Взгляд из прошлого

в 12:32, , рубрики: будущее, будущее здесь, будущее интернета, война, киборги, наука, научная фантастика, Научно-популярное, прогноз, футурология

Бестужев-Лада Игорь Васильевич – академик Российской академии образования, почетный президент Российской академии прогнозирования и Международной академии исследования будущего, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РФ, основатель московской научной школы социального прогнозирования.

image

«Я по образованию — военный историк, и еще в 1956 году мне пришло в голову: если люди исследуют прошлое, почему нельзя изучать будущее? И пусть это будет называться футурологией. Примерно в то же время подобная мысль пришла в голову еще 5-6 ученым на Западе».

Бестужев-Лада считается отцом научного прогнозирования наряду с Alvin Toffler, хотя в некоторых источниках сообщается, что сам Тоффлер называл российского коллегу своим учителем.

Заслуги и прогнозы Игоря Васильевича отличаются жестокостью, прагматизмом, иногда они звучат как пророчества, хотя каждый раз в их основе лежат скрупулёзные исследования, многие из прогнозов более чем десятилетней давности прямо сейчас звучат весьма актуально, а многим из них еще только предстоит случиться.

Ниже – подборка цитат ученого. От некоторых из них становится грустно, а некоторые вызывают восторг, но, я уверен, каждый должен прочитать их, чтобы наступающее будущее не раздавило бы нас.

О футурологии и научном прогнозе

Термин «футурология» имеет драматическую историю. Он появился в 40х годах прошлого столетия, с тех пор у него было не менее полудюжины разных значений. Из-за этого он стал образным, вроде «коммунизма» или «светлого будущего». (2006)

Россия – родина футурологии

В России прогностика впервые появилась в 20х годах прошлого века. Партия дала задание выработать научные основы планов первой пятилетки на 1928 — 1932 годы. Занимался этим экономист Владимир Базаров-Руднев. Он сделал большое научное открытие: нельзя предсказать будущее, которое можно изменить решением. Например, погоду мы не можем изменить решением, поэтому ее и предсказываем. Но представьте, если бы был отдел управления погодой. Тогда какой смысл в ее предсказании? В данном случае смысл в том, чтобы объяснять, почему должен быть дождь или снег, какие наступят последствия. Базаров-Руднев выработал принципы технологического прогнозирования, которые призваны не предсказывать, а изучать проблему. Его статьи были опубликованы, но их никто не понял, кроме социолога Питирима Сорокина и экономиста Николая Кондратьева. Произведения оставались невостребованы до 80х годов.

Американцы в 50х годах пришли к выводам, схожим с точкой зрения Базарова-Руднева: предсказание бессмысленно. Оно либо сбудется, поскольку поднимется паника, и все кинутся вести себя в соответствии с предсказанием. Либо потерпит фиаско, потому что люди примут меры для его предотвращения. Сегодня технологическое прогнозирование делится на два направления. Поисковое указывает проблемы, и на этом построена глобалистика как междисциплинарная область исследований. А альтернативистика — это поиск альтернативного пути развития общества. На Западе все это работает на уровне корпораций. У нас, конечно, ничего такого нет. (2006)

Технологический прогноз, в отличие от простого прогноза, ориентирован не на предсказание, а на выявление назревающих проблем и путей их решения. Такой принципиально новый подход к будущему был открыт в 1920-х годах в России, но не понят и забыт современниками, а затем еще раз открыт в конце 1950-х годов в США, где не знали о русском «заделе». (2008)

Здравоохранение

Вот уже несколько лет, как вся система здравоохранения — подобно всем остальным отраслям общественного производства — одновременно и находится в состоянии полного развала, и сохраняется, как ни в чем не бывало, в прежнем состоянии (такие чудеса случаются только с реализованными утопиями). С одной стороны, полностью сохранились старые порядки формально бесплатной, а фактически “полутеневой” государственной системы здравоохранения. С другой, как грибы после дождя, появляются медицинские “кооперативы” и “частники”, которые за большие деньги вполне легально предлагают услуги на уровне “спецполиклиник” и “спецбольниц”. Именно в них сосредотачиваются лучшие медицинские кадры, лучшая техника, создаются лучшие условия лечения. И я, и мои коллеги, при всех наших “спецпривилегиях”, обращаемся теперь именно сюда, когда возникает какая-то серьезная проблема со здоровьем. Но это может позволить себе только более или менее состоятельное меньшинство — при любых допущениях, не больше четверти, максимум трети населения. Подавляющее большинство даже помыслить о такой роскоши не может и обречено пользоваться только государственными медицинскими учреждениями, уровень обслуживания в которых становится все хуже по мере ухода из них лучшей части персонала, нарастающих трудностей с оборудованием, с приобретением лекарств (значительная часть которых покупалась и покупается за рубежом), даже просто с питанием больных и ухода за ними. Меж тем общие рубежи, на которые должно выходить здравоохранение, предельно ясны, поскольку не выходят за рамки общепринятых мировых стандартов. Безусловно должна сохраниться сеть бесплатных или сравнительно дешевых медицинских учреждений — для малоимущих. Но персонал там не должен получать мизерную зарплату и целиком зависеть от поборов со своих клиентов. Во всем мире эту подсистему поддерживает церковь, которой помогают другие благотворительные организации или даже отдельные лица. В России разрушено дотла несколько сот монастырей. Почему бы не восстановить некоторые из них в качестве бесплатных Госпиталей Милосердия или Домов Призрения для хронических больных и инвалидов? Уверен, в такой богоугодной акции помогли бы не только российские, но и зарубежные спонсоры. Пытался выступить с такой инициативой, но поддержки пока не получил.

С другой стороны, должна получить возможно более широкое распространение сеть платных медицинских учреждений — от сравнительно недорогих до очень дорогих, на вкус и кошелек каждого. Дело в том, что человек вообще и советский человек в особенности склонен полагать, что бесплатное, мягко говоря, — не синоним лучшего. И если есть средства, психологически предрасположен скорее заплатить за услугу с гарантией более высокого ее качества, чем воспользоваться аналогичной услугой без подобной гарантии. Правда, для оплаты дорогостоящих медицинских услуг у него не всегда находятся достаточные сбережения. Но это беда поправимая, средство от нее давно найдено: страховая медицина. Плати ежемесячно какие-то отчисления в страховой фонд — и сообразно их величине в случае необходимости получишь тот или иной уровень обслуживания. Совсем как при аварии автомобиля, который многими сегодня ценится выше собственного здоровья и заботливо страхуется “на всякий случай”.

Кроме того, обязательно должен существовать семейный врач, который годами знаком с членами семьи, хорошо знает особенности состояния их здоровья, может дать дельные советы по профилактике заболеваний, эффективно организовать их лечение, а в более сложных случаях — выступить незаменимым консультантом специалиста. Разумеется, его услуги нужно оплачивать тоже легально, а не посредством конфузливых взяток, как нередко сейчас. Здесь тоже в поле зрения нет ничего более рационального, кроме соответствующих выплат из страхового фонда, плюс фиксированных небольших, пусть даже чисто символических, доплат наличными: это очень помогает нормализации отношений при современном менталитете людей. (2002)

Понятно, все это никоим образом не может устроить власть имущего чиновника и тем более всевластного сановника из номенклатуры, включая, само собой разумеется, его семью. Специально для этой категории населения была создана иерархия “спецполиклиник” и “спецбольниц”. (2002)

Фитнес и культ тела

Наконец, не забудем о культуре питания, одежды, жилья, физической культуре в самом широком смысле слова, о здоровом образе жизни, народной медицине и других резервах здравоохранения, которые могут играть видную роль в скорейшей нормализации положения. (2002)

Бюрократия

Еще в советские времена я потратил 15 лет, чтобы в Академии наук была создана специальная комиссия по прогнозированию.

В 70х годах она наконец появилась, ее возглавлял первый вицепрезидент АН СССР. Запустили «комплексную программу научнотехнического прогресса». В ней были задействованы более 30 тыс. специалистов, в ее рамках созданы 52 комиссии. Но как только комиссия по прогнозированию приступила к работе, появились проблемы.

Например, за прогноз нашего проигрыша в гонке вооружений никто ответственность на себя брать не хотел. Все закончилось имитацией прогнозирования.

Инфраструктура Москвы

Парадокс состоит в том, чем больше хороших дорог строится в Москве, тем больше машин они притягивают. (2007)

Ученый предложил выводить из Москвы и некоторые государственные структуры, что, на его взгляд, также сократит количество транспорта в столице.
«Через три года, максимум через четыре-пять лет автомобильное движение в столице встанет, и город ждет транспортный коллапс. Мы никуда не уйдем от этого». (2007)

Наука

Удивительно ли, что все наиболее конструктивное, все наиболее ценное в науке десятками тысяч побежало в коммерческие структуры и, кому повезло, в университеты любых стран, от США до Китая и Ирака включительно? По социологическим опросам, до 80—90% “активных” (т.е. сколько-нибудь ценных) ученых предпочли бы эмигрировать при первой к тому возможности. Там, где реально, — например, в математике — 80% желающих так и сделали. Мировая общественность забеспокоилась только тогда, когда открылась возможность использовать труд советских физиков, химиков, биологов для создания оружия массового уничтожения тоталитарными режимами в Африке и Азии. Мало кого волнует то обстоятельство, что когда из науки сбегут все способные к научной работе (вообще к эффективной работе) и останется лишь миллион с лишним “околонаучной” публики, фактически почетных пенсионеров государства, — наука умрет, сколько бы рублей или долларов в нее ни поспешили влить. И потребуются годы, может быть, даже десятилетия, прежде чем ее удастся возродить на качественно новой основе.

Вы, может быть, думаете, что что-нибудь изменилось в сфере науки по сравнению с описанным выше? Вот отрывок из недавней статьи одного научного обозревателя в одном московском еженедельнике: “… Не одни экономические тяготы осложняют положение науки в постперестроечной России. За долгий период тоталитаризма наука обросла таким количеством тяжелых недугов, что, даже если бы на нее сегодня пролился золотой дождь финансирования, значительные результаты, видимо, остались бы недостижимой мечтой. И главное препятствие — обюрокрачивание научного сообщества. Власть захватили “генералы” от науки, пробавляющиеся трудом зависимых от них талантливых ученых”.

Заметьте, обо всем этом пишется мельком, без нотки трагичности, как о чем-то само собой разумеющемся. Неужели нельзя ничего поделать? Нет, почему же. Ведь в данном отношении не надо изобретать никаких велосипедов. Надо лишь последовательно, шаг за шагом идти от “казарменного социализма” в организации науки к мировым, проверенным стандартам, о которых упоминалось в начале лекции. К университетской автономии, в рамках которой оптимально сочетаются фундаментальные и прикладные исследования, а также опытные разработки. К научным школам, позволяющим готовить научные кадры на действительных исследованиях, а не на чисто имитационных, псевдонаучных диссертациях. К академиям наук, представляющим собой действительные научные общества, а не квазимафиозные структуры бюрократизации науки. В России для этого есть все потенциальные возможности.(2002)

Экономика будущего

Основная проблема экономики будущего в том, что рабочих рук на производстве больше не нужно в таких количествах, как сейчас. Предприятию вместо нескольких десятков тысяч рабочих понадобится всего несколько десятков.

Образование

Гуманитарному образованию необходимо уделять большее значение, чем техническому. Ведь для обслуживания техники не нужно много людей. Нормальному человеку в жизни не нужна ни математика, ни химия, ни физика. А гуманитарное образование необходимо всем. Любой математик и физик должен обязательно знать этику, право, мораль, политику, чтобы не быть идиотом, когда приходит голосовать на избирательный участок. И наконец, он должен быть религиозен. Не изувером и фанатиком, а понимающим, что он частица мироздания и должен вести себя прилично, согласно его, мироздания, законам. А если человек в Бога не верит, ему вопросы мироздания безразличны, то это не человек, а свинья, которая ведет себя соответствующим образом.

Демократия и рынок

При существующем положении вещей ни о подлинной демократии, ни о подлинном рынке не может быть и речи. Для этого прежде всего надо поднимать рухнувшую экономику. А как это сделать, когда на каждый рубль прибыли в области производства (на который, к тому же тут же кидаются, как звери, налоговая полиция, чиновный и уголовный рэкетир) приходится чуть ли не десять рублей прибыли от продажи и перепродажи того же товара и целая сотня рублей — от торговли деньгами, которые тут же, как уже говорилось, уплывают на тайные счета в загранбанки. Как вы думаете, куда при таких условиях устремляется вся активность «новых русских» и как это отражается на экономике? (1999)

Третья мировая война

Одно из заблуждений: «холодная война» закончилась в 1991 году. Согласно геополитике, она продолжается. В 1991м США просто одержали над нами победу, но не уничтожили окончательно. Не бывает так, чтоб победитель помог побежденному встать на ноги. Он сделает все возможное, чтобы добить нас. Сначала США разгромили Югославию, затем выплатили десятки миллионов долларов Грузии и Украине, чтобы они перешли в антироссийский блок НАТО. Теперь 30 млн долларов вложено в Белоруссию, чтобы сместить там пророссийское руководство. Одновременно США интригуют в Башкортостане и Татарстане. Таким образом, третья мировая война, начавшаяся в 1946 году, продолжается до сих пор.

Четвертая мировая война

«Для террористов открываются все новые и новые возможности. Если раньше типичным терактом был взрыв самолета, то сейчас, видите сами, террористы везде. Идет четвертая мировая война, и надо к этому приспосабливаться». (2011)

Власть в России

Я до сих пор искренний приверженец Медведева и Путина только по той причине, что я не вижу никого вокруг, кто бы мог составить им конкуренцию. Осталось только два политика: Медведев и Путин. Все остальные — просто служащие исполнители этой государственной корпорации (2010)

Между тем, ясно, что без политических решений любые прогнозы остаются пустыми словами.

Прогнозисты и управленцы

К сожалению, прогнозисты нигде в мире так и не сумели найти общего языка с управленцами. Начальство будущего не приемлет! Тем более, когда речь идет не о предсказаниях, а о технологическом прогнозировании. Стоит нам озвучить проблему, как чиновники тут же встают в штыки: они боятся прогнозов, ведь им тогда придется шевелиться, что-то предпринимать. Хотя на Западе и в США к прогнозам в целом относятся очень серьезно: в корпорациях существуют целые отделы технического прогнозирования, а при правительствах — специальные экспертные группы, изучающие будущее. Но чиновничьих страх везде, даже в Америке, очень нам, футурологам, мешает. Там, к слову, зарегистрировано целое общество прогнозистов- 50 тысяч человек, но на самом деле 99% из них — пенсионеры.

Чиновник враг прогресса

… в правительствах все – и американцы, и французы, и немцы, и мы – всякий чиновник враг прогноза. Почему? Потому что настоящий прогноз, прежде всего, ставит проблему. Например, первая проблема: русские начинают вымирать: что на это должен ответить чиновник? «Кто виноват? Кого снимать?» Ну, разве он дурак? Поэтому он отделывается материнским капиталом, понимая, что это не спасение. (2010)

Цензура интернета

Завтра, по всей видимости, с помощью Компьютера-Интернета будет
нетрудно подорвать здоровье, а то и попросту убить человека, посеять панику среди миллионов людей, произвести террористический акт пострашнее 11 сентября 2001 года. Словом создать серьёзную опасность для любого государства для всего человечества. Поэтому — может быть, прежде всего именно поэтому – раньше или позже неизбежен переход от «информационного хаоса» Интернета сегодня к «информационному космосу» Интернета завтра. Многие эксперты считают, что появление «интернетской цензуры» — дело ближайших лет.

Четыре предстоящих «волны» интернета

Итак, следующее поколение Интернета — просто чтобы выжить человеку и человечеству — обязательно должно отличаться от современного своей упорядоченностью по заранее заданным критериям. И бороться за первое место будут по меньшей мере два из них: безопасность и полнота информации.

И вот тут закрадывается подозрение, что где-то начинается грань, за которой возникает нечто чуждое всему человеческому. Таким образом, следующее поколение Интернета — это не столько достижения, сколько ограничения. Умение вовремя остановиться, чтобы не перестать быть человеком.

Например, зачем ломать себе голову над автопробками в городе, когда можно поручить Информационному Полю «разрулить» средства транспорта таким образом, чтобы ни один водитель не врезался в другого, даже если заснёт за рулём. Или не допустить, чтобы город засыпало снегом – отвести снежную бурю на окрестные поля, где запасы будущей влаги нужнее.

Словом, следующее, второе по счёту, грядущее поколение Интернета, скорее всего, будет отличаться от предыдущего способностью выполнять практически любые разумные задания – лишь бы они не противоречили друг другу и не влекли за собой катастрофических последствий.

Третье по счёту и предпоследнее из видимых сегодня футурологами поколений Интернета должно отличаться от предыдущих своей эвристичностью – относительной независимостью от человека.

Может быть, даже в следующем десятилетии. Второе поколение должно прийти не позже второй четверти. Может быть, даже раньше рубежа первой и второй четверти. Тогда третье поколение надо ждать не позже – может быть, даже раньше третьей четверти. А четвертое – самое позднее, на протяжении второй половины ХХ1 века.

Меж тем, для Информационного Поля такие задачи вполне по плечу. Как любой обмен квартирами для опытного риэлтера. Поэтому вполне логично предположить, что независимые от человека Информационные Поля займутся серьезными для них космическими делами, посвящая им почти все свое время и уделяя «потехе» — такому пустяку для них, как Земля и люди на ней — всего лишь какой-нибудь час. Это и будет последнее из видимых нами сегодня, четвертое по счету поколение Интернета — по сути, Постчеловечество (то есть, то, что будет после человечества) как упорядоченная совокупность информационных полей. То самое «лучистое человечество», которое провидел Циолковский столетие назад. Как будет Постчеловечество управляться со своей космической средой — не нашего ума дело. Человеческий Разум здесь бессилен. Остается только Вера. (2007)

Временные вехи

Первое изменение наступит, как только мы изобретем экран. Это будет либо шлем, либо наручный планшет. Пока не получается, но это дело 5-10 ближайших лет.

Второй этап. Как только мы добьемся изобретения экрана, у каждого из нас появится приставка с датчиками, которые будут ежесекундно отслеживать состояние нашего здоровья с указанием реальной даты смерти. Такая вот поликлиника на дому.

Третий этап — видоизменения, связанные с физиологией и психологией человека. Появится компьютерная программа, которая уже с детства, а, может, еще до рождения ребенка запрограммирует его холериком или сангвиником, брюнетом с голубыми глазами иди блондином с ростом метр восемьдесят. Четвертое: человек перестает быть человеком, переходит в другую категорию. На этом этапе человек сам себе становится враг. (2011)

Словом, речь идет не о веках и тысячелетиях, а о десятилетиях и считанных годах. Тем больше резона начинать прогнозное обоснование процесса гуманизации перехода от человечества к постчеловечеству.

Технологии будущего

Возьмите мобильный телефон. Десять лет назад он был экзотикой. Сегодня эта вещь включает в себя функции и диктофона, и фотоаппарата, но самые главные — связь и выход в интернет. Инженеры работают над созданием монитора в виде шлема: надел — вышел через мобильник в интернет. Реальный мир приравнивается к виртуальному. И тогда перед человечеством встают совсем другие проблемы.

Во-первых, если сегодня могут нагадить вирусом твоему компьютеру, то завтра посредством компьютера и интернета могут убить тебя. Раз так, необходимо противоядие.

Во-вторых, с помощью такого устройства можно физически никуда не перемещаться. Включил его — и ты уже в театре, в библиотеке, читаешь любую книгу в Париже или Лондоне. Даже с любимой можешь по интернету общаться. Сегодня исчезает эпистолярный жанр, все заменяется телефонным разговором.

Втретьих, разработки показывают, что с помощью компьютерных программ изменяется медицина. Можно будет ежесекундно диагностироваться и получать рекомендации через интернет. Так можно обеспечить человеку 90 лет здоровой жизни. Кроме того, человеку очень хочется быть высоким, иметь нормальный вес и более-менее приличные черты лица, не страдать психическими отклонениями. Все это позволит сделать медицина будущего.

Вчетвертых, в новом обществе появятся киборги. Симбиоз машины и человека просто необходим. Например, чтобы осваивать космос, потому что там человек не жилец. А нам нужно осваивать другие планеты.

Киборги

Да, этот человек (киборг) будет уже существенно отличаться от нас, он будет презирать нас за ревность, за измены, за разврат, за наркотики. Он будет презирать нас, как мы презираем каких-нибудь обезьян.

Очень большое количество людей еще долго останутся похожими на нас, но изменения в нас происходят уже сейчас, причем в очень смешных формах. Вы заметили, что мы теперь очень редко пишем письма, не даем телеграммы. Зачем, если можно позвонить по мобильнику?

Потребительское общество должно погибнуть

Напряженность порождается в потребительском обществе. Когда человеку с помощью рекламы навязываются тысячи ненужных ему вещей и услуг. И он гонится за всем этим, ему нужны деньги, чтоб подчеркивать, что он моднее соседа, что у него машина лучше, работа престижнее. А зачем? Во-первых, такое потребление создает нагрузку на биосферу и рано или поздно, если это не остановить, планета погибнет. Во-вторых, не будет потребительского общества, не будет и зависти, социальной напряженности.

Окружающая среда и экология

Сводки о состоянии природной среды на Земле в целом, в регионе, в округе, в квартале должны печататься шрифтом крупным и местом заметнее, чем биржевые курсы. С них должен начинаться и ими кончаться каждый выпуск новостей по радио и ТВ. Прямо как с театра военных действий. Или, еще лучше, как вести со стены родного города, осажденного лютым врагом. 2008

Семья

В городской жизни семья и ребенок становятся обузой, помехой для карьеры и бизнеса. В итоге две трети нашей молодежи с 18 до 25 лет не женаты. Или женились и быстро развелись. Потом, конечно, у них появляется страх перед одиночеством, и они сходятся в семьи. Но уже каждая пятая семья бездетна. 90% семей однодетные. При таких темпах к 2050 году должно остаться миллионов тридцать россиян. Из них 25 — старики и инвалиды. Такое общество нежизнеспособно.

Псевдогумманизм и регуляция популяции

Мы сталкиваемся с псевдогуманностью, когда врачи и близкие не только морально, но и прямо по закону — под страхом тюрьмы — обязаны годами заботиться о живом трупе, заведомо неспособном выздороветь. Не способном даже поднести ложку ко рту, не способном без посторонней помощи повернуться с боку на бок и справить естественную нужду 15.12.2008

Хотите 6 млрд больных существ? Тогда надо оставить все как есть и двигаться к катастрофе. Нет? Тогда надо оптимизировать сокращение популяции людей: позволить вымереть больным и остаться в живых физически и психически здоровым, чтобы продолжить род.

6 млрд людей — это в основном население Китая, Индии, Африки. Там помогать больным выживать не надо. Им надо дать спокойно умереть.

Централизованное управление человеческом

Кто может и должен наийти не теоретическое, а практическое решение глобальных проблем современности? Только глобальное, мировое правительство. Такое правительство существует уже полтора десятка лет. Оно находится в Вашингтоне, округ Колумбия, США и, как умеет, правит миром: одной рукой пытается доконать побежденного в Третьей («холодноий») мировой войне соперника, а другой – вместе с этим соперником – отбиться от наседающего миллиарда безработных в странах «Третьего мира» с авангардом в виде бессчетных «международных террористов». По своему собственному усмотрению оккупирует одни страны, производит госперевороты в других и понятия не имеет, что современный Рим обречен на падение и, в лучшем случае, на новое Средневековье. А в худшем – на давно ожидаемое «скончание веков» на протяжении самое большее ближайших десятилетий.

Я вообще склоняюсь к мысли, что необходимо мировое правительство. Мои коллеги за рубежом тоже считают, что время национальных государств уже прошло, на их место должны прийти сообщества. Сегодня роль мирового правительства выполняют США. Но такое правительство нам не нужно.

Человечество

Между тем человечество тратит примерно полтораста миллиардов долларов в год на военные нужды. Этой суммы с избытком хватило бы, чтобы на протяжении жизни одного поколения помочь развитию экономики отсталых стран, обеспечить все население Земли питанием и жилищами, школами и больницами.

Эти строки написаны как будто сегодня. Империализм — вот причина того, что умирают с голоду два миллиарда человек, когда есть возможность прокормить 85 миллиардов. Вот что мешает людям превратить свою планету в цветущий сад на протяжении жизни одного поколения, мешает полному осуществлению величайших возможностей современной науки и техники. Вот что крадет у человечества 150 миллиардов долларов в год и держит его при этом в вечном страхе ядерной катастрофы. «Сотни миллионов людей, — говорится в Программе КПСС, — видят, что капитализм — это строй экономической анархии и периодических кризисов, хронической безработицы и нищеты масс, хищнической растраты производительных сил, строй, постоянно несущий угрозу войн».

При этом многие из Великих Проектов — будь то система плотин и каналов, способная озеленить пустыни Африки, или океанская плотина, способная изменить климат целых материков, или, наконец, экспедиция на Луну полностью укладываются в рамки ежегодных военных расходов человечества. И здесь дорогу в будущее загораживает милитаризм.

Неужели мы действительно — выродки? Дегенераты, деградировавшие от только что самопровозглашенного Человека Разумного к существу, лишенному малейшего проблеска разума, способного спастись от надвигающейся гибели? Не хотелось бы в это верить. (2008)

Перед человечеством стоят Великие Задачи. Треть земной суши занята пустынями, четверть — скована вечной мерзлотой. (1967)

Конечная цель человечества в ХХ1 веке, как увидим ниже, может быть только одна: выжить. (1967)

Вместо заключения

«Согласно правилам технологического прогнозирования, проблемный прогноз должен завершаться возможно более широким диапазоном прогнозных сценариев – от оптимизационного, демонстрирующего возможное решение выявленных проблем, до финитного, показывающего вероятный процесс перерастания современной глобальной проблемной ситуации в критическую и далее в катастрофическую, если не принять своевременно надлежащих мер».

«На этом прогнозисты свою работу завершают. И готовы завершить ее вполне достойно и конструктивно. Гораздо труднее им, как уже говорилось, найти общий язык с управленцами. Между тем, ясно, что без политических решений любые прогнозы остаются пустыми словами».

6 декабря 2015 года свою работу завершил Игорь Бесстужев-Лада, ему было 88 лет.
За свою жизнь он разработал сотни прогнозов и внес весомый вклад в научное прогнозирование, футурологию.
Только одно российское СМИ написало о нем краткий некролог.

Киборги, видимо, уже среди нас.

Автор: Abac

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля