Как большая ложь помогает стартапам выжить

в 15:03, , рубрики: аналитика, инвестиции, кейсы, колонка, Нам пишут, перевод, советы, Стратегия, метки: , , , , , , ,

Оригинальная статья. Перевод Interwev Pro.

***

Стартап несет значительные финансовые потери, а венчурные фонды так и не согласовали условия вливания капитала. Тотализатор смерти отсчитывает время, остаются недели, затем — дни. Основатели, чей уровень стресса поднимается до заоблачных высот, продолжают продавать свою компанию всем подряд, будь то инвесторы, сотрудники, потенциальные сотрудники или клиенты.

Их выбор невелик. Финансирование зависит от роста, но рост может произойти, только если никто не понимает ситуацию с финансированием. Основателям приходится лгать, что все в порядке, что продукт готовится к запуску (хотя инженера, который будет работать над продуктом, еще требуется нанять), что заработная плата будет начисляться (хотя денег венчурного фонда даже не видно на горизонте).

Ложь является необходимостью и обыденной составляющей для основателя, своеобразной «смазкой», которая поддерживает работу «механизма» стартапа. Конечно, никто ее так не называет. Вместо этого, желая сделать концепцию лжи более привлекательной, используются фразы типа «проворачивать дела» или «притворяться, пока это не станет правдой». «Управление информацией» с давних пор являлось одним из самых важных навыков, необходимых основателю для успеха и эти смягченные выражения, по сути, в повседневном поведении ничего не меняют.

Но времена меняются и люди становятся более опытными в сфере стартапов. Они знают какие вопросы задавать и не боятся настойчиво искать на них ответы. А значит, некоторые ключевые мифы об успехе в Кремниевой долине находятся под угрозой. Нам требуется новый прозрачный подход к информации, но мы также должны понимать, что стартапы по определению своему являются делом рискованным, а значит нужно принимать сопутствующую ложь.

«Пузырь» неведения

Стартапы существуют на смеси неведения и амнезии, что невероятно важно для проведения экспериментов. Большая часть стартапов терпит неудачу. Подавляющее большинство сотрудников стартапов никогда не реализуют свои опционы, не говоря уже о том, что станут миллионерами. Бесспорно, с математической точки зрения, талантливым людям финансово выгоднее овладеть профессией или начать работать в большой технологической компании, где заработная плата выше и гарантия ее получения более высока.

Звучит не очень весело, не так ли? Для одного из самых гипер-разумных населений в мире, Кремниевая долина поддерживает миф об успехе стартапа, о скромном фаундере, способном завоевать мир. Определенно, существуют примеры такого успеха, но закон вероятности ясно показывает, что компания, которую вы запустите, почти наверняка в конечном итоге окажется на кладбище плохих идей. Тем не менее, мы ориентируемся исключительно на успех, а не провал, потому что успех — это модель, к которой мы стремимся.

Это и есть Большая Ложь Кремниевой долины.

Ложь неизбежна в нашей отрасли — кажется невероятным, что основатели способны увеличить количество пользователей от нескольких человек до миллиардов. И все же, это происходит. Без фальшивой маски самоуверенности не было бы продаж и мы давно застряли бы в технологиях 70-х годов. Завышенная самооценка — во многом необходимое качество, позволяющее стартапу идти вперед.

К сожалению, солгать подобным образом уже не так просто, как было раньше. Прошла пора, когда сотрудники действительно не разбирались в том, что собой представляет стартап или в том, какие вопросы задавать. В наши же дни представителей фирм засыпают вопросами о раундах венчурного финансирования и стабильности компаний, что заставляет фаундеров пытаться узаконить деятельность как можно быстрее посредством сбора средств.

Как в минувшие выходные написала моя коллега Конни Лоизос, теперь сотрудники, перед тем как присоединиться к компании, задают вопросы о ликвидационных бонусах и привилегированных акциях, давая основателям понять, что одной их уверенности больше недостаточно, чтобы решить проблему «курица и яйцо», связанную с ростом компании. Люди хотят прочитать чертовы условия соглашения!

Мы прокололи «пузырь» неведения, но это привело к целому ряду новых проблем. Когда люди узнают о чем-то больше информации, они становятся более разборчивыми. Тем не менее, ориентация на ликвидационные привилегии упускает главную суть стартапов — веру, которая способна превратить двух людей и ноутбук в глобальный источник силы и мощи.

Увядающая инфраструктура для массового успеха

Люди становятся умнее отчасти потому, что им приходится. Инфраструктура успеха для сотрудников в Кремниевой долине становится все более неполноценной. Ранее, если вы присоединялись к стартапу в первые годы после его запуска и его продавали более, чем за миллиард долларов, вы, возможно, не могли купить остров и отойти от дел, но, по крайней мере, могли бы купить прекрасный дом в Саус Бэй и еще бы осталось денег на запуск собственного эксперимента.

Сейчас же, стечение обстоятельств ставит под угрозу эту мечту. Стоимость акционерного капитала резко увеличивается на более ранних этапах стартапа, а значит, сотрудники получают доли с более высокой оценкой стоимости, чем раньше. Когда компания уже является единорогом в свои ранние годы, у нее попросту нет столько места для роста стоимости капитала и создания своего рода фабрики миллионеров, которой наслаждались первые сотрудники Google и Facebook.

Становится все хуже. Как отметила Эйлин Ли в своей заметке про единорогов в минувшие выходные, эффективность капитала стартапов заметно снизилась в прошлом году. Это не сулит ничего хорошего для сотрудников. Компании избегают выхода на биржевые площадки путем увеличения уровня частного капитала, за счет чего доли сотрудников «размываются». К тому же, добавляются ликвидационные привилегии, ограничивающие потенциал роста при сдержанном, а не демонстративном экзите.

Наконец, даже когда сотрудники используют «ранние» опционы и стоимость акций компании идет вверх, они часто наживают проблемы на «сделке Фауста», требующей их оплатить налоги на опционы, даже если они не могут реализовать их, чтобы получить необходимые деньги. Uber является одним из примеров, когда компания приняла жесткий подход по отношению к своим сотрудникам, продавая стартап подобным образом на ранней стадии.

Таковы нынешние изменения, которые замечают сотрудники стартапов на рынке. У них есть друзья, которые погорели на стартапах, а широкие профессиональные сети следят за тем, чтобы самые неприглядные ситуации в экосистеме быстро проходили. Наше совместное неведение о стартапах и их финансовых показателях дает о себе знать и мы боремся с ним холодной, жесткой логикой и дозой реализма, если не цинизма.

Восстановление веры через открытость

Мы больше не живем в мире, где люди не обладают базовыми знаниями, необходимыми, чтобы понять состояние стартапа. Есть много групповых встреч, семинаров, мероприятий и занятий, на которых рассказывается нынешняя ситуация, так что мы сумели превратить людей в гораздо более подкованных потребителей стартапов. Каждый учредитель и инвестор в настоящее время сталкивается с гораздо более информированным населением, которое готово завершить переговоры, если финансовые показатели его не устраивают.

Единственный путь вперед — это большая прозрачность. Учредители не могут прятать условия соглашения и ликвидационные привилегии от сотрудников, которые их запрашивают. Лучшие стартапы не будут бояться разглашать данную информацию потенциальным сотрудникам и сам ответ на вопрос станет показателем состояния их бизнеса. Информированные сотрудники имеют право знать, с чем связываются.

Тем не менее, нам по-прежнему нужно, чтобы Большая Ложь функционировала. Нам все еще стоит мечтать о возможности успеха для того, чтобы реализовать его. С большей прозрачностью приходит ответственность со стороны каждого участника экосистемы уметь осознать и с понимаем отнестись к тяжелому положению основателей, пытающихся построить свои компании.

С началом бизнеса почти всегда связана проблема курицы и яйца. Сам акт найма инженера может являться последним толчком, необходимым, чтобы добиться раунда сбора средств и обеспечить жизнь стартапу на ближайшие несколько месяцев. Мы можем совершенствовать стартапы, изучать таблицу капитализации и привилегии, запускать порядок выхода из проекта. Но в конечном счете, мы все должны верить в успех бизнеса для того, чтобы он стал реальностью. Успех строится, а не моделируется.

Мы привыкли автоматически по неведению верить в успех, но теперь мы должны сознательно довериться ему. Это значит, что мы должны принять чрезмерную уверенность основателя, даже если цифры не полностью сходятся. Теперь мы умеем выявлять ложь как никогда, но если хотим увидеть успех стартапа, стоит просто солгать самим себе.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля