Среда: Омега-день | Глава 8

в 21:07, , рубрики: Киберпанк, книга, научная фантастика, творчество, триллер, Читальный зал

image

Предлагаю вниманию читателей GT восьмую главу фантастического романа «Среда: Омега-день».

О чем эта книга?

Каждый день жители Алакосо задают друг другу одни и те же вопросы: куда исчезла Большая земля? придет ли конец их заточению на острове? какая сила загоняет их в ситуации, достойные самых жутких сновидений? Но никто из островитян даже не догадывается, что происходит с ними и Алакосо на самом деле.

Краткий гайд по персонажам

Александр Нобби — математик, программист;
Оливье Пирсон — бывший хозяин отеля;
Ила Пирсон — жена бывшего хозяина отеля;
Хелен Пирсон — дочь бывшего хозяина отеля;
Раламбу — капитан рыбацкой команды «Джон»;
Мамфо — старшая по хозяйству, жена Раламбу;
Джошуа — сын Раламбу и Мамфо;
Робин Фриз — участник рыбацкой команды «Пол»;
Юджин — комендант;
Симо («Колдун») — старший по рыболовству;
Венди — старшая по кухне;
Янус Орэ — врач;
Катя Лебедева — летчица, племянница Януса Орэ;
Адриан Зибко («Коп») — старший по безопасности;
Энтони Морн («Очкарик») — бывший полицейский-стажер, участник рыбацкой команды «Джон».

Несколько слов от автора

Эту историю я писал под впечатлением от таких научно-технических достижений, как Интернет вещей, искусственный интеллект, дополненная реальность, «умные города» и Big Data.
По жанровой принадлежности я бы отнес «Омега-день» к киберфантастике с элементами постапа и психологического триллера.

Заранее благодарю за любые отклики и желаю приятного чтения!

Текст — под катом.

Глава 8
Расследование

67

4 года 8 месяцев и 4 суток с Омега-дня

Океан был сер и гладок. Вдоль линии прибоя по пустынному пляжу прогуливались Юджин и Симо.
— Я, честно говоря, так и не понял, при чем тут ботинок, — признался Колдун.
— Знать не знаю, — отозвался комендант.
— А было еще что-либо необычное? Ты не обратил внимания?

Юджин задумчиво почесал подбородок:
— Не помню. Кажется, палка на полу валялась.
— Подожди. А второй ботинок был на нем?
— Нет. Он был босой.
— О-о-о! — шлепнул себя по бедру Симо. — Тогда все понятно! А я ведь предупреждал!
— О чем?
— Я тысячу раз говорил: босяком ходить — Гиену манить.
— Не понял, — свел брови Юджин.
Симо остановился и сжал рукой плечо коменданта.

— Подожди, — сказал Колдун. — Сейчас я должен огорчить тебя, Юджи. Зибко был хреновым старшим по безопасности, но он пострадал ни за что. Настало время тебе узнать о самом главном.
Симо разравнял ногой площадку на песке, а затем закрыл глаза, выставил вперед ладони и торжественно продекламировал:

Владыка миров, добрый Лахи Кинтана,
Защиты прошу от ножа и обмана,
Народу даруй урожай и улов,
Будь милостив к нам, а с Гиеной — суров!

— Закрой глаза, Юджи! — потребовал Колдун. — Закрой!
Комендант послушно сомкнул веки. Симо достал из кармана шортов стеклянный пузырек, вырвал зубами пробку и выплеснул бурое содержимое бутылочки коменданту на голову. Юджин вздрогнул и поморщился:
— Что за дерьмо?

С перекошенным от омерзения лицом комендант навел на Симо пистолет-пулемет.
— Тихо Юджи! — поднял руки Колдун. — Так надо! Успокойся. Сам потом будешь мне благодарен. Тише! Надеюсь, Лахи Кинтана простит тебе ошибку с Зибко. А пока я должен рассказать тебе правду.

Симо взял коменданта за локоть и аккуратно повернул его лицом к площадке, которую выровнял на песке подошвой. Колдун присел на корточки и подобрал с песка сухую ветку.
— Сначала был один лишь Лахи Кинтана и ничего кроме него, — нараспев заговорил он. — Но однажды решил он создать мир.

При помощи палочки Колдун начертил на песке окружность. Комендант согнулся в поясе, чтобы увидеть рисунок Симо.
— Однако нельзя создать единицу из нуля, — сказал Симо. — Поэтому, породив наш Мир, прекрасный Мир дня, Лахи Кинтана должен был создать и его противоположность — ужасный Мир ночи. Все, что создано из Ничего, должно в сумме давать Ничего — это закон бытия.
Симо нарисовал на песке еще один кружок.

— Однако Мир ночи и его обитатели были чудовищными, — продолжил Колдун, — а кроме того, в планы Лахи Кинтана входило создание лишь одного мира. Поэтому он сдавил две Вселенных, соединив их в одну, в которой зло и добро перемешаны.
Симо пририсовал к кружкам направленные друг к другу стрелочки, а затем описал вокруг схемы большую окружность и заштриховал ее изнутри.

— Увы, новый мир был далек от идеала, — развел руками Колдун. — И, что самое плохое, в него попала страшная тень Лахи Кинтана из Мира ночи.
Симо опасливо огляделся и пояснил:
— Гиена…
Комендант провел рукой по щеке, стерев с нее каплю бурой жидкости, и брезгливо обнюхал пальцы.

— Не отвлекайся! — обиделся Колдун. — Чтобы защитить жителей нового мира от Гиены, у Лахи Кинтана был лишь один выход — он слился с ней воедино. Так он нейтрализовал Гиену, но, к сожалению, в результате этого он устранился от управления нашим миром.
Симо обвел палочкой нарисованный на песке круг.

— И все было бы хорошо, если бы не жители Объединенного мира, — посетовал Колдун. — Предоставленные сами себе, они предались глупостям и порокам. Эти безответственные создания едва не угробили свою планету. В конце концов, Лахи Кинтана устал наблюдать за своими неразумными порождениями и решил вернуться в наш мир, чтобы навести здесь порядок. И вернулся!
Симо многозначительно обвел рукой небосвод.

— Лахи Кинтана прямо сейчас занят тем, что приводит Землю в порядок, — объяснил Колдун. — Но Гиена, увы, получила свободу. И она хозяйничает здесь, на Алакосо.
Старший по рыболовству ткнул пальцем вверх, указав на Зенитное затемнение:
— Это штука растет, а с ней — и в власть Гиены. Ты должен понять главное, Юджи: Гиена никогда не действует напрямую. Она бьет чужой рукой. Она сбивает с толку, настраивает добрых людей друг против друга. Она запутала тебя и натравила на Зибко. Это стало ее новой победой.
Комендант задумчиво выпятил нижнюю губу.

— Это сильный удар по нам, но еще не все потеряно, — утешил Массажиста Симо. — Мы не позволим Гиене и дальше творить зло на Алакосо и вносить раскол в наши ряды. Пойдем!
Поднявшись с песка, Колдун поспешил к невысоким зарослям, за которыми простиралась восточная оконечность пляжа. Юджин и Симо преодолели зеленый барьер и вышли на ровную песчаную площадку, окруженную гладкими валунами. Из множества камней на песке было выложено изображение птицы, раскинувшей в полете широкие крылья. Над площадкой кружили несколько черных бабочек, время от времени присаживаясь на камни.

— Вот, смотри, — подозвал Юджина Колдун. — Это особое место. Если хочешь, можешь называть его Алтарем.
Комендант двинулся вокруг изображения птицы.
— Еще не все готово, но в ближайшие дни я доведу дело до конца, — заверил Симо. — Только здесь и можно убить Гиену.
— Убить? — насторожился Юджин.
— Да, ты прав, ее нельзя убить, — согласился Колдун. — Но можно убить того, чье тело она захватила. В этом случае у нас появится надежда, что Гиена оставит Алакосо в покое.

Пока комендант разглядывал Алтарь, Симо бормотал свои молитвы.
— Один из нас должен притащить его сюда, — внезапно заявил Колдун. — Чтобы подавить сопротивление, можно нанести ему ранение, например, выстрелить в ногу. Далее придется обездвижить его и положить вот сюда, — Симо указал на овал, выложенный из камней недалеко от «птицы».

Присев на валун, комендант внимательно слушал старшего по рыболовству.
— Шаг следующий, — продолжал Колдун. — Вырезаешь у него глазные яблоки и кладешь вот сюда. Отсекаешь язык и помещаешь сюда. Отрубаешь кисти рук и раскладываешь здесь. Отрубаешь ступни и бросаешь сюда. Вырываешь сердце и закапываешь тут.

Перечисляя необходимые действия, Симо указал соответственно на голову, клюв, крылья, лапы и грудь выложенной из камней птицы.
— Только так, согласно преданиям, можно совладать с Гиеной, — с торжеством проговорил Симо.
Поковыряв в носу, Юджин спросил:
— Кто он? Кого захватила Гиена?
— Ты все правильно понял, — кивнул Симо.

68

Ветер с океана раздувал мою рубашку, как парус. Я сидел на северном берегу Алакосо, в двухстах метрах от лодок и приемочных платформ — общение с кем-либо не входило в мои планы.

Цикличный шорох прибоя и сытый желудок понемногу толкали меня в царство Морфея — я улегся на гальку, подложив руки под затылок. Не желая наблюдать над собой серые разводы Зенитного затемнения, я уже почти сомкнул веки, но все-же успел заметить склонившуюся надо мной фигуру. Находясь в полудреме, я, пожалуй, излишне эмоционально среагировал на внезапное появление Фриза — моя мимолетная паника рассмешила его.

— Привет рабам от свободных граждан Алакосо! — сказал он так громко, что я невольно осмотрелся.
— Не бойтесь, Нобби! Меня никто здесь не увидит, — заверил Фриз.
— Откуда вы знаете?
Робин улыбнулся.

Рыбацкий берег был почти пуст — лишь кто-то из рыбаков сидел возле крайней платформы и колотил по ней молотком. С такого расстояния я не мог разглядеть, кто именно притащился на пляж в неурочный час.
— Это Морн, — сообщил Фриз. — Починяет инфраструктуру.
— Да у вас со зрением дела обстоят намного лучше, чем мне казалось! — удивился я.
— Нет, — помотал головой Робин. — Вы не ошибались в оценке моего зрения.
Фриз задорно подмигнул мне.
Ветер принес с рыбацкого берега стук молотка.

— Старается даже в выходной! — прокомментировал я.
— Заветная мечта любого холопа — стать старшим холопом, — пожал плечами Фриз.
— Это русское слово. Откуда вы его знаете?
В который раз беглец заменил ответ загадочной улыбкой.

— Он бы не принял вашей точки зрения, — кивнул я в сторону платформ. — Он работает на благо общества. Только и всего. В любых условиях он старается замечать хорошее, оставаться оптимистом.
— Да… — усмехнулся Фриз. — Есть такой сорт людей: если их окунут в бочку с дерьмом, они будут утешаться мыслью, что дерьмо полезно для кожи.
— Что ж, может так оно и есть.

Лицо Робина за дни скитаний утратило тонус, беглец был чумаз, будто все это время где-то на Алакосо рыл шахту. На перепачканных футболке и джинсах зияли огромные дыры. Но во взгляде Фриза никак не хотел гаснуть огонек, свойственный нежданно освобожденному узнику.
— Я все еще жду, когда вы к нам присоединитесь, — сказал он.
— Идите в рощу, — снова огляделся я. — Вас могут заметить.
— Не могут. У меня есть время. Симо будет здесь только через две минуты.
— Здесь?!
— Угу. Ему нужна ваша помощь, Нобби. Он пишет романтическое послание в стихах. Но, сказать по правде, поэт из него так себе.

От обилия возникших у меня вопросов я временно утратил дар речи.
— Я хочу сказать, что даже без вашего участия у нас все получится, — вернулся к прежней теме Фриз. — То, что я предлагаю, нужно в большей степени вам, а не мне: это шанс избежать деградации. Быть человеком — почти всегда означает бороться. Да, да, Нобби! Нельзя опускать руки — справедливость часто ходит в маске случайности. Приходите!

Не дожидаясь моего ответа, Фриз направился прочь и вскоре скрылся за деревьями. Лишь покачивающиеся ветви еще некоторое время напоминали о его визите. Из оцепенения меня вывел окрик Симо, прозвучавший за спиной:
— Отшельник! Не подскажешь рифмочку к слову «околдовала»? Только не глагол!

69

Оранжевая лампочка отражалась в каплях, катившихся по щекам Дла-Длы. Толстяк интенсивно дрожал, отчего стул под ним скрипел на весь подвал. Из ноздрей свернутого носа тянулись сосульки кровавых соплей, повисавшие на губах и подбородке.

— Я не знаю, что вы хотите услышать, — всхлипывая, проговорил увалень.
— Что мы хотим от тебя услышать, голубчик? — повторил за ним Симо. — Правду.
— Но я сказал правду! — взвизгнул Дла-Дла.

Колдун стоял перед увальнем с подносом, на котором из камешков было выложено изображение птицы, раскинувшей в полете крылья. Разочарованно вздохнув, Симо сказал:
— Голубчик, ты, похоже, так и не понял до конца, что такое правда.
Колдун указал на седовласого рыбака, который лежал у стены в скрюченной позе:
— Он вот тоже не понял. Но ты не бойся, я тебе сейчас объясню.
Дла-Дла затравленно втянул голову в плечи.
— Скажи, толстячок, — будничным тоном спросил Симо, — сколько человек сейчас в этой комнате?

Несколько раз оглядевшись, Дла-Дла пролепетал:
— Четверо, старший.
— Четверо, старший, — шепеляво передразнил толстяка Симо. — Ты, хрюшечка, наверное, имеешь в виду себя, меня, коменданта и беднягу Тутлу, который, судя по всему, всерьез вознамерился покормить миксин. Я прав?

— Да…
— Итак, нас тут четверо — живых и мертвых. Это твой окончательный ответ?
Колдун поставил поднос на штабель из ящиков и наклонился над Дла-Длой, почти коснувшись носом его лица:
— М-м-м?
Увалень беспомощно хлопал ресницами.

— М-м-м? — с нажимом повторил Симо и расхохотался. — Видишь, ты уже не так уверен в своей правоте, как минутой раньше. Ты чуешь, толстячок, что мы владеем информацией, которая тебе неизвестна. Ты чуешь, что мы знаем правду, о которой ты можешь только догадываться. И, представь себе, мы чувствуем то же самое, пытаясь выяснить у тебя, что произошло на самом деле.

Молниеносным движением Колдун схватил с одного из ящиков громкоговоритель и заорал прямо в лицо Дла-Длы:
— Кто собрал вас у озера? Что вы там делали? Что вы задумали? Какой был план? Сколько вас? Кто ваш главарь?
Толстяк в испуге загородился от Симо руками.

— Не смей жмуриться, свинья! — дал увальню пощечину Колдун. — Зенки жмурить — Гиену голубить!
Симо огрел Дла-Длу громкоговорителем по голове:
— Отвечай, хрюшка!

Толстяк закрыл лицо ладонями и горько заплакал.
Симо трижды ударил Дла-Длу основанием кулака:
— Отвечай! Отвечай! Отвечай!
Но увалень лишь жалобно хныкал.

— Похоже, наш свинтус хочет присоединиться к Тутле, — обратился Симо к коменданту.
— Покажи ему, — велел Юджин, который стоял у стены, скрестив на груди руки.
Кивнув патрону, Симо положил руку на плечо Дла-Длы:
— Ну ладно, хрюшечка, хватит, — ласкового произнес он. — Все. Успокойся.
Взяв толстяка за запястья, Колдун отвел его руки от заплаканного лица. Из рассечения во лбу Дла-Длы струилась кровь.

— Слушай, хрюша, — сказал Симо. — Давай вернемся к подсчету людей в этой комнате. Как ты понял, их на самом деле не четыре. Знаешь, где еще один? Подумай! Я даю тебе время. Давай, давай, выполняй приказ.
Толстяк в который раз оглядел помещение:
— Я не знаю, г… где еще один.
— Я тебе покажу, — смилостивился Симо.

Колдун подошел к большой бочке, из которой поднималась веревка, переброшенная под потолком через балку и привязанная другим концом к обломку ржавой трубы. Юджин в это время схватил Дла-Длу за уши и зафиксировал голову толстяка так, что несчастный не мог отвернуться от бочки.

— Эй, Колдун, — окликнул комендант Симо. — Чего там интересного?
Симо, засмотревшийся в сторону заставленной коробками ниши в стене, опомнился:
— Нет, просто показалось, — улыбнулся он. — Итак…

Владыка миров, добрый Лахи Кинтана,
Защиты прошу от ножа и обмана,
Народу даруй урожай и улов,
Будь милостив к нам, а с Гиеной — суров.

Закончив молитву, Симо схватился за конец веревки и повис на ней всей массой. Балка под потолком заскрежетала, а из бочки, подняв брызги, выскочил раздувшийся, обезображенный труп.

Вместе с водой с тела стекала густая слизь. В болтающемся на веревке синекожем мертвеце с трудом можно было узнать Зибко. Полицейская форма превратилась в лохмотья с огромными дырами, сквозь которые виднелись глубокие раны на теле Копа. Из кровавой плоти торчали серые отростки, похожие на шланги с блестящей лакированной поверхностью. Один такой извивающийся змееподобный отросток, выходил прямо из глазницы Зибко.
Дла-Дла в ужасе начал дергаться и сучить ногами, но крепкие руки Юджина с легкостью удержали толстяка на месте.

— Поздоровайся со старшим по безопасности, Хрюша! — крикнул Симо сквозь панические вопли Дла-Длы. — Ну что, хрюшка, тоже хочешь покормить миксин? Ох и придешься ты им по вкусу! Комендант, тащите, его сюда! Сунем его в бочку вниз башкой!
— Нет! Нет! — взмолился Дла-Дла. — Пожалуйста, я все скажу. Я скажу, кто привел меня к озеру.

Симо и Юджин удовлетворенно засмеялись.
— Ну, говори, малыш, — сказал Симо, продолжая виснуть на веревке. — Мы внимательно тебя слушаем. Кто привел тебя и остальных к Тамунто?
— Я… Я не видел его с рождения, — надрывно проговорил Дла-Дла. — Он дарил мне подарки.
— Кто он? — хором спросили Юджин и Симо.
— Он обещал спасти меня от пятна на небе! — признался толстяк.
— Да кто «он»? Черт возьми! — потерял терпение Колдун.
— Мой отец, — пискнул Дла-Дла.

70

Мой друг Брот, создатель аналитического ситуативизма и высшей логистики, реформатор теории графов, а также просто гений, не мог терпеть насилия в любых его проявлениях. Если бы он стал свидетелем событий, происходивших в подвале отеля на протяжении нескольких дней после смерти Зибко, думаю, психика великого математика сильно бы пострадала.

Рыбак Ив попал на допрос к Юджину и Симо в числе последних, но это не облегчило его участи.
— Вот так! — прокряхтел Колдун, затягивая жгут, обвитый вокруг запястья Ива.
Как обычно рыбак дрожал всем телом, но в этот раз дрожь, судя по всему, вызывал не холод. Как и всех предыдущих гостей подвала, Ива привязали к стулу. Веревка была несколько раз обвита прямо поверх красного платка, в котором рыбак явился на допрос.

Симо показал на руку Ива, перетянутую жгутом:
— Синенькие стали? — спросил он, явно имея в виду ногти Ива. — Это потому что кровообращение нарушено! Ничего, скоро станут черненькими, прямо как остальная кожа.
Колдун погладил Ива по руке, на которой уже вздыбились вены, и добавил:
— Я пойду погуляю. А ты посиди тут и подумай, все ли ты рассказал из того, что интересует нас с комендантом.

— Но старший, я все… — проблеял Ив.
— Подумай, я сказал! — оборвал его Симо.
Напевая что-то себе под нос, Колдун пошел к лестнице, ведущей из подвала на улицу. Взбежав по растрескавшимся бетонным ступеням, Симо замер за секунду до того, как его голова должна была появиться над землей лужайки. Голоса Юджина и Джошуа звучали совсем близко.

— А чем вы там в подвале заняты уже который день? — спросил мальчик.
— Укрепляем фундамент, — объяснил Юджин. — Лучше не лезь. В воздухе цементный порошок. Легкие испортишь.
— А кто там кричал?
— Симо. Уронил на ногу ведро с песком.
— Так ему и надо! — с недобрым смешком воскликнул Джошуа.

— Почему?
— Да так… Не люблю его…
— За что?
— К маме лезет.
— А тебе-то что?
В разговоре коменданта и мальчика повисла пауза.

— Ты не маленький, — сказал Юджин. — Должен понимать: у взрослых — своя жизнь.
— А у меня — своя! — дерзко выпалил мальчик. — И мне не нужен новый отец!
Симо вздохнул и окончательно взошел на лужайку возле отеля. Юджин и Джошуа сидели на скамье недалеко от спуска в подвал. Заметив Симо, они прервали беседу.

— Как там бетон? Готов? — спросил комендант у Колдуна.
— Почти. Нужно несколько минуток, чтобы он дошел до нужной кондиции, — откликнулся Симо.
После безуспешной попытки схватить летевшую мимо черную бабочку Колдун обратился к мальчику:
— Как дела, Джошуа? Поймал хоть одну?
Мальчик надул щеки и отвернулся от Симо.

— Я быстро, — сказал Юджин и, покинув скамью, пошел к ближайшему дереву.
Комендант замер в шаге от ствола, похоже, намереваясь опустошить мочевой пузырь. Симо воспользовался возможностью и сел на скамью рядом с Джошуа.
— Я глубоко уважал Раламбу и люблю твою мать, — сказал Симо, потупившись. — Ей и тебе я могу быть опорой в Юном мире. Я смогу защитить вас от Гиены.
Колдун с надеждой взглянул на мальчика, но тот лишь сильнее насупился. Неожиданно Джошуа поднял руку и, щелкнув пальцами, крикнул:
— Ап!

В следующую секунду лица Джошуа и Колдуна озарила небесная вспышка. Симо несколько раз переводил взгляд с неба на мальчика и обратно.
— Его привел кот, — промолвил Джошуа, сорвался со своего места и без оглядки умчался за угол.
Симо просидел в оцепенении целую минуту, пока к скамье не вернулся Юджин.

— Нашел подход? — справился комендант.
— Какой там, — махнул рукой Симо.
— Нас ждет цемент.

Юджин и Симо спустились в подвал. Завидев их, Ив испуганно заерзал на скрипучем стуле.
— Ну что, дружочек, — обратился к рыбаку Колдун, — кто приказал тебе прийти к Тамунто позапрошлым вечером?
— Кот! — с готовностью ответил Ив. — Это был мой кот!

______________________________________________________________________________

Друзья! Всех, кого не оставила равнодушными эта история (искренне надеюсь, что такие существуют), я приглашаю в группу VK, посвященную «Среде». Если вы захотите в теплой, неформальной обстановке обсудить последние события на Алакосо или у вас появились вопросы по содержанию романа — милости прошу! Кроме того, буду благодарен за указания на орфографические ашыпки, а также за конструктивную (как, впрочем, и деструктивную) критику. В группе я буду публиковать не только анонсы новых глав, но и различные заметки, касающиеся работы над книгой. Не обойдется и без сюрпризов (но это не точно).

Короче говоря, добро пожаловать!

Автор: alex_kudrin

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля