«Секрет фирмы»: Венчурные фонды бегут из России

в 12:16, , рубрики: венчурные инвестиции, венчурные фонды, Законодательство и IT-бизнес, инвестиции, инвестиционный климат, Секрет фирмы, метки:

Издание «Секрет фирмы» опубликовало материал, озаглавленный «Аварийный выход: Венчурные фонды бегут из России».

В заметке рассматриваются причины, по которым венчурные инвесторы и фонды сворачивают свою деятельность в России и переориентируются на зарубежные рынки, в первую очередь в юго-восточной Азии.

Как получилось, что с 2012 года, когда Российская Федерация занимала четвертое место в Европе по объему вложений в высокотехнологичные отрасли, рынок уменьшился на 26% в одном только 2014, а стоимость компаний в портфелях упала, по разным оценкам, от 30 до 100%?

«Мегамозг» приводит наиболее интересные отрывки статьи.

К российским компаниям фонды сейчас относятся настороженно. «Раньше мы входили в проект, когда знали, что мы его разгоним, придёт какой-то партнёрский фонд и доложит ещё денег. Сейчас мы опасаемся так делать», — рассказывает Игорь Рябенький, партнёр фонда Altair Capital.

Цель любого фонда — выйти из проекта с прибылью, то есть продать свою долю по наиболее высокой цене. Сделать это с российскими проектами сейчас практически невозможно — стоимость вложений, которые фонды делали в долларах, из-за девальвации выросла в два раза, а оценка компаний уменьшилась. «Это для нас удар поддых, потому что мы не можем осуществить какие-то выходы. Проект дорос до наших оценок, а потом на нём сказалось падение рубля», — рассказывает Рябенький. Сейчас инвесторы занимают выжидательную позицию — надеются на улучшения конъюнктуры или развитие проектов на зарубежных рынках, которое может позволить компаниям вырасти в цене и обратить на себя интерес других инвесторов.

В этом году практически никто из венчурных фондов не вкладывался в российские компании. Runa Capital, ABRT, The Untitled Ventures и другие, хотя и заявляют, что не уходят из России, ещё в прошлом году переориентировались на зарубежные рынки.

«В первую очередь это Израиль, где очень много всемирных проектов, во вторую — Силиконовая Долина, в третью — Юго-Восточная Азия, там самая удобная точка присутствия — Сингапур», — говорит Константин Синюшин, партнёр фонда The Untitled Ventures.

Глава Life.SREDA Владислав Солодкий, говорит, что после того, как новость о выходе их портфельного проекта Lifepay в Азию попала в азиатские СМИ, с фондом связались представители Правительства Гонконга и Сингапура — предложили свою поддержку, например скидку в размере 70% на аренду помещения в первый год и 50% в последующие три года. Плюс налоговые льготы, помощь с визами и соинвестиции. Компании, которые пользуются поддержкой правительства, обитают в отдельном районе Сингапура: в высоких небоскрёбах расположилась известная бизнес-школа INSEAD, рядом — министерства, исследовательские агентства и технологический компании. «Мы уже давно были ментально за рубежом. Но если с немецкими, британскими или американскими стартапами работать из Москвы возможно, то с азиатскими компаниями это сложно», — говорит Солодкий.

Дмитрий Алимов, партнёр фонда Frontier Ventures, тоже открывает сейчас офис в Сингапуре — в прошлом году в компании «приняли решение расширить географию инвестиций». Год ездили по миру и изучали различные рынки, в итоге поняли, что приоритетом будет Юго-Восточная Азия.

«Всё это не связано с тем, какая где политическая система», — говорит Белоусов, который практически всё время сейчас проводит в Сингапуре. «В Сингапуре фактически не совсем демократия, там хорошо организованная авторитарная система в которой все однако голосуют, и там очень при этом хорошо вести бизнес и огромные инвестиции. Или Китай, например, там уж точно нет демократии — хотя там и не диктатура и определенная выборность присудствует, он весьма закрыт, там запрещен доступ к Youtube, Facebook, Twitter, нет свободных выборов и так далее. Но тем не менее есть очень много стартапов, инноваций и международных инвестиций. Откуда капитализация Alibaba? Это же международная капитализация. В основном потому что там есть стабильность, нет почти никакой внешне политической агрессивности и есть долгосрочный план».

С начала этого года в силу вступил закон о деофшоризации. Это стало ещё одним стимулом для венчурных инвесторов отказаться от работы в России. Закон вводит понятие «контролируемая иностранная компания» — у предпринимателей появляется обязанность уведомить налоговую о своём участии в иностранных компаниях.

Предполагалось, что срок подачи уведомлений будет ограничен 1 апреля, но его продлили до 15 июня. Теперь компании, имеющие капитал российских компаний или резидентов, становятся подотчётны российскому законодательству. Александр Туркот, партнёр Maxfield Capital, уверен, что закон о деофшоризации толкает фонды к тому, чтобы уходить из страны: «Для фондов эта история тяжёлая, потому что если он вкладывается в Силиконовой Долине или в Аргентине больше 10% в американскую или любую другую компанию, то и эта компания по цепочке может подпадать под российское регулирование».

Некоторые фонды связаны договорённостями об инвестициях в Россию. Almaz Capital в 2013 году получил инвестиции от ЕБРР под вложения в российские проекты и СНГ. Есть фонды, ориентированные только на российские проекты, например в Prostor Capital (в портфеле Дневник.ру, Umi и другие) «Секрету» сказали, что будут искать ниши на существующем рынке. Фонд планирует консолидировать часть активов внутри различных сегментов и выводить отдельные проекты на международные рынки.

Частично компенсировать уход венчурных фондов смогут крупные компании, которые создают инвестиционные подразделения и вкладываются в сторонние проекты. В России в этом направлении работает «Сбербанк», а также компания Qiwi создала фонд Qiwi Venture, который вкладывается в финансовые стартапы.

Автор: Shapelez

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля