«Проект Ironman». Как подготовиться к «Железному человеку» за 500 часов, используя скиллы PM’а

в 8:18, , рубрики: IronMan, project management, Блог компании Softline, проектный менеджмент, управление персоналом, управление проектами

Привет. С вами Владимир Разуваев. В Softline я руковожу департаментом бизнес-консалтинга и практически все свое свободное время я посвящаю спорту. В этом посте я расскажу о своем опыте подготовки к соревнованиям Ironman. В процессе мне сильно помогли навыки проектного менеджмента. Благодаря им я разложил казавшуюся недостижимой суперцель на задачи, нашел тренера и сам стал для него заказчиком и исполнителем, полностью перенастроил свою жизнь под будущее спортивное достижение, при этом не остался без семьи, но полностью провалил ту часть подготовки, которая была связана с бюджетом. Если для вас это звучит достаточно драматично – прошу под кат.

«Проект Ironman». Как подготовиться к «Железному человеку» за 500 часов, используя скиллы PM’а - 1

Начало

Начну немного издалека. Несколько лет назад я решил начать вести здоровый образ жизни. Не с понедельника и не с 1 января. Однажды я обувался, чтобы пойти на работу, и распрямился с багровым лицом и ужасающей одышкой. Я представил, какой жалкий вид имеет эта сцена со стороны. Вечером того же дня я купил кроссовки и на следующее утро отправился в свой первый короткий забег. Первые полгода ЗОЖа были сплошным преодолением: я привыкал к нагрузкам, собрал целую коллекцию травм, но еще через шесть месяцев финишировал в своем первом марафоне. Я почувствовал взрыв эмоций, решил продолжать забеги ради улучшения результатов, чтобы посмотреть мир и познакомиться с интересными людьми – марафоны проводятся в разных странах и на разных континентах, а среди бегунов много действительно выдающихся личностей. Но с каждым новым финишем эмоции притуплялись. Мне нужен был новый вызов. На YouTube на глаза попался красочный мотивирующий ролик про Ironman. Я пересмотрел его несколько раз и понял, что “Железный человек” вполне годится в качестве следующей личной цели.

На следующее утро, когда я «переспал» с мыслью об Ironman, воодушевления существенно поубавилось. Я понял, какая масштабная цель стоит передо мной и насколько скуден набор средств для ее достижения. За 10 с лишним лет карьеры в Softline столь же высокую цель, средства для достижения которой были не вполне ясны, передо мной ставили только однажды: в рамках одного большого проекта пришлось заняться управлением разработкой программного обеспечения. Дело было 10 лет назад, я тогда был молод, не придал значения специфике проекта и согласился его реализовать. А чего бы и не взяться, ведь инструментарий проектного менеджера, как я на тот момент думал, «прокатит» и для той области, где у тебя нет даже базовых знаний. В итоге проект по моей вине почти потерпел фиаско. Спасибо коллегам, которые вовремя оказались на подхвате и занялись этой темой с гораздо большим успехом.

К чему это я? Да к тому, что затея с Ironman вполне могла бы стать способом реабилитации за давний факап. Я смахнул пыль с увесистого тома PM Body of Knowledge, освежил в памяти ряд очень важных рекомендаций из этой книги и решил идти на “проект Ironman” с намерением на этот раз сделать все правильно и вдобавок к спортивным целям закрыть гештальт 10-летней давности.

Про устав «проекта Ironman»

За один вечер я набросал устав проекта, причем постарался это сделать максимально близко к тому, как написано в «библии всех PM’ов». Устав стал основным моим документом для реализации «проекта Ironman».

  1. Обоснование «проекта Ironman»:
    • Обрести новый смысл моей спортивной жизни.
    • Доказать себе, что урок из фиаско 10-летней давности извлечен.

  2. Измеримые цели проекта и соответствующие критерии успеха:
    • Пройти всю дистанцию не более, чем за 17 часов.
    • Уложить всю подготовку в девять месяцев – именно столько оставалось до соревнований, участие в которых я наметил.
    • Завершить состязание во вменяемом состоянии (не под капельницей в карете скорой помощи).

  3. Высокоуровневые тербования:
    • Организовать непосредственное участие моей семьи в процессе тренировок и восстановления.
    • Совместить работу с занятиями спортом без ущерба для выполнения рабочих задач.

  4. Допущения проекта:
    • Скорее всего, на трассе первого Ironman будет существенно теплее, чем в Москве во время основной фазы подготовки к соревнованиям.
    • Удаленная работа с тренером может быть неэффективной, и мне нужно где-то искать реального (не удаленного) наставника, поиски которого могут растянуться.

  5. Ограничения проекта:
    • Мне предстоит на время перестроить свою жизнь так, чтобы подчинить ее ритм целям проекта.
    • Время на подготовку – девять месяцев с 500 часами чистого тренировочного времени.
    • Среднее количество тренировочного времени в день – 2 часа.
    • Бюджет на подготовку — 500 тыс. рублей, включая все накладные расходы, связанные непосредственно с соревнованием.
    • Привязка к конкретной дате: старт отодвинуть нельзя.

  6. Высокоуровневые риски:
    • Риск травмы, которая не позволит продолжать подготовку.
    • Обстоятельства непреодолимой силы, которые могут возникнуть в день проведения соревнований. Например, сильный ветер и большие волны на открытой воде, из-за чего дистанция может быть сокращена, сильный ветер на велоэтапе, стихийное бедствие и т.д…

  7. Требования к одобрению проекта:
    • Дистанция пройдена менее чем за 17 часов.
    • После финиша мне не требуется медицинская помощь.
    • Подготовка к финишу в Ironman заняла 9 месяцев.

Согласование импровизированного устава прошло гладко — грех было не договориться с самим собой.

Про внешнего консультанта

Поскольку перед стартом «проекта Ironman» я дал себе обещание не повторять ошибок, для следующего этапа – составления плана работ – я решил нанять внешнего подрядчика. Им стал опытный «железный человек» — сам действующий триатлет, финишировавший в полном Ironman более 60 раз. То ли у моего инструктора также был бэкграунд в области управления проектами (среди триатлетов много действующих и бывших «топов» разных компаний), то ли в триатлоне по-другому хороших результатов не достичь, но мой консультант начал диалог с правильных вопросов. Первое, о чем спросил меня тренер, — для чего мне вообще финиш в «Железном человеке»? Ответ его устроил, и мы перешли к более конкретным вещам.

Затем внешний консультант приступил в обзору имеющихся ресурсов. Он обрадовался, когда узнал, что мой первый Ironman состоится через девять месяцев, и что я готов уделять достаточно времени тренировкам. У триатлетов есть эмпирическое правило: чтобы вписаться в установленные регламентом Ironman 17 часов на все три этапа соревнования, на подготовку к состязаниям следует потратить 500 часов чистого тренировочного времени. Поскольку в нашем распоряжении чуть меньше 300 дней, эти 500 часов можно достаточно комфортно распределить по всему периоду; в сутки получится около двух часов на спорт. Тренер похвалил мой беговой опыт, а в недостатки записал две других дисциплины триатлона – велоспорт и плавание. На шоссейном велосипеде я не катался ни разу, а плавал к своим 33 годам так себе — мог с трудом переплыть 25-метровый бассейн. Поставить технику педалирования и научиться плыть в открытой воде мне предстояло с привлечением «субподрядчиков».

Далее тренер предложил план коммуникаций. Мы определились с периодичностью контактов и с каналами взаимодействия: по высокоуровневым вопросам было предложено использовать электронную почту, для оперативной связи – различные из доступных мессенджеров. Скажем, в мессенджеры я могу отправлять ему отчеты о тренировках на основе данных с устройств Garmin, которыми я пользуюсь несколько лет. Инструктор анализирует собранную информацию, следит, чтобы я прогрессировал согласно графику, и дает рекомендации, как поступить, если что-то идет не так.

Самый главный для меня как для исполнителя документ – карту тренировок – тренер составил сам. Для этого он использовал сервис TrainingPeaks. Сначала план формировался достаточно крупными мазками. После того, как тренер впервые прислал мне план, я увидел только четыре больших этапа подготовки — базовый период, период строительства, выход на пиковую форму и предсоревновательный период. С началом занятий, когда тренер примерно понял, чего от меня можно ожидать, план стал обрастать деталями, но мой консультант все равно не заглядывал слишком далеко. Планирование конкретного набора занятий на неделю осуществляется с горизонтом 7-10 дней, и это нормально. Такой подход помогает практически без ошибок распределять главный в моих условиях ресурс – время — на конкретные виды активностей.

«Проект Ironman». Как подготовиться к «Железному человеку» за 500 часов, используя скиллы PM’а - 2

Тренировочный план триатлета – очень гибкая и «живая» штука. В план мой консультант вносил изменения практически ежедневно, объяснял, чем они обусловлены, и согласовывал их со мной. Мой рабочий график, а также планы провести время с семьёй, тоже вносили корректировки в тренировочный процесс. Контрольные точки в плане привязывались к так называемым пробным стартам или тестам, даты которых могли сдвигаться по таймлайну вперед или назад, и позволяли с высокой точностью определять, откуда и каким образом можно скинуть «лишние» минуты и секунды прохождения дистанции. Скажем, я с запасом укладываюсь в контрольное время в беге и в велосипеде, но сильно отстаю в том, что касается плавания. После анализа ситуации в моем расписании на неделю появляется одно-два «лишних» занятия в бассейне или на открытой воде.

Когда достигнут пик формы, наступает время заключительного тестирования. Оно с точностью в 90% показывает, на какой результат можно будет рассчитывать, если на дистанции не будет разного рода происшествий и неожиданностей.

«Проект Ironman». Как подготовиться к «Железному человеку» за 500 часов, используя скиллы PM’а - 3

В моем случае распределение тренировочной активности (без учета занятий с железом и ОФП в зале) имело следующий вид:
40% — плавание
30% — велосипед
30% — бег

А вот так мы с тренером распланировали все активности в рамках подготовки к Ironman в целом.

«Проект Ironman». Как подготовиться к «Железному человеку» за 500 часов, используя скиллы PM’а - 4

Видя мой прогресс, тренер контролирует фазы проекта. Я, в свою очередь, на основе этих же параметров контролирую работу тренера, который выступает в роли менеджера проекта.

Еще «на берегу», до начала коммерческих взаимоотношений, тренер поднял вопрос о возможной несовместимости его как внешнего консультанта и меня как заказчика проекта. Это меня несколько насторожило. Но потом инструктор пояснил: если тренер плох, если прогресс в занятиях под его руководством надолго останавливается, даже если есть субъективное неприятие выбранной методики спортсменом, от услуг такого тренера нужно немедленно отказываться. Консультант, который не устраивает триатлета как заказчика, может стать причиной провала всего проекта.

Про тренировочное время

Как и в ИТ-проектах, время в «проекте Ironman» я бы назвал одним из главных ресурсов. Еще на этапе формирования устава проекта я прекрасно понимал, что время на тренировки само собой не образуется, и что его нужно будет где-то брать. Мне предстояло почти на год существенно перекроить распорядок собственной жизни и вместо work/life balance изобрести work/life/sport balance.

Сразу скажу, что под натиском work/life/sport balance первыми пали посиделки с приятелями за кружкой пива, долгие и ненужные поездки по пробкам и лежание на диване перед телевизором. Для меня триатлон – увлечение с очень высоким приоритетом, поэтому о том, что в моей жизни больше нет такого вида досуга, я не жалею.

Поскольку два часа подряд в будни выкроить малореально, я решил разделить тренировочное время на два фрагмента. Для первой тренировки я встаю в пять утра, провожу ее, завтракаю, проверяю рабочую почту, еду в офис или на встречи с заказчиками или вендорами. Вечером возвращаюсь домой, провожу вторую тренировку, общаюсь с семьей и ложусь спать. На сон я закладываю 7-8 часов – это необходимый минимум, чтобы успеть восстановиться. На выходные планирую длительные тренировки продолжительностью по 3-4 часа.

Глупо отрицать, что такой образ жизни совсем не конфликтует с рабочим расписанием. Накладки случаются во время длительных – от двух дней — командировок, но я со временем научился видеть в этом особенную прелесть: для меня проложить маршрут для часовой беговой тренировки в незнакомом городе — это дополнительный вызов. Стараюсь, впрочем, подходить к вопросу с позиции здравого смысла. Скажем, есть города, где я с энтузиазмом планирую маршрут и потом с удовольствием пробегаю часовую утреннюю тренировку. А вот для командировки в бразильский Сан-Паулу или в столицу Колумбии Боготу (в Латинской Америке у Softline мощный бизнес) я лучше поинтересуюсь, можно ли поселиться в отеле, где есть бассейн или спортзал: безопасность – превыше всего.

Основатель Softline Игорь Боровиков требовательный босс. Он привык, чтобы его поручения принимались в работу немедленно. Крайне важно было договориться о новых условиях коммуникации – в частности, о том, что в определенное время каждый день я могу не поднимать трубку немедленно и реагировать на письма не в течение 15 минут, а, скажем, через час-полтора. К счастью, сам Боровиков прекрасно знает, что такое спорт и подготовка к соревнованиям. За все время, которое я увлекаюсь триатлоном, не было ни единого эпизода, когда спорт каким-то образом помешал решению рабочих вопросов.

Про семью

У меня замечательная жена и четверо прекрасных сыновей. Я очень люблю свою семью, и мне было важно, чтобы мои домашние спокойно относились к моим тренировкам, без скандалов отпускали меня на сборы (хотя, к счастью, на сегодняшний день ситуация складывается успешно, и на сборы мы ездим всей семьёй), поддерживали, когда ничего не получается (а такое, поверьте, случается весьма часто), и болели за меня на дистанции. Их необходимо вовлекать. Мы все вместе ездим на соревнования, следим за моим прогрессом, я организую участие сыновей в IronKids – коротких забегах, где за участие и финиш им выдают символические подарки. Да, все эти перелеты, гостиницы, мероприятия стоят денег, но для меня эти деньги – инвестиция в мою крепкую семью.

В начале подготовки к триатлону тренер спросил, поддерживает ли меня моя семья в этом начинании. Я не придал этому вопросу значения, но со временем от него же узнал: у почти половины триатлетов, которые готовятся и участвуют в Ironman, распадаются семьи. Эти люди выбрали спорт и не подумали о вовлечении в процесс тем или иным способом своих домашних. Если вы намерены покорить Ironman, не повторяйте их ошибку.

Про деньги

Пожалуй, бюджет – это та часть проекта, которую я с треском провалил просто потому, что не смог спрогнозировать реальные расходы. И в результате сильно превысил сумму, закрепленную в уставе проекта. Сильнее всего по карману ударила покупка экипировки и оборудования. Один только велосипед для триатлона, который от обычного шоссейника отличается массой важных нюансов, и велостанок к нему для зимних тренировок в помещении, стоили космических денег. Остальные траты – несколько пар беговых кроссовок, гидрокостюм для плавания в открытой воде, комплект велоформы, шлем и другие вещи – на этом фоне выглядели достаточно скромно. Есть триатлеты, для которых финиш в Ironman – это вершина их спортивной карьеры. После успешного финиша в соревнованиях они продают снаряжение и отбивают часть затрат, но возместить инвестиции на 100% все равно не получается.

Вторая статья расходов – это оплата услуг тренера. Услуги титулованного консультанта, который полностью руководил «проектом Ironman», стоили мне в общей сложности $1 тыс. Еще примерно $500 я потратил на дополнительные занятия с тренерами по плаванию и велоспорту в Москве.

Теперь о выездах на сами соревнования. Я всегда стараюсь делать так, чтобы на состязания со мной летала вся семья – это оправданная инвестиция и хорошая возможность провести вместе несколько дней. Когда всем лететь не получается, со мной летит супруга. Про стоимость билетов и отелей говорить не будем – тут каждый решает для себя, так ли ему нужно лететь бизнес-классом и жить в пятизвездочной гостинице. А вот на чем сэкономить точно не выйдет, так это на организационных сборах. На соревнования Ironman они немаленькие и составляют $500-600. Сюда же необходимо приплюсовать такую неочевидную трату, как спецпитание во время гонки, одна порция которого стоит 150 руб. Порций на всю трассу надо 10-15.

От финансовой катастрофы меня спасло только то, что деньги на разностороннюю подготовку к соревнованиям я вытаскивал из бюджета постепенно. Зато я на собственном опыте убедился, что Ironman — крайне дорогое мероприятие.

Про итоги проекта

Почти годовая работа над «проектом Ironman» принесла результаты – трасса покорилась мне с первого раза. В принципе, «генеральный прогон» дистанции, который случился за пару недель до официального старта, уже показал, что целей проекта я достиг. Этот факт настроил меня на боевой лад. Я не только финишировал за 11 часов 45 минут — у меня остались силы потусоваться с другими участниками после завершения дистанции, спокойно вернуться в отель и поужинать с семьей. Следующий день я посвятил пассивному отдыху, в ходе которого мне удалось поразмыслить над итогами проекта.

Что безоговорочно расстроило, так это превышение бюджета. В классическом проектном менеджменте деньги – это одна из вершин «проектного треугольника». Если бы я вел обычный проект и превысил расходы чуть ли не в два раза, по всем правилам PM проект следовало бы признать провальным. Вместе с тем, я не считаю таковым «проект Ironman». Дело в том, что финиш на гонке Ironman – это круто в принципе. Всё-таки основная составляющая этого проекта – спортивная – оказалась выполнена в полном объёме.

Тренер также в общем и целом остался доволен достигнутым результатом. Вместе с тем, он проанализировал мой трек дистанции в Garmin и сказал, что в следующий раз я смогу пройти трассу быстрее. Так что и с его точки зрения «проект Ironman» нельзя считать для меня закрытым. Всё только начинается – и это несмотря на то, что к текущему моменту я уже трижды финишировал на этой престижной гонке и ещё три раза планирую сделать в этом году.

Я уже говорил, что заинтересованной стороной была моя семья. Безусловно, Ironman — хороший пример достижения целей для моих детей, а супруга тоже присоединилась и сама немного стала бегать. В самом начале подготовки никто из семьи не представлял, как вообще можно подготовиться и финишировать в одном из самых сложных однодневных соревнований на планете. Тем не менее, супруга и дети видели весь мой тренировочный процесс и были в него вовлечены. Например, они с самого начала прекрасно знали, что плаваю я неважно, а на велосипеде катался разве что по дорожкам парка. Поэтому мой возможный финиш в Ironman через год поначалу воспринимался ими как чудо. Но постепенно они увидели, из чего состоит это «чудо» — из разложенной по задачам «суперцели», неукоснительного соблюдения тренировочного графика, педантичного анализа каждого занятия и поиска, откуда и каким образом можно убрать «лишние» минуты и секунды.

Ironman, который в самом начале испугал меня масштабом задачи, помог существенно перестроить образ мышления. Теперь я знаю, что с правильной методологией и при грамотной реализации реален даже самый сложный проект – хоть личный, хоть профессиональный. Главное – чтобы такой проект содержал в себе разумный градус риска. Каждый раз, когда мне как начальнику департамента «заряжают» амбициозный план по продажам на очередной финансовый период, я мысленно возвращаюсь на несколько лет назад — к моменту, когда загорелся идеей пройти Ironman. И начинаю думать, какие есть возможности для реализации плана – что я могу сделать сам и как я могу помочь своей команде, чтобы этот план был выполнен. На мой взгляд, такая профессиональная деформация, которая произошла под влиянием личной цели, определенно стоит каждой капли пота, которым обильно полита моя дистанция Ironman.

Автор: Softliner

Источник

Поделиться

  1. Павел:

    Скажите, а Гарминовский гаджет вам действительно помог? Сейчас сам в процессе подготовки, и вот думаю приобретать их Forerunner 735XT. Насколько оправданная трата денег?

    • Стас:

      Вообще вещь полезная, много функций, можно подключить нагрудный пульсометр. Меня особо радует, что они очень легкие, всего 40г. То есть при тренировке не мешают, на руке как влитые.

* - обязательные к заполнению поля