Школа инвестиций: Обучение эффективным инвестициям в стартапы

в 8:50, , рубрики: венчурные инвестиции, инвестиции в стартапы, Развитие стартапа, управление проектами, финансы в IT

Школа инвестиций: Обучение эффективным инвестициям в стартапы - 1

Очень скоро в рамках образовательной программы #tceh_edu стартует новый курс – «Школа инвестиций». Курс проводится совместно с Акселератором ФРИИ и инвестиционной командой Фонда и предназначен для потенциальных инвесторов, бизнес-ангелов и тех, кому интересна теория и (самое важное) практика венчурных инвестиций.

В программу входят не только семинары, но и полевая работа с портфельными проектами Акселератора ФРИИ, а также возможность поучаствовать в инвестировании портфельных проектов ФРИИ на специальных условиях.

Чтобы разобраться с тем, кто такой современный венчурный инвестор, что он должен знать и что может дать проекту, как относиться к венчурным инвестициям в период кризиса и зачем нужно формировать российское сообщество стартапов и инвесторов, мы побеседовали с лекторами курса:

  • Ильей Королевым – инвестиционным менеджером ФРИИ, инвестирующим в мобильные и интернет-проекты от лица Фонда;
  • Сергеем Негодяевым – руководителем инвестиционного портфеля ФРИИ;
  • и Максимом Чеботаревым – руководителем клуба инвесторов ФРИИ, занимающимся вопросами ангельских инвестиций в России.

Как выглядит современный венчурный инвестор? Правда ли, что чтобы инвестировать в ИТ-стартапы, надо либо работать в венчурном фонде, либо представлять крупную корпорацию или, в крайнем случае, обладать многомиллионными капиталами?

Илья Королев: Не существует единого портрета современного венчурного инвестора. Очень много зависит от инвестиционных целей и стратегии инвестора, а также степени толерантности к риску. Я буду говорить в большей части про инвестиции на ранней стадии. Необязательно работать в венчурном фонде или корпорации, чтобы инвестировать в стартапы, но иметь достаточный запас денежных средств для финансирования в компании на ранней стадии, где риск и потенциальная доходность высоки, очень желательно.

Надо, как говориться, быть в «теме», то есть либо инвестировать в сферы, в которых имеется достаточно серьезная экспертиза, либо иметь легкий доступ к подобной экспертизе. Еще желательно делать со-инвестиции с синдикатами бизнес-ангелов, разделяя риски, либо со-инвестировать с венчурными фондами, так как у них большой pipeline и возможность привлечь более качественные компании гораздо больше.

Если говорить про инвестиции в ИТ, то хочется видеть больше бизнес-ангелов из предпринимателей, сделавших удачные выходы из технологических компаний, а не менеджеров нефтяных компаний, у которых сформировался свободный капитал для инвестиций, так как в инвесторе ценятся не только или не столько деньги, а дополнительные возможности развития, доступ к сети профильных контактов и экспертиза рынка, на котором работает компания.

Сергей Негодяев: Здесь очень важно понимать, что стартапы и инвесторы бывают очень разные. Современный профессиональный инвестор сегодня – это, как правило, организация, в которой работают люди с финансовым, консалтинговым и ИТ-опытом.

Ангелы – это, в первую очередь, физические лица, которые обладают капиталом, достаточным для инвестирования. Как правило, у таких людей есть от 5 до 30 млн. рублей накоплений, часть из которых они готовы потерять.

Ангелы могут собираться в клубы или отдавать деньги профессиональным управляющим. Сейчас заметна определенная тенденция на консолидацию маленьких игроков в объединения, инвестиционная мощность которых выше.

Максим Чеботарев: Современный венчурный инвестор в России и мире – это, пока что, несколько разные люди. В России это, так или иначе, люди, связанные с технологическим рынком или с бизнесом ИТ-компаний. В мире инвесторы ранних стадий (бизнес-ангелы) – это люди самых разных профессий от зубных врачей до университетских профессоров.

Ну и соответственно, как можно сделать вывод: для того, чтобы стать настоящим инвестором стартапа, не нужно обладать какими-то секретными знаниями или огромными капиталами. В Кремниевой Долине бизнес-ангел – это тот, кто инвестирует от 100 тысяч долларов в год (это примерно, но близко к реальности) и делает это в синдикатах с другими инвесторами. В России, благодаря тому, что ресурсы можно расходовать более оптимально, бизнес-ангелом можно назвать человека, который в год инвестирует от 1 миллиона рублей.

Школа инвестиций: Обучение эффективным инвестициям в стартапы - 2

Что для инвестора более приоритетно: глубокое (с технологической точки зрения) понимание отрасли, в которую он инвестирует, или знание бизнес-процессов, экономической конъюнктуры, soft skills?

Илья Королев: Технологическая или рыночная экспертиза крайне важна при инвестировании. Знание методологии, умнее работать с компаниями, которые на ранней стадии не исполняют план, а все еще находятся в поиске бизнес-модели, является большим плюсом. Инвестор – это не денежный мешок, азартный игрок или сторонний наблюдатель, он, в первую очередь – партнер, который разделяет видение компании и помогает системно его реализовывать.

Сергей Негодяев: Как правило, для инвестора важно все. Без понимания отрасли, в которой он работает, будет сложно привлечь партнеров и клиентов. Без знания бизнес-процессов невозможно строить и развивать компанию и управлять ей, хотя всегда можно нанять операционного руководителя. Без soft skills сложно нормально взаимодействовать с партнерами. Инвестор должен обладать всеми этими навыками для эффективной работы.

Максим Чеботарев: Самое главное, что должно быть в бизнес-ангеле – это набор различных компетенций и связей, которых нет у технологического стартапа. На ранних стадиях деньги инвестора намного менее важны, чем те возможности, которые он может принести. Соответственно, важно и понимание отрасли и связи в ней.

Очевидно, что не каждый обладает такими связями и знаниями, и именно для этих людей существуют различные клубы бизнес-ангелов и объединения инвесторов (так называемые синдикаты). В рамках синдиката всегда есть один лидер, который его собирает, это профессиональный бизнес-ангел с максимальными компетенциями, и есть остальные инвесторы, которые могут к нему присоединиться.

Можно ли рассматривать венчурные инвестиции как «рабочий» инструмент своего инвестиционного портфеля наряду с акциями компаний и другими финансовыми инструментами? Нужны ли такие высокорисковые инвестиции в период кризиса?

Илья Королев: Как и любая деятельность, инвестиции приносят плоды только от системного подхода. Можно надеяться, что одна инвестиция принесет миллиарды, но вероятность данного события по статистике стремится к нулю. В данном случае очень большое значение имеет качество компаний на входе в воронку (pipeline), количество компаний в портфеле и знание индустрии.

Кризис – это время возможностей: оценки компаний ниже, могут сработать бизнес-модели, которые при быстрорастущем рынке имеют меньше шансов, компании начинают думать про бизнес, а не про «накачку» стоимости ростом неключевых показателей.

Сергей Негодяев: Боюсь, что нет. История показывает, что для того, чтобы вырасти, проекту на ранней стадии нужно прилагать очень много усилий, причем как с точки зрения команды, так и с позиции инвестора. Если инвестор не будет заниматься проектами, то очень сильно рискует потерять вложенные инвестиции.

Нужны ли венчурные инвестиции в период кризиса? Конечно! Сейчас на рынке сокращается количество доступного для проекта капитала, особенно на ранних стадиях. Если сейчас на рынке появляется новый игрок с деньгами, то он может рассчитывать на очень хорошие условия по инвестированию в венчурные проекты.

Максим Чеботарев: Мировая статистика уже говорит, что можно, так как венчурные инвестиции дают более высокий процент, чем банковские вклады в развивающихся странах. Но тут надо понимать, что вероятность быть успешным все же меньше, чем вероятность потерять свои деньги. Статистика говорит, что на своих первых десяти инвестициях бизнес-ангел учится, и лишь потом начинает зарабатывать.

В период кризиса вложения в технологические стартапы – один из лучших способов вложения денег. Если грамотно подойти к отбору портфельных компаний сейчас, окажется, что время выхода и продажи своей доли совпадет с моментом высшего положения рынка, когда цена и мультипликаторы максимальны. Ни один кризис не может быть вечным, тем более в одной из крупнейших экономик мира – России.

Школа инвестиций: Обучение эффективным инвестициям в стартапы - 3

Может (и должна ли) формироваться «общая культура венчурного инвестирования»?

Илья Королев: Кончено может и должна. Например, при инвестировании на ранней стадии ни в коем случае не стоит забирать больше 10-20%, у основателей должно оставаться достаточно мотивации развивать собственный бизнес через еще 3-4 раунда.

С другой стороны, вкладывать сразу много денег тоже не стоит, так как ограниченность ресурсов и уровень неопределенности заставляют предпринимателей выходить из зоны комфорта при поиске работоспособной бизнес-модели. Денег должно быть достаточно, чтобы покрыть расходы на 3-6 месяцев (при ангельском раунде или pre-seed).

С одной стороны необходимо, чтобы все участники рынка понимали общие правила игры (как, с кем и в кого инвестировать, на каких условиях), с другой стороны нужна инфраструктура (право, институты развития и так далее).

Сергей Негодяев: Я не очень понимаю, что такое венчурная культура. Было бы правильно, наверное, говорить об образованности участников экосистемы. Проектам надо лучше разбираться в том, зачем и как инвесторы финансируют проекты. Сейчас очень часто приходящие проекты не разбираются не то что в том, что надо инвестору, но и в своем бизнесе.

Нужно повышать уровень профессионализма фаундеров, которые более технологично смогут подходить к целеполаганию, формированию продаж, процессов. Сейчас все фаундеры говорят о привлечению раундов, и никто не говорит о выручке и денежных потоках. Вот над этим надо работать.

Максим Чеботарев: Безусловно, и может, и должна. Культура создает красивые сделки и хорошие истории, которые мотивируют предпринимателей не бояться брать деньги у бизнес-ангелов, а бизнес-ангелов – давать деньги предпринимателям. Важно, чтобы и стартап, и инвестор понимали свои обязанности и серьезно подходили и к процессу структурирования сделки, и к дальнейшей работе.

Общая культура – это не только какие-то неформальные вещи, вроде ожиданий друг от друга у участников сделки, но и, например, различные важные формальные детали: как правильно структурировать сделку, как подходить к выбору и формированию портфеля, что можно требовать у предпринимателя, а что – не стоит.

Инвестиционные деньги иногда сравнивают с очень дорогим кредитом – а что помимо денег может привнести инвестор в стартап?

Илья Королев: С точки зрения денег, действительно, инвестиции являются самим дорогим источником финансирования, но здесь важны не только и не столько деньги, сколько дополнительные возможности для роста, сеть контактов как среди потенциальных партнеров и покупателей, так и среди возможных последующих инвесторов, экспертиза и компетенции, которые может привнести инвестор, а также, возможно, и инфраструктура, которую он может предоставить.

Сергей Негодяев: Основное, что приносит правильный инвестор – это не деньги, а компетенции и партнеры. Компетенции помогают избежать основных ошибок, выбрать верные направления развития и привлечь клиентов и партнеров.

Насколько для развития проектов важно формировать локальное сообщество стартапов/инвесторов? Насколько у нас в России такое взаимодействие развито? Какую роль в процессе его развития играет ФРИИ?

Максим Чеботарев: Всего на всю страну многие эксперты говорят о 100 настоящих бизнес-ангелах, которые постоянно мониторят стартапы и инвестируют в них. Для огромной страны это – исчезающе малое количество бизнес-ангелов. И, соответственно, формировать сообщество необходимо. Мировая практика показывает, что лучше всего инвесторы вкладывают деньги и время в стартапы, которые находятся недалеко от них.

Сергей Негодяев: Локальное сообщество резко повышает эффективность экосистемы, так как формируются площадки, где проекты начинают взаимодействовать друг с другом. Проекты начинают делиться опытом, помогать друг другу и органично эволюционировать. Инвесторам проще работать с экосистемой, так как в ней действует большое количество проектов, что снижает расходы на их поиск.

В России подобное взаимодействие активно развивается. Формируются площадки, где общаются и развиваются проекты, строятся технопарки, запускаются акселераторы. Эти площадки постоянно привлекают инвесторов.

ФРИИ и московский акселератор ФРИИ являются по количеству проектов самой большой площадкой в России. Нами собраны огромные базы проектов и партнеров, наработаны практики по успешному развитию и постоянно проводятся отраслевые мероприятия, что положительно влияет на качество инвестиционных проектов.

Нам остается лишь добавить, что «Школа инвестиций» начнется 18 июня. Заполнить заявку и узнать подробности о программе и лекторах курса можно здесь.

Автор: frii_fond

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля