Когда школы забывают про интровертов

в 11:13, , рубрики: дети, кейсы, колонка, Нам пишут, образование, перевод, советы, метки: , , , , , ,

Оригинальная статья на The Atlantic. Перевод — Кирилл Козловский, Newочём.

student_ipad_school - 028

Автор фото: Brad Flickinger

Когда почти четыре года назад Сьюзан Кейн опубликовала свою книгу «Тишина: сила интровертов в непрерывно болтающем мире», ее сразу встретили с одобрением. Эта книга критикует школы и другие важнейшие учреждения за удовлетворение в первую очередь потребностей экстравертов и тех, кто «нуждается в постоянной стимуляции». К большой радости интровертов, она также пытается повысить осведомленность об этом типе личности, особенно среди тех, кто с трудом понимает его суть.

Похоже, что в общем и целом эти усилия не смогли привести к серьезным изменениям в сфере образования. Способы применения некоторых современных методов обучения (наподобие тех, что обозначаются модными словечками вроде «коллективного обучения», «проектной работы» и «перевернутых классов») зачастую не учитывают потребности интровертов. В действительности эти тенденции привели к тому, что организация уроков, поощряющих экстравертное поведение путем динамичных и коллективных видов деятельности, сейчас продвигается активнее, чем когда-либо. Конечно, такие качества могут быть полезны на уроках, но слишком большой акцент на них может нанести вред тем ученикам, чья умственная активность не направлена вовне и которые быстро устают от постоянного взаимодействия с другими людьми.

Не далее как на прошлой неделе библиотека Чикагского университета объявила, что в ответ на «повышенный спрос» библиотекари совместно с архитекторами начали преобразовывать обыкновенный тихий читальный зал в «живую лабораторию интерактивного обучения». В прошлом месяце один из авторов на Top Hat, популярном онлайн-ресурсе для преподавателей, написал в своем посте, что «кооперативные стратегии обучения извлекают пользу из величайшей черты человеческого эволюционного поведения: социальности». А в начале этого месяца представитель Калифорнийского государственного университета Домингес Хиллз с гордостью рассказывал о создании «классов активного обучения» с «объединенными партами», в которых «профессора должны мыслить по-новому», поскольку «лекции должны организовываться с целью обучения на практике». Хамуд Сали, профессор и заместитель декана, поясняет: «Этот проект направлен не только на изменение обстановки в классе, но на изменение подхода к самому преподаванию».

Подвиньтесь, Поколение Y! Наступает Поколение Z → Roem.ru

Тем временем некоторые сторонники «классов активного обучения» пишут о «выдергивании учеников и преподавателей из их зон комфорта» так, будто это что-то хорошее, а другие учителя продолжают отождествлять интроверсию с неспособностью постоять за себя. Дартмутский институт письма и риторики рекламирует систему преподавания, «намеренную радикально изменить модель образования», и требует от студентов «отказаться от пассивности в пользу участия в общем труде и внесения своего вклада… Студенты должны преодолеть изоляцию, чтобы научиться писать». А Лиз Спроут, глава компании «Google для образования» — организации, не видящей выгоды в том, чтобы ученики просто тихо читали и размышляли — в статье для ComputerWeekly описывает «усиление совместного труда» как бесспорную необходимость, которую Google к тому же может сделать более экономически выгодной.

Этот усиливающийся акцент на групповые проекты и другие интерактивные задания может стать проблемой для учеников-интровертов, склонных показывать лучшие результаты, работая независимо и в более спокойной обстановке. Интроверты составляют от трети до примерно половины населения. Иногда они кажутся стеснительными, депрессивными или антисоциальными, хотя это не всегда соответствует действительности. Как объяснила Сьюзан Кейн в своем знаменитом выступлении на TED Talk, интроверты просто чувствуют себя «наиболее живыми, энергичными и активными, когда они находятся в тихой, спокойной обстановке».

Я стал задумываться об этом недавно, понаблюдав за занятиями в калифорнийской старшей школе. (Я преподаю английский в другой старшей школе и приехал туда по программе профессионального развития.) Все, кроме четырех из увиденных мной 26 учителей, распределяли учеников по группам или разбивали на пары. Такая организация не обязательно несовместима с нуждами интровертов, но при ней неизбежно будет возникать шум и отвлекающие факторы, затрудняющие обучение для некоторых учеников.

Многие из моих учеников регулярно просят выделять больше времени на чтение про себя. Некоторые любят учиться с выключенным освещением, предпочитая более мягкий солнечный свет из окна. Другие признаются, что им лучше работается в тихом помещении, и они готовы писать на определенные темы столько, сколько я им позволю. Раньше я думал, что наушники, которые они постоянно носят, удовлетворяют их потребность в стимуляции; теперь я задаюсь вопросом, не спасаются ли они таким образом от внешнего шума.

Рынок олимпиад школьников в России ждет повторение истории «Магнита»? → Roem.ru

Это все, конечно, общие наблюдения, но недавно я встретил старшеклассника и старшеклассницу, которые прямо и открыто высказались о своей потребности в тихой, уединенной обстановке для обучения. Оба с гордостью говорили о своих успехах в Grizzly Youth Academy, 22-недельной чартерной школьной программе в Сан-Луис-Обиспо в Калифорнии, предназначенной для школьников, «демонстрировавших плохую успеваемость» в своей прошлой школе. Когда одну ученицу спросили, что, по ее мнению, способствовало ее успеху, она ответила: «Организация. Здесь у меня есть возможность сконцентрироваться». Признавая свою склонность отвлекаться, она заметила, что в ее прошлой школе «не было совершенно никакого времени для уединения», и сейчас она очень высоко ценит дисциплину на занятиях и тихие занятия в учебном зале. «Я как будто стала совсем другим человеком».

Старшеклассник, с которым я разговаривал отдельно, высказал схожее мнение: «Здесь [в чартерной школе] больше сосредоточенности, а там было больше шума. У меня синдром дефицита внимания, так что обычно я отвлекаюсь. Раньше я никогда не получал таких хороших оценок. Здесь мне лучше удается сосредотачиваться».

Мне кажется особенно поразительным тот факт, что на сайте Grizzly изначально говорится, что «есть студенты, которым приходится трудно в школе, потому что им зачастую недостает социальных и эмоциональных навыков для успешных занятий», и ученики сами быстро диагностируют в себе неспособность к концентрации, которую они проявляли в прежней школе. Но судя по их описаниям, они начинают лучше учиться в Grizzly не благодаря какому-то исцелению расстройств или своему прорыву в социальных навыках — все дело в значительной перемене обстановки. И в тех пяти классах, где я был, ученики сидели рядами, о которых Кейн с ностальгией отзывалась как о традиционном обустройстве класса, в котором, по ее словам, «мы чаще всего работали автономно».

На крючке. Зачем компаниям Netflix и Amazon ваши дети? → Roem.ru

Разумеется, групповые задания могут быть полезными в обучении интровертов. Отчасти из-за общенационального образовательного стандарта Common Core и из-за того, что классные руководители все чаще осуществляют часть работы через Интернет, «кооперативное обучение» за последние десятилетия стало пользоваться большей популярностью среди учителей. Как два года назад отметила учитель английского Абигейл Уолтхаузен в статье The Atlantic, «стандарты Common Core уделяют куда большее внимание обсуждению в группе и самостоятельной работе учеников, чем какому-либо преподаванию». И в целом это положительная тенденция. Несколько последних исследований подтвердили, что ученики, участвующие в кооперативном обучении, склонны показывать лучшие результаты, чем те, кто занимается по традиционным методам, в частности, обучаясь посредством лекций. Но кооперативное обучение не обязательно подразумевает чрезмерно социальные и стимулирующие задачи — оно легко может включать в себя спокойное времяпрепровождение, поощряющее уединенные размышления.

Под конец своих наблюдений на прошлой неделе я сказал двум учителям, что я бы невероятно уставал к концу дня, будь я учеником этой школы. К моему удивлению, оба в ответ рассмеялись и согласились со мной. Один вспоминал, что ему было удобнее всего учиться, когда парты стояли рядами, а другой подтвердил: «Ну да! Представить только, как утомительно весь день терпеть еще кого-то в своих делах».

В идеале, конечно, следовало бы организовать работу по-разному для разных типов личности, но это может оказаться трудным в больших классах с учениками с неравными способностями и мотивацией. Я заметил, что в частных школах, таких, как Grizzly, также, по-видимому, создаются отдельные пространства для интровертов, что похоже на университетские занятия, к которым эти школы готовят своих учеников. А в вышеупомянутой государственной школе, где я был, три из четырех уроков, на которых ученики сидели одиночными рядами, были продвинутыми курсами или факультативами для получения диплома с отличием.

Но я все время вспоминаю известное высказывание Сартра о том, что «ад — это другие», когда вижу сайт колледжа Джорджии, посвященный коллективному обучению, и его главную фразу: «Вместе — так мы делаем в колледже Джорджии всё. Учимся. Работаем. Играем. Живем. Вместе». Всё — кроме тихих размышлений, избавленных от чрезмерных усилий и всего, что отвлекает внимание.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля