональные подразделения. На это мы тоже возлагаем надежды. У нас была четко структурированная компания, так как мы ранее планировали продаться SMTP: это два ООО и головное подразделение в Англии. То есть они покупали компанию в рамках британского права.

Документооборот в «Печкине» был отлично налажен автоматически. Юля не оставляла дела в полном беспорядке, так как она этим в основном и не занималась, это делала техподдержка. Девочкам просто раз в неделю из принтера выезжала автоматически подготовленная документация, они потом её отправляли. Перед сделкой нас проверяли аудиторы, при том смотрели и бухгалтерскую, и управленческую отчетность, ИП. То есть они понимали, что у нас официальная прибыль была 1 млн, но в управленческой отчетности они видели нормальные 6 млн. И это никого не смущало.

Какие дальнейшие планы есть у вашей команды?

Они уволили всю техподдержку и перевели её в Одессу, хотя утверждают, что это мы сами сделали. Поэтому обвинять сотрудников, что они перешли работать к конкурентам — это очень странно.

Я сейчас хочу, чтобы просто от меня отстали, мне сейчас не до этого, отвлекаться на эти разборки. Мы поняли, что юридически мы не сможем вытащить эти деньги. Мы с Юлей больше не можем работать в e-mail маркетинге, так как такой пункт есть в договоре. Но вся команда «Печкина» ушла и сделала DashaMail.ru. У нас в «Печкине» был такой образ техподдержки — Даша, моя жена. Нынешним владельцам она написала, что не разрешает использовать свой бренд и отдала Дашу ребятам.

У нас есть такая шутка. Мы смотрели старые американские фильмы и там за суммы гораздо меньшие ноги закатывали в бетон и кидали в Гудзон. Но мы же все-таки в России живем, надо рукой махнуть: «Да и черт с ним! Заработаем еще».

Сейчас мы хотим отдохнуть от разборок, а потом начнем работать над чем-нибудь новым. У нас уже есть идея по триггерным рассылкам, но это отдаленное светлое будущее. Сейчас мы просто пытаемся отбиться.

Вы утверждаете, что новый менеджмент нерационально тратит деньги инвесторов. На что именно?

Меня напрягает, что они нанимали людей в штат на удаленку целыми командами. Этим всем нереально управлять, приходилось проводить постоянные встречи, которые, по факту, просто убивали время, силы и эмоции. Толкового общения не было, а на команду потратили несколько тысяч долларов. Все сидят на своем немаленьком окладе, который, к тому же, в долларах, а продукта никакого не получается. В итоге про тот продукт они уже забыли.

Кроме того, в ходе покупки и разбирательств с нами, они потратили очень много денег на юристов. Конечно, у них все окупилось, но когда они нас выставили, оказалось, что они не могут сервис поддерживать, у них все упало. По моим подсчетам, в годовой выручке «Печкин» потерял примерно столько, сколько они нам должны были заплатить. Это меня вообще убило, так как у меня было такое представление, что американцы считают деньги, для них важен рынок, они просто так не делают и не дают волю эмоциям. А тут так получается, что корпоративный конфликт повлиял на бизнес.

Как думаете, что по правде произошло 17 апреля?

У меня есть подозрение, что это кто-то изнутри накосячил. Новый системный администратор, когда принимал работу, признался, что с такой платформой, как у нас, он не работал раньше. Видимо, за год так и не разобрался. Мы и сами раньше косячили, однажды, когда мы устанавливали новый функционал, два из трех серверов у нас умерли.

Взломы — это нормальная история. Нам в 2014 году писал некто, что нашел у нас уязвимости и просит за это 5 000 рублей. Мы договорились, что сперва нам уязвимости покажут и в итоге заплатили специалисту 80 000 рублей.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля