«Ген Химеры». Глава 19

в 18:14, , рубрики: Автор, антиутопия, биопанк, Киберпанк, книга, мир будущего, научная фантастика, постапокалипсис, романтика, фантастика, Читальный зал, чтиво

Добрый вечер, уважаемые читатели! Делюсь с вами следующей главой. Благодарю за вашу поддержку и дельные советы! Как всегда буду рада любым отзывам и конструктивной критике здесь или в моей группе. Приятного чтения:)

«Ген Химеры». Глава 19 - 1

О чем книга?

Иной мир. Иное будущее человечества. Общество, где все люди жестко поделены на Первый и Второй социальный класс в зависимости от возраста. Двое, которые решили, что смогут быть вместе, несмотря на все законы. И жестокая расплата за их амбиции:)

Жанр

Для меня это, в первую очередь, фантастика с элементами киберпанка, биопанка, антиутопии и постапокалипсиса.

Выход глав

Каждый вторник и пятницу.


— Если мы хотим идти, надо поторопиться, — сказал Юкка. — Завтрак заканчивается, сейчас все разбредутся по аудиториям. На нас никто не обратит внимания.
Парень, похоже, и сам загорелся этой смелой идеей. Ему хотелось испытать свою одаренность в деле, принести хоть какую-то пользу. Наверняка в своей прошлой жизни этот конопатый, застенчивый тип не пользовался популярностью у сверстников, но здесь, на Острове, он мог все начать с нуля. Опрокинув стакан с соком, словно стопку, Юкка взволнованное потер вспотевшие руки.

— Совсем забыл сказать, — куда-то в пустоту сказал Томас, легонько стукнув по столу ладонью. — Если наш новый друг проболтается кому-то об этой авантюре, он будет слышать в своей голове не только крики, но и мой чарующий голос. Я буду напоминать ему о том, как он был неправ. Днем и ночью, семь дней в неделю.
— Я-я никому не скажу, клянусь, — жалобно выдавил из себя Юкка. Энтузиазм его вмиг погас.
— Не сомневаюсь, — губы Томаса на секунду растянулись в холодной улыбке. — Идемте.

Путь вперед не занял много времени. Троица быстро миновала знакомые коридоры, где им навстречу попадались редкие, спешащие на занятия студенты. В научном секторе народу тоже было немного: Томас сухо поздоровался с группой профессоров, обсуждающих что-то по работе. На Юкку и Сати внимания они не обратили.

Дальше начались бесконечные коридоры с налетом разрухи и нечистот, хорошо знакомые Сати по вылазке в архив. Вот только здесь, на нижних этажах было холодно, отталкивающе пахло медикаментами и канализацией.
Юкка показывал путь очень уверенно, и лишь иногда на развилке замирал на несколько секунд.

— Она все еще кричит? — тихо спросила Сати.
— Нет, — ответил парень. — Но я настроился на ее тональность и теперь могу улавливать даже незначительные звуки, которые она издает.

Должно быть, это как слышать чей-то голос в большой толпе: слух выдергивает его из общего гула, концентрируется на одном из нескольких сотен голосов.
Спустя еще несколько поворотов, Юкка наконец остановился.

— Она там, — уверенно сказал он. — За этой дверью.
— Ты уверен?
— Да, я слышу, как бьется ее сердце.

Сати пристально посмотрела на Томаса, и тот послушно приложил к замку пластиковую карточку пропуска.
Однако за дверью их ждал сюрприз. “Бившееся сердце” принадлежало вовсе не маленькой девочке, а большому охраннику, что сидел за монитором.
— Кто вы такие, мать вашу?! — без церемоний рявкнул он, поднимаясь со стула. Ясно было, что посторонним здесь не место.
— Сядь и занимайся своим делом! — выпалил Томас с побелевшим лицом.

Сати и Юкка в ужасе посмотрели на охранника, ожидая, что сейчас он размажет Томаса по стенке, но тот как ни в чем не бывало опустился на свое место.

— Как ты это сделал? — Сати изумленно взглянула на одаренного.
— Без понятия, — Томас осторожно подошел к охраннику и пощелкал пальцами перед его носом. Но тот смотрел в монитор сквозь его руку, словно секунду назад никто и не заходил в комнату.
— Он словно под гипнозом, — сказала Сати. — Ты раньше так делал?
— Даже не пробовал, — ответил Томас. — Должно быть, я воздействовал на него на психическом уровне. Он воспринял мои слова, как приказ.
Юкка все еще стоял у дверей, не решаясь пройти дальше.

— Для нас же лучше. Смотрите, — Сати подошла к прямоугольному окну во всю стену. За ним виднелась белая комната овальной формы, по центру которой стояло что-то вроде небольшого ящика.

Вдруг дверь с той стороны открылась, и в овальную комнату вошла пожилая женщина с подносом в руках. Сати, Юкка и Томас разом присели: окно, за которым они стояли, находилось как раз напротив нее.

— Сарасти, милая, ты должна немножко поесть, — слышимость была очень плохая, но различить теплые заботливые нотки в голосе женщины было нетрудно.
Сати высунула макушку, и чуть не закричала от ужаса. Дама стояла прямо напротив нее! Их разделяли какие-то жалкие сантиметры, но секунды шли и, ничего не происходило.
— Одностороннее зеркало, — шепнула Сати. — Она не увидит нас.

Томас и Юкка медленно показались из своего укрытия.
Женщина несколько раз улыбнулась, словно примеряя улыбку на свое лицо. У нее были седые волосы, забранные в пучок и элегантное темно-синее платье ниже колен.
— Это Эвридика, — уверенно сказал Томас.
Да уж, его невозможно было перехитрить даже кардинальной сменой образа.
Тем временем женщина присела рядом с ящиком и поставила поднос на пол.

— Сарасти, — ласково позвала она. Тут из ящика показалась худая, бледная рука с длинными грязными ногтями. Схватив яблоко, конечность утащила ее в свою конуру.
— Вот молодец, хорошая девочка, — похвалила Эвридика, не переставая улыбаться. Вместо ответа из укрытия послышались утробные звуки и громкое чавканье.
— Жуть какая, — прокомментировал Юкка, во все глаза следя за происходящим.

Рука потянулась было за новой порцией, но Эвридика осторожно отодвинула поднос чуть дальше.
— Может быть, ты выйдешь, и мы поговорим?
Послышался недовольный рык.
— У меня есть десерт для тебя, — продолжала Эвридика, следя за тем, чтобы ее тон был максимально дружелюбным — Ты ведь любишь пирожные?
Ответа не было.
— Сарасти, мне очень нужно, чтобы ты вышла, — в голосе женщины послышались умоляющие нотки.

Очень медленно, шаг за шагом, существо показалось из ящика. На вид это была девочка лет одиннадцати-двенадцати, светловолосая, бледнокожая. Ее волосы были когда-то подстрижены в аккуратное каре, но торчали во все стороны грязными и спутанными патлами.
Стройное тельце девочки выглядело изможденным: должно быть, она долгое время провела в неволе. Из одежды на Сарасти были только светлые трусы, такие же грязные и неопрятные, как и все тело, а на глазах — темная, непроницаемая повязка.

Да, она выглядела как человек, но ее жесты и движения были пугающими. Она двигалась, как обезьянка, опираясь на все четыре конечности. Замирала в жутких и неудобных позах, то пытаясь почесать пяткой себе за ухом, то укусить себя за локоть. И все это время ее лицо жило своей жизнью: рот то скалился, то растягивался в безмолвном крике, нос все время морщился, принюхиваясь, а язык то вываливался изо рта, то пытался достать до носа.

— Она безумна, — заключил Томас.
— Ты можешь прочесть ее мысли? — Сати не могла оторвать взгляда от девочки.
— Слишком хаотичные, — Томас нахмурился и потряс головой. — Даже пытаться не буду лезть в ее больную голову.
А Сарасти тем временем уже полностью вылезла из ящика и теперь остервенело вгрызалась в шоколадный кекс.
— Ты ведь поможешь нам, дорогая? — осторожно продолжала Эвридика, гладя ее по голове. — Ты очень нужна нам. Мне, Роланду…

Услышав имя “Роланд”, Сарасти отреагировала незамедлительно. Молниеносным движением она запустила кекс в лицо Эвридики. Та зажмурилась, смахивая крошки, а девчонка, воспользовавшись моментом, лягнула ее пяткой прямо в нос.
В этот момент в овальную комнату вошли еще двое. Троица вновь инстинктивно пригнулась, забыв, что их невозможно увидеть.
Это были Роланд Грейси и Дана Хатт, неразлучная парочка.

— Жалкое зрелище, — прокомментировал Роланд, — Моя лучшая сотрудница не может справиться с девчонкой.
Эвридика с трудом поднялась с пола, держась за стену. Из носа у нее шла кровь, а в глазах блестели слезы.
— Иди приведи себя в порядок, — велел Грейси. — И забери это отсюда.
Эвридика поспешно собрала остатки еды на поднос ушла.

— И почему ты такая строптивая? — Роланд обращался уже к Сарасти. Та нахмурилась и зашипела, словно затравленный зверек. Повнимательнее посмотрев на ее тело, Сати заметила следы побоев: должно быть, встречи с Роландом были далеко не такими дружелюбными, как с Эвридикой.
— Может расскажешь, — президент взял деревянную палку, которую ему протянула Дана. — Как слепая девочка может быть такой шустрой?
Сарасти попятилась было обратно к ящику, но Роланд коротко ударил ее по спине.

— Ты вырезала целую бригаду санитаров, пока тебя везли в психушку, — снова резкий удар, на этот раз ниже, по почкам. — Прирожденная убийца, наделенная звериным чутьем. Представляешь, какую силу ты получишь, если будешь работать со мной?

Не так приглашают на работу, ох не так. Сати, Юкка и Томас замерли перед стеклом, не в силах пошевелиться. Вдруг Том резко прижал ладони к вискам, словно голова его взорвалась от боли.

— Что с тобой?
— Он делал с ней столько ужасного, — прошептал Томас, отворачиваясь от окна. Неизвестно что он прочел в мыслях Сарасти, но Сати была готова поверить ему на слово.

— Все, что тебе нужно — добровольно отдать свою душу, — продолжал Роланд, пресекая все попытки Сарасти залезть обратно в свое убежище. — Тогда больше никто и никогда не посмеет тебя обидеть.

Но у девочки была своя правда. Человек с палкой угрожал ей, бил ее, и она ждала лишь того самого момента, когда сможет атаковать. И такой момент нашелся.
Стоило Роланду на миг отвлечься, как Сарасти вцепилась в его ногу мертвой хваткой, словно какой-нибудь питбуль.
— Ах ты, мелкая сучка! — заорал он, отбиваясь палкой.

Под его натиском Сарасти быстро сдалась, но президент и не думал останавливаться. Он бил ее с расчетливостью профессионального палача, целясь в самые уязвимые части тела. Дана Хатт стояла рядом с холодной полуулыбкой, а ее рука небрежно лежала на рукояти электрошокера.

Сарасти визжала и рычала от боли и ненависти, словно волчонок. Белая комната перепачкалась ее кровью, а багровое лицо Роланда уже взмокло от усердия.
— Она больше не может защищаться, — прошептала Сати, не отрывая глаз от маленькой фигурки, что обессиленно корчилась на полу.

А рядом Юкка упал в обморок: наушники не спасли его на таком близком расстоянии от источника звука.

— Сати, не смотри, пожалуйста, не смотри, — взмолился Томас, пытаясь закрыть ее глаза своими руками.
— Он заплатит за это, — прошептала она сквозь зубы.

В этот момент Сарасти повернула голову к окну. Повязка съехала с ее глаз, обнажая красные прорези, лишенные глазных яблок, но Сати могла поклясться, что она смотрит прямо на нее.
Это длилось всего секунду, прежде чем Роланд не вырубил ее точным ударом в затылок. Бросив дубинку, он мрачно посмотрел на свое отражение в стекле.

— Не люблю обижать маленьких девочек, — он вытер свое вспотевшее лицо шарфом.
— Просто обожаешь, — с акцентом ответила Дана, рассматривая лежащее на полу тельце. — Ты выбил ей зубы.
— Я бы еще и ногти ей выдрал, — бросил он. — Пойдем отсюда.

Они ушли, а двое санитаров поспешно утащили Сарасти, даже не удосужившись положить на носилки.
— Нам пора уходить, — сказал Томас.

***

Обратно они почти бежали. Томас взвалил отключившегося Юкку к себе на плечи, словно рюкзак.
— Надеюсь, его слух не сильно пострадал, — сказал он.
Сати ничего не ответила. Ее лицо было белым, словно мел, а губы плотно сжаты. И лишь глаза выражали смесь ненависти и отвращения.

— Лучше всего нам сейчас вернуться к своим делам, — Томас выгрузил тело Юкки на одно из кресел в главном холле. — А его я к врачам отнесу, вот только подкорректирую немного воспоминания.
Сати молча села рядом.

— Ты как? — Томас внимательно взглянул ей в глаза. — Если хочешь все забыть, я могу это устроить…
— Не смей, — тряхнула головой девушка и добавила, — Я хочу убить его.
— Ну-ну-ну, — Томас оглянулся по сторонам. — Видела, что бывает с теми, кто говорит Роланду “нет”?
— Тебе проще смириться? — часть гнева Сати перебросилась и на Томаса.
— А что ты предлагаешь? — уже громче произнес парень. — Ты предложила отыскать эту Сарасти, и посмотри, что теперь? Пацан в отключке, и непонятно теперь, сможет он слышать или нет.

Сати промолчала: Томас был прав.
— Нам нужно поговорить с Эвридикой, — наконец сказала она.

***

— Расслабься, но глаза не закрывай, — велел Захария Ойтушу, а затем кивнул медсестре. — Давай, Зои.
Молодая девушка в белом халате воткнула длинную толстую иглу куда-то в область левого уха Ойтуша. Точнее он сказать не мог — заморозка работала на славу.
— Чуть глубже, — направил Захария, сверяясь с изображением на мониторе. — Так хорошо. Все, теперь извлекай зонд.

Пиратский микропроцессор был успешно установлен. После того как Захария проверил его рефлексы, Ойтушу было разрешено присесть на кровати.

— Запоминай, потому что от этого зависит твоя жизнь, — вкрадчиво произнес мальчик. — Зои установила в тебя генератор альфа-волн. У каждого человека они уникальны, и все же эти были сгенерированы искусственно.
— Тобой? — уточнил Ойтуш.
— Не перебивай, пожалуйста, — Захария был собран как никогда.
— При встрече со сканирующим дроном в Метрополе, он в первую очередь проверит, нет ли тебя в черном списке, куда попадают преступники и враги государства, — продолжал он. — И только потом отправит запрос на подтверждение личности в главный архив протектория. Ответ поступит в течение суток.
— То есть на все про все у меня будут сутки? — уточнил Ойтуш, ощупывая место прокола, аккуратно заклеенное пластырем.
— У всех вас будут только сутки, — поправил Захария. — Как только информация по запросу дрона не будет обнаружена, все двери закроются за тобой, словно капкан.

— Но не все так просто, верно? — Ойтуш знал, что без подвоха не обойдется.
— Разумеется, — сказал мальчик. — Ровно через двадцать четыре часа после активации, чип самоуничтожится. Это наша подстраховка, на случай если вас поймают.
— Взорвется?
— Нет. В нем заложена химическая начинка. Она разъест устройство, а вместе с ним и твой мозг. Это будет быстрая смерть.
— Класс, спасибо, — нервно усмехнулся Ойтуш. — И как же меня теперь зовут?
— По легенде, теперь ты Терри Сэнков, вместе с семьей идешь навещать коллегу, который угодил в психушку.
— Как мило. А что за семья? Вроде бы я иду с Торой?
— Карен попросилась с вами, — сказал Захария. — По легенде она твоя жена, а Тора племянник того типа, которого вы якобы идете навещать.

Ойтуш едва не начал плеваться. Вот еще! Эта выскочка напросилась в его команду! Да еще и в качестве подставной жены.
Он встал и начал одеваться в специально подготовленную для него одежду типичного офисного работника Метрополя. Рядом лежали часы с таймером обратного отсчета. Их он пока активировать не стал.

— А были те, кто не успевал вернуться? — спросил Ойтуш, но вместо Захри ему ответил раскатистый голос Айзека.
— Да. Был один ловкач, что напился в хлам и снял проститутку. Скончался прямо в постели.

Ойтуша невольно передернуло, но не от поучительной истории, а от тона, с которым она была преподнесена. Айзек чувствовал, что он что-то затевает.

— Захария, проверь еще раз чипы Гравано и Ситиса, — велел киборг.

Айзек и Ойтуш остались вдвоем в медбоксе.
— Водички не желаешь? — с любезной улыбкой сказал киборг и протянул ему фляжку.

Едва Ойтуш потянулся к ней, как Айзек с силой сжал свою механическую конечность, уничтожая флягу, словно кусок фольги.
— Я сделаю это с твоей головой, если отлучишься куда-то помимо психушки, — лязгнув механической челюстью, произнес он.
— Отличное шоу, я все уяснил, — сказал Ойтуш, на всякий случай делая шаг в сторону.
— Никаких самоволок, понятно? Это приказ. Операция и так опасная, не хватало мне еще и волноваться за всяких желторотых птенцов.
— Тогда зачем отправляешь меня туда? — огрызнулся Ойтуш, испепеляя Айзека взглядом.
— Затем, что быстрее научишься, солдат, — сквозь зубы прошипел главнокомандующий, хлопая его по плечу чуть сильнее, чем обычно.

Сказав это, он ушел, а Ойтуш сжал кулаки от злости. Разумеется, он запланировал поиски Сати, и сделает это даже под угрозой исключения из офицерского состава. Да, Айзек сказал, что она на Острове, но где доказательства? Он ничегошеньки не знает, ведь если бы знал, то давно рассказал бы ему.

Послышались чьи-то быстрые шаги, а затем брезентовая дверь палатки снова распахнулась. Ойтуш решил, что убьет очередного посетителя, но при виде счастливой Карен, он просто остолбенел.

— Я иду с вами, — светясь от счастья, сказала она. — Ты рад?
— Уже знаю. Нет, не рад.
— С Протоном идет Эвелин, так будет лучше, — проигнорировав его ответ, продолжала она.
— Айзек послал тебя присматривать за мной? — мрачно спросил Ойтуш.
— Не знала, что за тобой надо присматривать, — усмехнулась Карен. — В любом случае быть в вашей команде — полностью моя инициатива, и Айзек ее поддержал.

— А быть по легенде моей женой — тоже твоя инициатива? — едко поинтересовался Ойтуш.
— Ну, на родственников мы не похожи, — сказала Карен и добавила, — Только не вздумай приставать ко мне!
Ойтуш фыркнул и горестно покачал головой.
— Не беспокойся, — наконец выдавил он из себя.

Через пятнадцать минут они уже сидели в джипе, а Айзек давал последние указания.

— Вы уезжаете последними. Команды Рейли и Ситиса уже на месте, — сказал киборг и взглянул на Карен. — Тебя я назначаю ответственной. Следите за таймерами, и все будет хорошо.
— Окей, Айзек, — кивнула девушка и взяла передатчик из его рук.

“Теперь она еще и ответственная”, — горько подумал Ойтуш.

Айзек на секунду замолк, а потом произнес:
— Матиас только что активировал ваши чипы. Запускайте таймеры.
Все трое практически одновременно нажали на кнопки наручных часов.
“23:59:49”. Времени было еще предостаточно.

— Ну все, увидимся завтра! — Айзек махнул своей огромной лапищей и скрылся в темноте. Ойтуш подумал, каково это — отпускать семерых своих офицеров в Метрополь под угрозой смерти. Нервничает, должно быть.
А джип между тем уже катил по рельсам, оставляя станцию все дальше и дальше.

Продолжение уже в эту пятницу...)

Вернуться к предыдущей главе --> Глава 18

Автор: Masha_Kramkova

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля